“Мы хотим добиться того, чтобы в “будапештах” перестали рубить головы”

Как известно, на прошлой неделе впервые за многие годы состоялся обмен визитами групп армянских и азербайджанских журналистов в Ереван, Степанакерт и Баку. В составе побывавшей в Азербайджане армянской группы был постоянный автор нашей газеты, обозреватель телеканала “Шант” Артем Ерканян, которого мы попросили поделиться впечатлениями о поездке и видением перспектив новой инициативы.

— Насколько я знаю, это не первая ваша поездка в Азербайджан. Чем она отличалась от предыдущих?
— После войны в Азербайджане я бывал дважды – в 1995-м и в 2001-м. Но формат этого визита был иным. Впервые я участвовал в инициативе, которая реализовывалась на основании решения глав государств. Как известно, взаимные визиты армянских и азербайджанских журналистов прекратились после того, как в Будапеште Рамиль Сафаров зарубил топором Гургена Маркаряна. С тех пор посредники не раз предлагали сторонам возобновить диалог на уровне представителей СМИ. Но согласия удалось достичь лишь в начале этого года, чему способствовали и американские дипломаты, и министр иностранных дел России Сергей Лавров. Визит готовился полгода. И важно отметить, что арцахскую часть визита азербайджанских коллег готовило внешнеполитическое ведомство Арцаха. В Баку осознавали, что проходившие при содействии Анджея Каспршика опосредованные переговоры вокруг технических деталей они ведут именно с арцахскими дипломатами. Вопросы безопасности гостей тоже решали соответствующие органы Республики Арцах, а не Армении. Что же касается нашего визита в Баку, то принимающая сторона после недолгих колебаний все же согласилась на то, чтобы в составе армянской делегации был представитель Государственного телевидения Республики Арцах. Наш степанакертский коллега Эдгар Элбакян представлялся в Баку именно в этом качестве. Упомянутые детали отличали эту мою поездку в Азербайджан от предыдущих. Отличительной чертой было еще и то, что если в 2001-м году семерых армянских журналистов сопровождало двое азербайджанских телохранителей, то на этот раз безопасность троих гостей в публичных местах обеспечивали до сорока вооруженных сотрудников спецслужб. Видимо, это о чем-то говорит. В дни визита в Баку дважды проводились акции протеста против приезда армян. Принимающая сторона, видимо, была готова к самым разным сюрпризам.

— Какую задачу ставили инициаторы и участники инициативы?
— В прессе звучали разные толкования целей нашей инициативы. Нам даже приписывали стремление подготовить общественное мнение к необходимости уступок и подписанию мирного соглашения. Это, конечно, полный бред. Переговоры – дело дипломатов. Журналисты же могут лишь способствовать снижению уровня недоверия. Мы говорили с коллегами о выработке общих принципов, которые исключили бы или ограничили бы пропаганду ненависти в СМИ. Результатом этого может стать то, что снайперы на линии соприкосновения станут реже стрелять. Кстати, уже стреляют реже. В уходящем году на границе погибло раза в три меньше людей, чем погибало до войны 2016-го года. Ясно, что меньше стали стрелять именно потому, что есть соответствующее политическое решение. Если уж правители проявляют определенную волю к тому, чтобы снизить напряжение на границе, то журналисты, думаю, должны в свою очередь этому поспособствовать.

— С кем вы встречались, где бывали?
— В Баку у нас были встречи с журналистами, с активистами неправительственного сектора, с представителями экспертного сообщества. Мы старались помочь им лучше понять подходы, доминирующие в Ереване и Степанакерте, а они разъясняли собственное восприятие проблем. Соглашались друг с другом далеко не во всем. Но споры были в целом конструктивными. Было немало и ознакомительных поездок. Кроме Баку, побывали в Гандзаке и Губе. Принимающая сторона постаралась сделать так, чтобы программа визита позволила нам убедиться в том, что экономика Азербайджана развивается активнее, чем мы думаем. Но делалось это порой так, что впечатление могло оказаться обратным. Многочисленные дворцы, мемориалы, музеи, культурные центры и мечети, посвященные покойному правителю Гейдару Алиеву, конечно, выглядели внушительно. Но в приличных обществах не принято гордиться культом личности покойного правителя. Я ненароком задумывался о том, что это даже хорошо, что миллиарды долларов, которые можно было потратить на приобретение зенитно-ракетных комплексов, тратятся на возведение роскошных дворцов и мемориалов в память о почтенном предводителе. Но буду объективен: Баку – город красивый. Здания монументальные, дороги хорошие. Что же касается экономического процветания, то судить о нем я предпочел не по роскоши бакинских небоскребов, а по древности автомобилей, на которых разъезжают обычные люди в провинции. Старых советских “жигулей” и “москвичей” в Гяндже и Губе не меньше, чем в Гюмри и Иджеване. А сотрудницы ковровой фабрики, которую мы посетили, как оказалось, получают в месяц 150-200 долларов. Не так уж и много для страны, имеющей легкие нефтяные деньги.

— Вы заметили у собеседников готовность содействовать отказу от пропаганды ненависти и желание способствовать снижению напряженности? 
— Было заметно, что для встреч отбирались адекватные люди, с которыми можно вести диалог. Но даже они честно признавались, что в первую очередь являются бойцами информационной войны, а уж потом только профессионалами. В то же время они отмечали, что если политическое руководство укажет, что с завтрашнего дня нужно готовить народ к миру, они сменят тон и станут пропагандировать мир. Я почти дословно цитирую азербайджанскую коллегу, которую никто из присутствовавших соотечественников не опроверг. Остается надеяться, что у политического руководства такая воля когда-то проявится. К сожалению, у нас пока разное понимание того, что следует называть миром. Если в нашем понимании “мир” – это “отсутствие войны”, то некоторые наши собеседники “миром” считали ситуацию, при которой у них не будет желания воевать. В одном вопросе мы были близки к согласию – уровень накала страстей нужно понижать, напряженность на линии соприкосновения следует сбавить, рубить головы спящим однокурсникам не следует.

— Чем объясняется та особая секретность, в условиях которой проходил ваш визит?
— Не думаю, что стоит видеть в этом какой-то умысел. Это было связано только с соображениями безопасности. Лично меня секретность вполне устраивала. Перед поездкой мы подписали документ, подтверждающий, что осознаем, куда едем, и понимаем, что ОБСЕ не несет никакой ответственности за нашу безопасность. Имея это в виду, нам было бы менее комфортно, если бы в Баку всем было известно, что по улицам их города расхаживают армянские журналисты. Причем журналисты, публикующие в своих изданиях материалы, порой вызывающие у них раздражение. Что же касается неформальной встречи с двумя официальными представителями МИД, то договоренность о неразглашении ее содержания была достигнута заранее. Но ничего тайного там не было. Никаких особо важных мессиджей с нашей помощью дипломаты передавать не собирались, и ничего нового от нас не узнали.

— Был ли у вас контакт с азербайджанскими коллегами, побывавшими в Ереване и Арцахе?
— Да, на обратном пути мы пересеклись в Тбилиси и провели встречу с участием личного представителя действующего председателя ОБСЕ Анджея Каспршика. Поделились впечатлениями, договорились о едином подходе к освещению визитов. Серьезных нарушений достигнутых договоренностей не было.

— Будет ли инициатива иметь продолжение?
— Это зависит от реакции обществ Армении, Арцаха и Азербайджана. У меня сложилось впечатление, что и в Ереване, и в Степанакерте, и в Баку в целом верно восприняли наши цели и задачи и превалирует позитивное отношение к инициативе. ОБСЕ готово содействовать продолжению подобных контактов. Думаю, эти контакты действительно в интересах тех, кто хочет снижения уровня напряженности на линии соприкосновения. Если наша инициатива будет иметь продолжение, быть может, на границе действительно станут реже стрелять, а в “будапештах” перестанут рубить головы.

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.