Алиевский режим скрывает факт уничтожения автохтонной армянской культуры

Представленный ниже новый осуждающий доклад отслеживает недавнее разрушение Азербайджаном 89 средневековых церквей, 5840 узорчатых хачкаров и 22 000 надгробий. В переводе на русский впервые опубликован в блоге https://pandukht.livejournal.com/

В апреле 2011 года, во время визита в Азербайджан, что на юго-западной границе бывшего СССР, американский посол получил отказ в доступе к пограничной зоне на берегу реки, которая отделяет это южнокавказское государство от Ирана. Причина внезапной отмены посещения иностранным гостем этой территории была не в конфликте. Азербайджанская сторона настояла на том, что запланированное послом расследование на территории этого эксклава — Нахиджевана (официально — Нахичеванская Автономная Республика) — не может быть проведено, поскольку оно спровоцировано фейковыми новостями. Посол намеревался перепроверить данные об уничтожении тысяч средневековых армянских памятников и предметов искусства на Джульфинском кладбище в Нахиджеване. Это кладбище когда-то было известно как крупнейшее в мире собрание хачкаров — уникальных армянских камней-крестов. Однако, согласно азербайджанским властям, сообщения об уничтожении являлись фарсом: некрополь никто не разрушал, поскольку его… никогда не существовало. Несмотря на многочисленные свидетельства об обратном, Азербайджан заявляет, что Нахиджеван никогда не был армянской территорией.

Джуга Джульфа хачкары 16 века

Некоторые из хачкаров Джульфы до их уничтожения; большинство из них было установлено в XVI веке (© архив Аргама Айвазяна, 1970-1981)

Противоречивые интерпретации исторических «кто прав» и «кто виноват» давно усугубили неразрешенный армяно-азербайджанский конфликт. После распада Российской империи в период Первой мировой войны Армения и Азербайджан ненадолго появились на карте в качестве независимых государств. Из-за того, что имперские войны за стратегическое господство над Армянским нагорьем на протяжении столетий дополнили этническую карту региона, независимые Армения и Азербайджан столкнулись со взаимными территориальными претензиями. Вскоре после того, как большевики пришли к власти в регионе, они перевели два спорные региона — Нагорный Карабах и Нахиджеван — в статус автономий в составе Советского Азербайджана. В то время как в Нагорном Карабахе большинство населения продолжали составлять армяне, армянская община Нахиджевана, существовавшая там с незапамятных времен, в ХХ веке заметно сократилась. В 1988 году Нагорный Карабах захотел объединиться с Советской Арменией. По мнению жителей Карабаха, большинство населения которого составляли армяне, выйти из состава Азербайджана было необходимо для сохранения аутентичного христианского наследия региона и во избежание участи исчезнувших армян Нахиджевана. Так, в разгар перестройки и гласности, объявленных советским лидером Горбачевым, Нагорный Карабах стал зоной боевых действий.

С тех пор, как в 1994 году был установлен режим прекращения огня, между независимыми Арменией и Нагорным Карабахом с одной стороны, и Азербайджаном — с другой, не прекращаются взаимные обвинения в вандализме и ревизионизме. Президент Азербайджана заявляет, что «все мечети на оккупированных азербайджанских землях были уничтожены». При этом человек, посещающий поддерживаемый Арменией Нагорный Карабах (или по-армянски Арцах), видит прямо противоположное: там есть мечети, хоть и не функционирующие, в том числе та, что находится в опустошенной войной буферной зоне — в городе-призраке Агдам.

В то же самое время турист, оказавшийся в Нахиджеване, избежавшем боевых действий, не встретит ни памятников, принадлежащих армянскому культурному наследию, ни публичного признания глубоких армянских корней региона, включая глобальные средневековые торговые сети, созданные прогрессивными джульфинскими торговцами. Наследие этих торговцев, описанное в работе Себу Асланяна «От Индийского океана до Средиземноморья», включает в себя легендарные сокровища с судна «Adventure Prize», захваченные в 1698 году знаменитым пиратом, капитаном Киддом. Кроме того, согласно работе Ины МакКейб «Ориентализм в ранней современной Франции», многие из первых европейских кофеен были основаны в XVII веке теми же джульфинскими торговцами, что способствовало развитию культуры, которая, как пишет Адам Гопник в последнем номере журнала The New Yorker за 2018 год, «помогла заложить основы либерального Просвещения». За исключением сохранившихся заимствований из армянского фольклора, связывающего регион с библейским Ноем, чей ковчег, по легенде, пристал к близлежащей горе Арарат, армянское прошлое Нахиджевана практически стерто.

Агулис начало 1900-х годов

Панорамная фотография Агулиса, начало 1900-х годов

 

Воспоминания в фотографиях

 

В отличие от уничтожения памятников культуры Исламским государством в целях самопиара, тайная кампания Азербайджана по перекраиванию исторического облика Нахиджевана в период между 1997 и 2006 гг. практически неизвестна за пределами региона. Между тем, армянский исследователь Аргам Айвазян предсказывал это систематическое уничтожение еще десятилетия назад.

Аргам Айвазян возле хачкара XIV века в Норсе

Аргам Айвазян возле хачкара XIV века в Норсе, недалеко от места своего рождения

Айвазян опасался, что армянскому материальному наследию Нахиджевана суждено исчезнуть, как это произошло с коренным армянским населением. Армянское население региона сократилось после заключения в 1921 году Московского и Карсского договоров, по которым турецкая сторона закрепила спорную территорию в качестве эксклава под управлением Советского Азербайджана. Айвазяну едва исполнилось 17 лет, когда он начал фотографировать культурное наследие своего родного Нахиджевана. В период с 1964 по 1987 гг. он собрал достаточно материала, чтобы в итоге опубликовать 200 статей и более 40 книг. Средства на свои тайные и достаточно опасные фотопоездки он находил сам при поддержке своего самого верного друга — собственной супруги. «Моя жена и, одновременно, учитель, была и моей главной опорой, — вспоминает Айвазян. — Она никогда не жаловалась на мое длительное отсутствие, финансовые трудности, или на то, что в основном ей приходилось заниматься воспитанием наших детей». К моменту падения Берлинской стены Айвазян в числе армянских памятников задокументировал на пленку 89 армянских церквей, 5840 орнаментальных хачкаров и 22 000 горизонтальных надгробий. Его интерес к артефактам Нахиджевана не ограничивался христианскими памятниками: Айвазян также исследовал семь исламских мавзолеев и 27 мечетей региона.

Айвазян с самого начала своей работы усвоил необходимость соблюдать осторожность при исследованиях на спорных территориях. В 1965 году, после того как его забрали в отделение милиции за фотосъемку церкви неподалеку от места его рождения, Айвазян получил предупреждение от посетившего его начальника КГБ, который угостил юного нарушителя чаем. В недавнем интервью с авторами данной работы Айвазян вспоминал, как товарищ Гейдар Алиев сказал ему на русском: “Никогда больше не делай этого, здесь ничего армянского-шмармянского нет». Спустя четыре года товарищ Алиев станет руководителем Советского Азербайджана, а затем, в 1993 году — президентом независимого Азербайджана. «Кто знал, что человек, который запретил мне снимать церкви, спустя 30 лет начнет процесс их уничтожения», — рассказывает Айвазян. Со временем Айвазян стал более осторожным. К примеру, в сентябре 1972 года, когда дело дошло до исследования внутреннего убранства одного из выдающихся соборов Нахиджевана, расположенного в городе Агулис, он попросил пожилую местную жительницу по имени Марус сопровождать его на случай появления недоброжелателей. Как последний армянский житель близлежащего села, она знала, как найти общий язык с азербайджанской общиной Агулиса. Там Марус уговорила местных жителей открыть заколоченный собор Св. Товмаса (Фомы), который, согласно поверьям, был основан самим апостолом Варфоломеем. Марус убедила их в том, что Айвазян страдал заболеванием, и полегчать ему, как он считал, может, только если он на время уединится в соборе.

Церковь Сурб Карапет в Абракунисе

Церковь Сурб Карапет в Абракунисе — крупном центре средневекового армянского богословия

Место на котором ранее стоял храм Сурб Карапет Абракунис август 2005

Место, на котором ранее стоял храм Сурб Карапет. Абракунис, август 2005

Мечеть открытая в 2013 году на месте средневекового храма Сурб Карапет в Абракунисе

Мечеть, открытая в 2013 году на месте средневекового храма Сурб Карапет в Абракунисе

 

Посткоммунистический манифест

 

В августе 2005 года власти региона задержали еще одного приезжего ученого. Шотландский исследователь Стивен Сим отправился в постсоветский Нахиджеван для того, чтобы дать оценку состоянию армянских церквей, ранее сфотографированных Айвазяном. Вместо средневековых церквей Сим нашел там пустые участки, лишенные растительности. У полицейских, допрашивавших его, был скорый ответ, что Симу там нечего изучать. «Армяне приезжали сюда, фотографировали… затем вернулись в свою страну и вставили в эти снимки фотографии церквей в Армении… Здесь никогда не жили армяне. Так как здесь могли оказаться армянские церкви?!» — было сказано ему. После допроса ему дали время до полуночи, чтобы покинуть Нахиджеван с фотографиями пустых участков. Но по меньшей мере несколько опрокинутых джульфинских надгробных камней, которые он увидел через окно, пока ехал в поезде, все еще находились там. Благодаря своему заметному местоположению на межгосударственной границе Джульфа (название пишется по-разному и происходит от армянского названия Джуга) выжила.

Церковь Сурб Акоп XII в. — самый большой храм Шорота

Церковь Сурб Акоп XII в. — самый большой храм Шорота

Никаких следов церкви Сурб Акоп и трех соседних храмов Шорота август 2005

Никаких следов церкви Сурб Акоп и трех соседних храмов Шорота, август 2005

Спустя четыре месяца, в декабре 2005 года, иранский пограничный патруль предупредил прелата Североиранской епархии ААЦ о том, что большое джульфинское кладбище, видимое через границу с Азербайджаном, подверглось военной атаке. Епископ Ншан Топузян и его водитель спешно засняли на видео, как более ста азербайджанских солдат, вооруженных кувалдами, самосвалами и кранами, уничтожают оставшиеся на территории кладбища две тысячи хачкаров; еще более тысячи исчезло в 1998 и 2002 годах.

Армянский прелат Северного Ирана

Армянский прелат Северного Ирана молится со слезами на глазах, в то время как азербайджанские военные за рекой Аракс уничтожают оставшиеся средневековые хачкары Джульфинского кладбища, декабрь 2005

Беспомощный епископ провел печальную поминальную службу по потревоженным усопшим, в то время как по ту сторону границы продолжались душераздирающие сцены, сопровождаемые скрежетом разрушения. Фотографии 2006 года, сделанные со стороны иранской границы, свидетельствуют о том, что там, где раньше располагалось кладбище, вооруженными силами Азербайджана, по-видимому, был возведен военный полигон, что объяснялось наличием свежевспаханной земли. По всей вероятности, три фактора — заметное местоположение на межгосударственной границе, репутация крупнейшего собрания хачкаров в мире и ранее озвученная армянской стороной озабоченность по поводу его сохранения — и предопределили разрушение Джульфы — последнего значимого объекта армянского наследия Нахиджевана. Его снос в 2005–2006 гг. стал большой финальной точкой в уничтожении Азербайджаном армянской истории Нахиджевана.

Поскольку Азербайджан запретил международным исследователям посещать Нахиджеван, Американская ассоциация содействия развитию науки (AAAS) задействовала технологии дистанционного зондирования в рамках своего новаторского расследования на тему разрушения культурного наследия. Их геопространственное исследование 2010 года показало, что «спутниковые данные совпадают с отчетами наблюдателей на земле, которые заявляли об уничтожении армянских артефактов на Джульфинском кладбище». В ноябре 2013 года один из авторов данной статьи под видом паломника, направлявшегося в церковь, которая до настоящего времени сохранилась на иранской стороне границы, наблюдал пустынные луга на азербайджанской стороне реки. Великолепно украшенных хачкаров крупнейшего в мире армянского средневекового кладбища больше не было. За исключением специфических плоских участков, выделявшихся на неровной местности, территория выглядела так, как будто ни один человек никогда ее не касался — именно так, как планировали азербайджанские руководители.

 

Опровержение из Баку

 

«Абсолютно фальшивая и клеветническая информация… [сфабрикованная] армянским лобби». Такие слова использовал президент Азербайджана Ильхам Алиев — преемник и сын главы КГБ Гейдара Алиева, ставшего президентом Азербайджана, комментируя в своей речи в апреле 2006 года сообщения об уничтожении Джульфы. Неприятие критики как «армянской пропаганды» — распространенное в Азербайджане явление с того момента, как в начале 1990-х на Южном Кавказе вспыхнула война. К 1994 году, когда между Арменией и Азербайджаном было подписано хрупкое соглашение о прекращении огня, война в Нагорном Карабахе оставила глубокий след на всем регионе. Она стала причиной гибели десятков тысяч людей с обеих сторон и еще большего числа беженцев, большинство из которых составляют азербайджанцы с прилегающих к нему территорий, которые анклавный Нагорный Карабах рассматривает в качестве гарантии своего существования. «После своего поражения от армян и всех перенесенных страданий, — пишет автор книги «Черный сад» Томас де Ваал по поводу азербайджанской послевоенной риторики, частью которой является отрицание Геноцида армян в годы Первой мировой войны, — [Баку] хотел заявить о праве азербайджанцев тоже считать себя жертвами». В ход идет азербайджанская риторика об армянской агрессии, этнических чистках, убийствах в Ходжалу, захвате земель и антиазербайджанской пропаганде, которую распространяет влиятельная армянская диаспора.

Однако исторический ревизионизм, бросающий вызов древности армян, существовал в Азербайджане еще за десятилетия до начала кровавой войны 1990-ых. Как пишет Виктор Шнирельман в своей русскоязычной книге «Войны памяти», в середине 1950-ых годов азербайджанские историки инициировали антиармянскую повестку дня. Такой поворот, вероятно, произошел в ответ на бунтарское культурное пробуждение в Армении, которая, как считает армяно-американский ученый Пьетро Шакарян, была в числе первых советских республик, пришедших к оттепели и десталинизации. Как пишет Шнирельман, каждый новый довод в контексте антиармянского ревизионизма «лишь распалял воображение азербайджанских авторов». Например, в 1975 г. при строительных работах в Советском Азербайджане была снесена древняя церковь Святой Троицы, где в 705 г. арабами были заживо сожжены армянские князья. В ходе сноса азербайджанский историк Зия Буниятов попытался «сгладить» факт уничтожения. Снос церкви он охарактеризовал как «незначительный» факт, поскольку «настоящая» церковь Святой Троицы, как резко заявил Буниятов, находилась за пределами Азербайджана. Десятилетие спустя, при развале Советского Союза, азербайджанские историки стали утверждать, что церкви и хачкары Нахиджевана были созданы не средневековыми армянами, а давно исчезнувшими «кавказскими албанцами», которых многие азербайджанцы считают своими предками, хотя географический ареал проживания этого вымершего народа никогда не включал в себя Нахиджеван. Но после того как в 2005-2006 гг. были стерты последние следы Христианства в регионе, азербайджанские власти отказались от дискуссий о «кавказских албанцах» и начали продвигать Нахиджеван в качестве краеугольного камня «древней и средневековой тюрко-исламской культуры», без упоминаний о его глубоком христианском прошлом.

таблица

Несмотря на яростное отрицание, самое яркое свидетельство уничтожения армянского наследия Нахиджевана исходит от самого правительства Азербайджана. 6 декабря 2005 года, за несколько дней до катастрофического разрушения Джульфы местный нахиджеванский автократ Васиф Талыбов (родственник президента Алиева) издал указ за номером 5-03/С, в котором потребовал провести подробную инвентаризацию памятников Нахиджевана. Три года спустя итоги исследования нашли место в двуязычной (на английском и азербайджанском) «Энциклопедии памятников Нахиджевана», одним из редакторов которой выступил сам Талыбов. В 522-страничную «Энциклопедию» не вошли 89 средневековых церквей, 5840 узорчатых хачкаров и 22 000 надгробий, тщательно задокументированных Айвазяном. Осталось не так много ссылок на ныне не существующие армянские общины края — как апостольские, так и католические. Тем не менее, в предисловии к этому официальному азербайджанскому изданию армяне недвусмысленно указываются в качестве причины появления указа 5-03/С: «После решения от 6 декабря 2005 года… на каждый памятник был выдан паспорт… Армяне, демонстрирующие враждебность по отношению к нам, выказывают несправедливые [sic!] претензии не только на землю Нахиджевана, но и на наши исторические памятники, предоставляя международному сообществу предвзятую [sic!] информацию. Проведенные исследования еще раз доказывают, что земля Нахиджевана принадлежала азербайджанским тюркам [sic!]…».

Слева направо Васиф Талибов Гейдар Алиев и Ильхам Алиев в Нахиджеване 1999 год

Слева направо: Васиф Талибов, Гейдар Алиев и Ильхам Алиев в Нахиджеване, 1999 год

Правительство Азербайджана также не стесняется выдавать давно утерянные армянские памятники за «древние азербайджанские». В 2009 году власти Нахиджевана представили публике новый исламский мавзолей в качестве «отреставрированного надгробного памятника пророку Ною VIII века» в месте, которое когда-то было армянским кладбищем. На самом деле оригинальная мифологическая гробница, которая, скорее всего, была взорвана во времена сталинских зачисток, направленных против «религиозных суеверий», в 1896 году описана Дж. Теодором Бентом в The Contemporary Review [британский журнал — пер.] как широко известная армянская христианская святыня, хотя другие наблюдатели и указывали, что мусульмане также считали этот памятник святым местом. Точно так же строительный проект, завершенный в 2016 году на месте руин замка Ернджак [часть одноименной крепости, основанной сюникскими феодалами и принадлежавшей армянскому роду Сюни — пер.] на вершине холма был представлен публике как «восстановленная крепость Алинджа — азербайджанский Мачу-Пикчу», без какого-либо упоминания о ее глубоком армянском прошлом, включающим пытки, обезглавливание и распятие в 914 году царя Армении Смбата Мученика по приказу эмира Юсуфа из династии Саджидов Аббасидского халифата во время осады замка, описанной католикосом Ованнесом V-ым.

Собор Сурб Товма в Агулисе, по преданию основанный апостолом Варфоломеем

Собор Сурб Товма в Агулисе по преданию основанный апостолом Варфоломеем

Мечеть открытая в 2014 году на месте снесенного храма Сурб Товма в Агулисе

Мечеть, открытая в 2014 году на месте снесенного храма Сурб Товма в Агулисе

Сегодня единственным «выжившим» христианским объектом Нахиджевана является названная азербайджанскими властями «храмом Ордубад» бывшая русская православная церковь Св. Александра Невского, которая, по словам Аргама Айвазяна, была построена в 1862 году видной армянской семьей Арасханянов из Агулиса. В 2016 году, после «реставрации», значительно изменившей ее оригинальную конструкцию, азербайджанские власти заново открыли бывшую русскую церковь в качестве храма-музея, частично используя ее интерьер для демонстрации фотографий близлежащих исламских памятников, после чего государственные СМИ Азербайджана бросились восхвалять эту переделку как свидетельство «мультикультурализма и толерантности». Армянские зодчие церкви Св. А. Невского не признаются азербайджанскими властями, поскольку, согласно их интерпретации истории, армян в Нахиджеване не было.

 

Дорогая совесть

 

Санкционированное азербайджанским правительством разорение Нахиджевана затронуло не только армян. Упоминание об армянских корнях Нахиджевана представляет опасность и для азербайджанцев, какими бы известными они ни были. В 2013 году президент Алиев ополчился на плодовитого Народного писателя Азербайджана Акрама Айлисли за публикацию романа о страданиях и древности армян. Действие романа разворачивается в годы заката СССР, а главным героем «Каменных снов» выступает азербайджанский интеллектуал из Агулиса (в настоящее время известного как Айлис) — старинного армянского города в Нахиджеване, превращенного стараниями деятельных армянских купцов в «маленький Париж» задолго до того, как в 1919 году османские турки при поддержке азербайджанских оппортунистов вырезали всю его армянскую общину. Главный герой романа постоянно борется с воспоминаниями об этом месте (в том числе о восьми (из двенадцати) средневековых церквях города, сохранившихся до 1990-ых годов), даже после того, как впадает в кому, защищая жертв армянских погромов в столице Азербайджана Баку. Разгневанный тем, что в «Каменных снах», по его словам, является «преднамеренным искажением истории», президент Алиев лишил Айлисли пенсии и звания Народного писателя. Работы Айлисли были изъяты из школьной программы, его книги публично сжигались, а членов его семьи уволили с работы. Позднее группа международных интеллектуалов выдвинула Айлисли на Нобелевскую премию мира.

Айлисли, который с момента выхода «Каменных снов» фактически находился под домашним арестом, на протяжении многих лет протестовал против уничтожения Азербайджаном армянского прошлого Нахиджевана. Говорили о том, что став в конце 2005 года свидетелем разрушения церквей Агулиса, он сложил мандат депутата азербайджанского парламента в знак протеста против уничтожения Джульфы. Считалось, что Айлисли решил написать «Каменные сны» после того, как увидел видеокадры разрушения Джульфы. Но недавно вышедшая новая книга показывает, что впервые Айлисли выступил с протестом против разрушений в Нахиджеване почти за десять лет до этих событий. В недавнем эссе, опубликованном как часть книги «Прощай, Айлис: нетрадиционный роман в трех повествованиях» (английский перевод Кэтрин И. Янг, 2018), Айлисли пишет: «Я всегда открыто высказывался [Васифу Талибову], что считаю, что массовое уничтожение армянских памятников в Нахиджеване было большим позором для нашего народа». В новом эссе Айлисли также упоминается телеграмма, которую он направил президенту Азербайджана в 1997 году, «когда этот чудовищный вандализм только начался». Фактически Айлисли опубликовал текст телеграммы в 2011 году в частном издании русскоязычной книги, выпущенной тиражом всего 50 экземпляров.

В телеграмме говорится:

Президенту Азербайджанской Республики — господину Гейдару Алиеву

Уважаемый господин Президент,

Недавно мне стало известно, что в моем родном селе Айлис ведутся масштабные работы по уничтожению армянских церквей и кладбищ. Данный акт вандализма осуществляется с привлечением вооруженных сил и с применением противотанковых мин. Я хотел бы обратить Ваше внимание, что глубоко обеспокоен тем, что этот бессмысленный акт будет воспринят мировым сообществом как манифестация неуважения к религии и моральным ценностям. И я выражаю надежду, что с Вашей стороны будут приняты срочные меры по прекращению этого злостного вандализма.

С уважением, Акрам Айлисли 10 июня 1997 года

После преследования знаменитого автора Ильхамом Алиевым в свете публичного издания «Каменных снов» независимый российский журналист Шура Буртин в 2013 году в Баку взял у Акрама Айлисли интервью. Впечатленный ностальгией Айлисли по его родным местам, российский журналист отправился в Нахиджеван, чтобы увидеть этот край своими глазами. Рассказывая о своей поездке в Агулис в 2013 году, Буртин сказал Hyperallergic, что не увидел «ни следа славного прошлого края». Буртин говорил без обиняков, описывая то, что он увидел (или точнее то, чего не увидел): «Даже ИГИЛ не мог совершить такого масштабного преступления против человечества».

 

Разные диагнозы

 

Сторонние наблюдатели обычно интерпретируют уничтожение алиевским режимом армянского христианского наследия Нахиджевана лишь в качестве мстительного наследия кровавой войны в Нагорном Карабахе, но у армянских ученых и азербайджанских диссидентов есть на этот счет несколько других дополнительных теорий.

Армянский исследователь Самвел Карапетян, чья усердная деятельность по сбору сведений об армянских средневековых памятниках в отдаленных районах Нагорного Карабаха была названа «конструктивным ультранационализмом», рассматривает уничтожение Азербайджаном армянских памятников как попытку нейтрализовать армянские «исторические права» или политическую легитимность в регионе, уходящую в глубокую древность. Другие армянские ученые воспринимают антиармянские разрушения Азербайджаном как часть более широкой программы реализации планов пантюркизма: создание этнически однородного тюркского образования, состоящего из Турции, Азербайджана и их этноязыковых собратьев по всей Евразии. По словам покойного армянского историка Эдварда Даниеляна, «чудовищные преступления [Азербайджана против средневековых армянских памятников] являются не столкновением цивилизаций или культур, а продолжением Геноцида [1915–1923 гг.], вызванного пантюркистской антиармянской политикой».

Проведение параллелей между «зачисткой» в Нахиджеване и уничтожением материального наследия во время Геноцида армян в Турции не лишено оснований. Согласно данным Армянского Константинопольского Патриархата, число действующих армянских церквей и монастырей до Первой мировой войны составляло 2538 и 451 соответственно; с тех пор практически все они были уничтожены либо перепрофилированы. Как поясняют французские журналисты Лор Маршан и Гийом Перье в работе «Турция и армянский призрак», «поскольку религиозное наследие армян было самым сильным выражением их исконных корней, оно и стало главной мишенью их угнетателей». В абсолютных цифрах уничтожение Турцией армянского культурного наследия затмевает недавний вандализм Азербайджана в Нахиджеване. Тем не менее, сегодня в западных регионах исторической Армении в восточной Турции можно найти еще множество армянских руин и несколько отреставрированных церквей. В отличие от этого, Азербайджан в Нахиджеване не оставил камня на камне [от армянских памятников — пер.].

В отличие от армянских ученых, азербайджанские диссиденты зачастую рассматривают уничтожение армянского наследия Нахиджевана как часть внутреннего подавления любых форм противления правящей элите Азербайджана. Судя по всему, эти репрессии усилились после того, как в мае 2005 года был открыт прибыльный нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан. Васиф Талыбов издал указ 5-03/С о порядке уничтожения последних остатков армянского Нахиджевана всего через несколько месяцев после запуска нефтепровода в Европу. Но окружение Талыбова атаковало не только хачкары. Они также закрыли большую часть многочисленных частных чайхан, которые традиционно являлись центрами общественной жизни Азербайджана, где дискуссии на политические темы были таким же обычным делом, как и наслаждение горячим чаем. Одновременно с этим Талыбов открывает мечети и статуи в честь основателя правящей династии — Гейдара Алиева. По словам проживающего в Нидерландах независимого азербайджанского историка и правозащитника Арифа Юнуса, который ранее в Азербайджане находился в заключении по обвинению в государственной измене (Amnesty International считает эти обвинения сфабрикованными), антиармянская позиция президента Азербайджана — это дутый ура-патриотизм, направленный на укрепление его режима. «После того, как в 2003 году Ильхам Алиев заменил своего отца на посту президента, он повысил градус армянофобии до уровня антисемитизма в фашистской Германии», — говорит Юнус. По мнению Юнуса, окончательная зачистка Нахиджевана от средневековых армянских памятников была задумана Ильхамом Алиевым с целью укрепить свою репутацию националиста, в то время как Васиф Талыбов с радостью взялся за практическое выполнение этой миссии, дабы удержаться в своем кресле.

В то время как некоторые азербайджанцы восприняли вандализм своего правительства в качестве праведной мести или мер национальной безопасности против потенциальных армянских территориальных претензий, другие азербайджанцы, как и автор-гуманист Акрам Айлисли, оплакивали разрушение. По словам одного азербайджанского историка, пожелавшего высказаться анонимно, многие из почти полумиллионного населения современного Нахиджевана (практически все они — мусульмане) подавлены недавним исчезновением христианского наследия этого края. Речь об учителях, которые водили своих учеников на экскурсии по этим местам. Однако «они предпочитают безмолвный гнев тюремному заключению». Айлисли в своем документальном эссе 2018 года «Прощай, Айлис» даже утверждает, что мечеть, построенная пять лет назад на месте одной из разрушенных церквей, бойкотировалась местными жителями, поскольку «все в Айлисе знают, что молитвы, возносимые в мечети, построенной на месте церкви, не доходят до ушей Аллаха».

 

Приверженцы мультикультурализма, а не вандалы

 

Президент Алиев подвергается жесткой критике со стороны азербайджанской интеллигенции и международного правозащитного сообщества, но у него также есть горячие сторонники за рубежом. Фактически противоречивая дипломатия режима Алиева пиарит Азербайджан в качестве «государства толерантности». В 2012 году Европейская инициатива стабильности охарактеризовала огромные расходы Азербайджана на лоббистскую деятельность и попытки таким образом привлечь союзников из других стран как «икорную дипломатию». Эта подпитываемая нефтедолларами кампания сопровождалась различными пожертвованиями, в том числе грантами (суммы которых не были обнародованы), направленными Ватикану на сохранение его культурного наследия. Умение Баку «завязывать» дружеские отношения принесла немало заметных результатов. К примеру, в 2015 году в журнале Time вышел материал, в котором Азербайджан описывался как «оазис толерантности»; законодательные собрания нескольких американских штатов выражали благодарность Азербайджану за «образцовую межконфессиональную гармонию», а вице-президенту Азербайджана — жене президента Алиева, вручали медали лидеры Франции, Русской Православной Церкви и даже ЮНЕСКО — международной организации, занимающейся защитой всемирного культурного наследия. Комитет всемирного наследия ЮНЕСКО планирует в июне 2019 года провести в Баку сессию, в ходе которой президент Алиев обязательно представит в качестве примера «толерантности» перестроенную армянскую церковь XIX века (возраст которой как бы «доказывает», что армянская история в Азербайджане насчитывает не более двух столетий).

Дифирамбы в адрес Азербайджана со стороны ЮНЕСКО вызывают особое недоумение. В 2013 году, после того, как Вашингтон прекратил финансирование ЮНЕСКО, Азербайджан выделил оставшейся без денег организации $ 5 млн. Восхищение мультикультурализмом и терпимостью Азербайджана не заставило себя ждать. Но даже до азербайджанских денежных пожертвований руководители ЮНЕСКО откровенно игнорировали факт разрушений в Нахиджеване, несмотря на документы, представленные Парламентской группой Швейцария-Армения и Фондом изучения армянской архитектуры. Более того, после ухода с должности гендиректора ЮНЕСКО в 2009 году Коитиро Мацуура стал членом попечительского совета управляемого азербайджанским государством «Бакинского международного центра мультикультурализма», а его преемница Ирина Бокова зачастила в Баку на Всемирный форум межкультурного диалога, организуемый президентом Алиевым. Утверждения о нечистоплотных играх не имеют под собой веских доказательств, пожалуй, за исключением отчета The Guardian «Великобритания в центре секретной схемы по отмыванию азербайджанских денег в размере $ 3 млрд. и лоббированию» от 4 сентября 2017 года. В этой статье-расследовании за авторством Люка Хардинга, Келэйн Барр и Дины Нагапетянц, упоминаются подозрительные выплаты в адрес мужа Боковой. Этично это или нет, но связь между ЮНЕСКО и Азербайджаном несомненно способствовала молчанию международного сообщества по поводу уничтожения армянского прошлого Нахиджевана. Но оскорбительные симпатии к Баку со стороны ЮНЕСКО, по убеждению одного из критиков Алиева Арифа Юнуса, также способствует покорности режиму внутри страны: «Ничто так не демонстрирует азербайджанским диссидентам силу алиевской диктатуры, как геноцид культуры, совершенный в Нахиджеване, и последовавшая за тем похвала за толерантность со стороны международного сообщества».

 

Поиски справедливости

 

Будучи не в силах привлечь Азербайджан к ответственности за уничтожение армянского культурного наследия Нахиджевана, армяне и их сторонники пересмотрели формы достижения справедливости. В 2010 году Армения убедила межправительственный комитет ЮНЕСКО объявить «символику и мастерство хачкаров» частью нематериального культурного наследия объединенных наций, символически отдав, тем самым, посмертную дань Джульфе.

Один из нескольких уцелевших джульфинских хачкаров вывезенных из Нахиджевана во время или до советской эпохи

Один из нескольких уцелевших джульфинских хачкаров, вывезенных из Нахиджевана во время или до советской эпохи

Несколько копий джульфинских хачкаров было установлено по всему миру, в том числе в штаб-квартире Совета Европы в Страсбурге (Франция), в Капитолии штата Колорадо в Денвере (США). Цифровой проект воссоздания прежнего вида джульфинского кладбища, созданный Джудит Криспин из Австралийского католического университета, направлен на виртуальное воссоздание Джульфы с помощью технологий 3D-визуализации. Проект был создан, чтобы «продемонстрировать тем, кто разрушает мировое культурное наследие, что их усилия тщетны», — заявляет специалист по цифровым гуманитарным наукам Гарольд Шорт. И все-таки дистанционное восстановление утраченных армянских памятников Нахиджевана, как и иные меры привлечения к ответственности, не получило единодушного одобрения. «Последняя надежда на восстановление на месте [в Нахиджеване — пер.] — это примирение», — поясняет директор центра культурного наследия Университета Пенсильвании Брайан Дэниелс. Дэниелс, озвучивший в Конгрессе США проблемы, связанные с уничтожением культурного наследия, отмечает, что для восстановления специалистам требуется наличие хоть каких-то сохранившихся остатков, пусть и небольших. Но выполнение даже этого требования будет «чрезвычайно трудной задачей в Азербайджане».

Сегодня ученому Аргаму Айвазяну, как и любому другому этническому армянину, правительством Азербайджана запрещено посещать его родной Нахиджеван. Оплакивая потерю памятников, которые он с любовью документировал на протяжении десятилетий, он осуждает молчание мирового сообщества. «Уничтожение богатым нефтью Азербайджаном армянского прошлого Нахиджевана делает его хуже, чем ИГИЛ, однако ЮНЕСКО и большинство жителей Запада просто отводят глаза». По утверждениям Айвазяна, Пальмира и другие объекты, разрушенные Исламским государством, могут быть восстановлены, но «единственное, что осталось от армянских церквей Нахиджевана и хачкаров, переживших землетрясения, халифов, Тамерлана и Сталина, — это мои фотографии».

Симон Магакян, Сара Пикман

Перевод с английского — Наира Геворкян

Оригинал публикации — https://hyperallergic.com/482353/a-regime-conceals-its-erasure-of-indigenous-armenian-culture/?fbclid=IwAR3hdUFcM4pwi8duK6qLjdOMno--ANXHaSLiAMGNDUJ7dIV20vRFSd-wlXs

Фотоотчет

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.