Теперь и в телеграм: подписывайтесь и читайте наш новый телеграм-канал Все о Российско-Арцахской дружбе

Русский поэт Михаил Дудин: «Все высокое в духовном мире армянского народа было замешано на крови трагедий, упорстве и мужестве». Книга об Армении и путешествие в Арцах

Русский писатель, журналист и переводчик Михаил Дудин приезжал в Армению несколько раз и, как и многие до него, был потрясен ее природой. «Во время одной из поездок к вершине Арагаца, переезжая через вулканические предгорья и глядя на Арарат, парящий в золотисто-алых и невесомых лучах, Дудин обронил: “Бог есть”», — писала в своей книге «Армения глазами русских литераторов» Рубине Сафарян. Воспоминания о путешествиях по Армении, а также поэзия и переводы армянских авторов, вошли в книгу Михаила Дудина «Земля обетованная», гонорар за которую писатель передал на восстановление разрушенной во время Спитакского землетрясения школы в Ленинакане (Гюмри).

Михаил Дудин, 1942. Фото: zavgoradm37.ru

Впервые Михаил Дудин (1916-1993) побывал в Армении в 1975 году, прибыв как раз на праздник переводчиков, на открытии которого произнес: «Я благодарен Армении прежде всего за ее прекрасных поэтов. Я благодарен Армении за то, что на ее прочной земле, под ее щедрым солнцем существует праздник переводческого искусства… Всегда и во все времена переводчики были теми мастерами, что своим искусством наводили мосты между народами и континентами».

На протяжении многих лет Михаил Дудин обращался к творчеству армянских поэтов, которые были близки ему самому. Русский писатель переводил Аветика Исаакяна, Амо Сагияна, Сильву Капутикян, Ваана Терьяна, Егише Чаренца, Геворга Эмина, особенно важно для него было наследие Григора Нарекаци. «Я прикасался к великой поэзии армянского народа и понимал, что все высокое в его духовном мире рождалось на перекрестках истории и было замешано на крови трагедий, на упорстве и мужестве», — писал Дудин. И хотя многие из произведений этих поэтов уже переводили на русский язык Валерий Брюсов, Александр Блок, Белла Ахмадуллина, стихотворения в интерпретации Михаила Дудина не уступают классикам, а порой и вовсе оказывались ближе к оригиналу, более точно отражали его суть. Писатель приближал оригинал к своему времени, отражая и индивидуальный стиль автора, и свой собственный.

Михаил Дудин, 1970-е. Фото: В. Крохин / Литфонд

Но интерес Михаила Дудина к армянской культуре не исчерпывался только переводами. Его деятельность сопровождалась появлением целой серии публицистических статей и откликов на издание книг, юбилеи того или иного деятеля армянской культуры, а также многочисленными стихотворениями и прозаическими эссе, которые можно назвать своеобразными «комментариями к переводам». Некоторые его заметки, очерки и эссе являются короткими рассказами о поэтах, которых он переводил, гармонично дополняя и знакомя читателей с творчеством авторов.

«Все поэты мира — родственники», — утверждал Дудин. И писал он только о тех поэтах, чей лирический мир был ему наиболее близок. Таким для русского писателя стал великий армянский мыслитель Средневековья Григор Нарекаци, чья личность «и через десять столетий… поражает своей страстью, отчаяньем и страданиями неотвратимого поиска истины». Михаил Дудин написал вступительное слово и к первому русскому изданию знаменитого романа австрийского писателя Франца Верфеля «Сорок дней Муса-Дага» о Геноциде армян, который он называет произведением не только о трагедии, но и о мужестве и патриотизме, настоящим учебником сопротивления, так как Франц Верфель обратился в своей книге «не столько к жертвам, сколько к героям, не к пассивному подчинению, а к сопротивлению».

Михаил Дудин. Земля обетованная (1989). Фото: livelib.ru

При этом Дудин в своих статьях и эссе не стремился дать подробный литературоведческий анализ творчества писателей. Он лишь на высоком, эмоциональном уровне выражал свое собственное отношение к ним и их произведениям. Эта эмоциональная тональность, лиричность и задушевность объединяет очерки, статьи и эссе в особый, своеобразный цикл о поэтах, прозаиках, художниках Армении. В цикле «Поле притяжения» заметны элементы документальной прозы, проявляющиеся в прямом, достоверном отражении реальных событий и почти полном отсутствии вымысла. И если Осип Мандельштам назвал свое «Путешествие в Армению» «полуповестью», то прозаические миниатюры Михаила Дудина об Армении можно считать «полурассказами».

Иллюстрируют дудинские «стихотворения в прозе» об армянских поэтах, ученых, об озере Севан и двуглавом Арарате оригинальные стихи поэта, в которых вырисовывается образ Армении в целом. Эти стихотворения написаны в форме дружеского послания, популярного в русской классической поэзии («Три письма в Армению»).

Михаил Дудин. Фото: zavgoradm37.ru

Михаил Дудин был одним из первых представителей российской интеллигенции, посетивших Армению и Арцах сразу после начала событий 1988 года. Арцахские произведения Дудина, отличаясь злободневностью и остротой, говорят не только о проблемах маленького горного края, но и ставят «вечные» вопросы о войне и мире, в частности.

Находит наважденье на людей,
И каждый день от имени Аллаха
Муллы кричат: «Неверного убей!»
В больную справедливость Карабаха.
Война — на той и этой стороне,
Война засад из-за угла без крика.
Она идет не по-людски и не
По-божески, — по-сатанински дико.
В ней ненависть не знает берегов.
Война идет. Покой и сон гоните,
Война людей, война людских богов
С кровавою резнею в Сумгаите.

«Читая эти стихи, Дудин вдруг остановился: — Не обидятся ли муллы? — спросил он и сам же ответил:
— Да они же поймут, о ком я пишу. Ведь вот в чем дело. Не надо сталкивать богов. Страдают-то люди…» — вспоминал декан Ереванского университета Левон Мкртчян.

Погромы в Сумгаите 27-29 февраля 1988 года. Фото: evnreport.com

Во время поездки в Арцах Дудина особенно поразила сцена в аэропорту Степанакерта, увидев которую, он написал невероятно проникновенное стихотворение о «войне людских богов»:

Мать погромщиком убита
Без отмщения в веках.
Девочка из Сумгаита
на чужих сидит руках
Все глаза от страха плачет
не глядит на белый свет
И Христос над ней не плачет,
И не стонет Магомет.

«Эта девочка напомнила мне другую ее сверстницу, которую я видел в январе 1944 года под Колпином, которое защищали и армяне и их соседи, и тоска недоумения выжимала слезы из моих повидавших человеческое горе на нашей земле глаз. И я говорил и тем и другим: “не кровь, а мудрость победить должна”. Но когда в людские споры вмешиваются Боги, слова теряют смысл», — пояснял Дудин.

Еще в ладонях каменного ложа
Как зеркало синеет твой Севан
И есть еще для праздника армян
Возможностей шагреневая кожа…
В судьбе Вселенной и судьбе зерна
Садовника достойная награда
душа творца истоку жизни рада
И плачет о бессмертии зурна
Воде и Солнцу в кисти винограда.

Поэт Михаил Дудин и актриса Рина Зеленая, 1976. Фото: liveinternet.ru

Подготовлено по материалам: Аракелян Н. Михаил Дудин «Армения стала моей необходимостью», 2011; Лев Оборин / Полка

Фото обложки: brlib-spec.ru

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

Жанр

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.