Шуши: сложная судьба арцахской святыни

Ровно тридцать лет назад, 9 мая 1992 года, силы самообороны Арцаха освободили город-крепость Шуши.

Шуши занимает особое место в многовековой истории Арцаха и имеет свой сакральный смысл. Город-крепость, основанный сотником Аваном, стал не только культурно-просветительским центром, символом созидательного труда и несгибаемого духа арцахских армян, но и объектом ожесточённой борьбы между его истинными, историческими хозяевами и кочевниками, проникшими в регион.

Шуши занимает гористую юго-восточную территорию Малого Кавказа, располагаясь на обособленном плато Карабахского хребта, в сердце исторической провинции Арцах Великого Айка, в уютном уголке гавара Бердадзор.

Возвышаясь на высоте 1350-1800 метров над уровнем моря, Шуши, окружённый живописными горами, ущельями, пропастями, представляет собой особый природно-климатический район. Царские генералы, посещавшие Шуши в начале XIX века, были удивлены и восхищены гармоничностью созданного природой и человеком. Военный историограф генерал Потто в 1826 году писал: «Высоко, до самых облаков поднималась Шушинская крепость, построенная среди утёсистых гор, образующих между собой один только узкий проход, который брать открытой силой было немыслимо. Кто владел этой крепостью, тот господствовал в крае».

Шуши расположен на главной дороге, связывающей Арцах с другой легендарной исторической армянской провинцией – Сюником. Эта и тянущаяся по долине Трту-Тартар дороги с древних времён соединяли Арцах и Утик с Мец Айком – Великой Арменией.

Произведённые в 2005 году раскопки старой части армяно-греческого кладбища, примыкающего к восточной крепостной стене Шуши, показали, что в той же местности в XII-XIII веках было армянское кладбище, хачкары которого в дальнейшем, в середине XIX века, использовались для новых захоронений. «Найденные здесь пять хачкаров XII- XIII веков свидетельствуют о том, что Шушинское плато было заселено со стороны армян в самую процветающую эпоху армянского владычества Хачена», – заключили археологи.

На месте расположения нынешнего Шуши, согласно армянским историческим источникам, было поселение, в котором в 1428 году епископ Мануэл (в некоторых источниках Тер-Манвел), служивший в церкви Амарас, переписал Евангелие, ныне хранящееся в Институте древних рукописей Матенадаран г. Еревана. На последней странице, в колофоне, автор пишет, что проделал работу «в селе Шушу земли Амарас».

Шушинское плато являлось наследственным поместьем Мелик-Шахназарянов, правителей Варанды, и с половины XVII века здесь обосновались представители некоторых ветвей этого рода.

Первые упоминания Шуши как крепости относятся к началу XVIII века: «Аван-юзбаши, прибыв и укрепившись в скале Шоша, прославился. Это было в 1717 году», – указывал в своих хрониках вардапет (архимандрит) Хачик Дадян (Вагаршапат, 1898 г.). Автор описывал военное становление одного из видных лидеров армянской национально-освободительной борьбы против турок и туркоманов, потомственного армянского князя Авана-юзбаши. Он и заложил первый камень Шушинской крепости, о чём в своём рапорте в 1725 году писал русский генерал Михаил Матюшкин: «Сотник Аван, внимая просьбам населения Карабаха, своими людьми числом 10 тысяч… строит новую крепость».

В середине XIX века русские авторы отмечали, что до появления Панаха в Шуши  крепость во времена сотника Авана стала самой защищённой резиденцией меликов Арцаха. Заметим, что если в этот период Гандзасар взял на себя роль духовного центра Арцаха и окрестных территорий, то Шуши постепенно  превращался в политическое ядро края. Так, 4 января 1724 года в Шуши собираются владельцы Дизака и Варанды и отправляют от имени народа грамоту русскому царю.

Армянские, грузинские, персидские и русские источники единогласно свидетельствуют о том, что до середины XVIII века в Нагорном Карабахе не было татар и мусульман в целом. В середине XVIII века бродящие в куро-араксинском междуречье тюркоязычные племена с разбойничьими нравами объединились вокруг предводителя кочевого тюркского племени джеваншир из рода сарыджаллы Панаха. Последнему,  пользуясь междоусобицей арцахских меликов, удаётся обосноваться в крепости Шуши. Панах провозглашает Карабах ханством, а себя самого ханом. После появления в Шуши Панаха и в период правления его сына Ибрагим-хана Шуши стал очагом угроз и несчастий для армян Арцаха. Для борьбы с меликами Арцаха Панах-хан в 1750-1752 годах перестраивает и усиливает шушинскую крепость.

С целью укрепления собственных позиций и создания этнической опоры Панах переселяет из Грузии и Мил-Муганской степи в Карабах кочевые племена карачарли, джинли, дамирчи-гасанли, гызыл-гаджилли, сафи-кюрд, койахмедли, саатли, кенгерли и др., расселяет их в окрестностях Шуши и по протяжённости дороги, ведущей из равнинного Карабаха в Шуши. Стали создаваться заселённые тюркскими племенами одноименные деревни. Одновременно в Шуши был образован тюрконаселённый квартал. Однако, надо отметить, Панах был настолько чуждым Арцаху, что даже местом для свого родового кладбища выбрал купленный у князя Хачена Агдам. Кстати заметим, что карабахский исследователь Грачик Арутюнян констатировал наличие в Шуши нескольких старых кладбищ – 5 армянских, 1 русского, 1 армяно-русского и 1 персидского. По его словам, на месте армянских кладбищ сохранилось порядка 33 тысяч надгробных плит, надписи на которых высечены на грабаре (староармянский язык), среднеармянском языке и карабахском диалекте. Исследователь готов был изучить и азербайджанское кладбище, однако в Шуши, по его словам, старого азербайджанского кладбища не было, что является красноречивым свидетельством того, кто является исконным хозяином города…

Какое-то время ханство подчинялось персам, однако в 1813-м отошло к Российской империи по Гюлистанскому договору. В 1823 году российские власти не только позволили предавшему ранее их Мехти Кули-хану, сыну Ибрагим-хана,  вернуться из Персии в Шуши, но и привезти с собой 3000 мусульманских семей, большую часть которых составляли тюрки. Имперское правительство освободило последних от налогов на 6 лет. Часть мусульманских переселенцев обосновалась в Шуши.

«Армяне Шуши всё же оставались большинством населения, и это продолжалось до входа в город турецкого регулярного войска, что воодушевило местное мусульманское население на межэтнические столкновения», – говорит председатель Общественной организации беженцев НКР, историк Сарасар Сарьян.

Армяне жили преимущественно в верхней, горной части Шуши, тюрки в  нижней части города. Армянская часть города состояла из порядка двух десятков кварталов. В Шуши проживало так много переехавших из сёл людей, что часто образовывались новые кварталы со своей микросредой и названием прежнего места жительства переселенцев, например, Ханцкецуц тах, Агулецоц, Мегрецоц. Каждый из армянских кварталов имел собственный центр и свою церковь. Среди них – однонефный, сводчатый женский монастырь Кусанац анапат (Девичья пустынь) Св. Богоматери с трёхэтажной колокольней (построен в 1816 году, не сохранился), «Зелёная церковь» (или «Церковь карабахцоц») Св. Иоанна Крестителя с крестообразным куполом (1818 г.), трёхнефные базилики Агулецоц Св. Богоматери (1822 г.), Мегрецоц Св. Богоматери (1838 г.) (не сохранились). Отдельного внимания заслуживает шушинская церковь Святого Христа Всеспасителя Казанчецоц, самый крупный храм Шуши. «Даже визуально Шуши напоминает о себе как об армянском городе с учётом величественного храма Всеспасителя», – утверждает  писатель, публицист, руководитель благотворительного фонда «Шуши» Бакур Карапетян.

С заключением Гюлистанского договора на территориях Карабахского, Шекинского и Ширванского ханств был образован военный округ под названием Карабахская область, центром которого был Шуши. С упразднением в 1822 году ханской системы в Карабахе закрылась также трагическая страница Шуши того периода, в составе Российской империи началось время благоустройства и процветания. В 1847 году Шуши получил статус города, был включён в состав общероссийских городов. 

Согласно данным первой переписи населения Российской империи 1897 года в Шуши проживало 25 881 человек, из которых 14 420 – армяне, 10 778 – татары (ныне азербайджанцы).  А в 1904 году численность населения Шуши достигла 33 тысяч 187, из коих 54,2% составляли армяне, 43,8% – тюрки (татары), 1,8% – русские и 0,2% – представители других национальностей.

Если Баку в ХIХ веке традиционно воспринимался как промышленный центр Закавказья, то Шуши, наряду с Тифлисом, считался культурно-образовательным сердцем региона. В городе функционировали гимназии, театры, музыкальные заведения, издавались газеты и журналы. В 1830-х годах в Арцахской епархии ААЦ действовало 25 армянских школ. Только в Шуши в 1835 году были 3 армянские школы с 100 учениками.

Важным явлением в жизни армян Арцаха стало открытие в 1881 году Шушинского реального училища. Выпускники этого государственного заведения могли продолжить обучение в российских и европейских вузах. Приобщившись к передовым идеям и современным общественным, политическим, культурным явлениям, они, вернувшись на родину, посвящали  свои знания и опыт развитию армянского края.

В конце ХIХ века в Шуши открывается русская Мариинская женская гимназия, большинство учащихся которой были армянками. Так, в 1898 году из 257 учениц 240 были армянками, 14 – русскими, 2 – татарками и одна – иной национальности.

Шуши известен также как важный центр армянского книгопечатания. В этом плане он был вторым после Эчмиадзина, а на всем Закавказье – третьим после Тифлиса. Первая изданная в Шуши (в 1828 году) книга на армянском языке называлась «История Святого Писания». Она вышла в первой шушинской типографии, открытой швейцарскими евангелистскими миссионерами Августом Детрихтом и Фелицианом Чамбезой.

 В данный период в Арцахе заметно развивается арменоведческая мысль. Выходят в свет труды, посвящённые грамматике армянского языка. В 1829 году в Шуши были изданы «Краткая армянская грамматика» Погоса Нерсисянца-Карабахского, «Краткий древнеармянский и новоармянский словарь» (1830 г.) вардапета Овсепа Арцахеци.

Шушинская интеллигенция держала руку на пульсе национальной духовной и культурной жизни. В армянских школах города регулярно отмечались национальные праздники, особенно Вардананк (Святой Вардананц). Мероприятия, посвящённые созданию армянского алфавита, в Шуши превращались в общегородские празднества.

С 1874 года до марта 1920 года в Шуши вышло в свет  28 наименований газет и журналов, из коих 25 армянских, 3 русских. Первым периодическим изданием  была газета «Айкакан ашхар» («Армянский мир», 1874 г., издатель Хорен Степанян). Беспрецендентным явлением в истории этнографии Армении было издание в 1896 году в Шуши известным этнографом Ервандом Лалаяном журнала «Азгагракан андес» («Этнографический вестник»), который заложил основу для последующих демографических исследований». При этом надо сказать, что до 1921 года в Шуши не издавалось ни одной газеты на тюркских языках.

Русский художник Василий Верещагин, будучи в мае 1865 года в Шуши, писал: «На Кавказе, как и везде, армяне выполняют прогрессивную роль, а татары – роль консерваторов, в общем – препятствующих элементов».

Сами основатели Азербайджанской Республики 1918-1920 годов Агаев, Топчибашев  отмечали в 1906 году, что «…тюрки очень невежественны… В то время как армяне имеют любого рода и типа школы, тюрки  лишены этого».

Вместе с тем армянские писатели, учёные, деятели различных сфер культуры старались способствовать интеллектуальному прогрессу также в среде проживающих в Шуши тюркоязычных мусульман. Представители армянской общественности прекрасно осознавали, что тяжёлое бытовое положение и невежество в тюркской части города являются благодатной почвой для агрессивности и непредсказуемости, поэтому позволяли тюркам пользоваться услугами армянских культурных очагов, типографий и даже учиться в епархиальной школе. Богатыми армянами выделялись суммы на обучение мусульман грамоте,  обеспечение хлебом неимущих тюрков и т.д.

День за днём Шуши становился одним из культурных, экономических и интеллектуальных центров армян всего Закавказья. Посещавшие Шуши иностранцы называли его «Армянский маленький Париж».

Выходцами из Шуши были многие известные деятели армянской и мировой культуры. Уроженцами Шуши являются крупнейший представитель скульптурного искусства Акоп Гюрджян, знаменитые художники братья Микаел и Сергей Арутчьяны, Народный художник СССР Ерванд Кочар. Родом из Шуши выдающийся армянский писатель и драматург Мурацан (Григор Тер-Ованнисян), роман которого «Геворк Марзпетуни» о судьбе армянского народа в X веке и его борьбе с иноземными захватчиками входит в обязательную программу обучения в армянских школах. Шушинские корни у всемирно известного композитора Микаела Таривердиева (его отец, Леон Таривердян, родился в Шуши). Всем известны имена дважды Героя Советского Союза лётчика Нельсона Степаняна, генерал-майора, Героя Советского Союза Андраника Казаряна. Другой шушинец Иван Лазарев, военный деятель русской армии, генерал-лейтенант, прославился в русско-турецкой войне 1877-1878 гг., командуя корпусом, осадившим и взявшим Карс. Шушинцем по происхождению был и министр чёрной металлургии СССР Иван (Ованес) Тевосян. Список можно долго продолжить…

Шуши прославился не только именами отдельных культурных, военных, политических и общественных деятелей, но и целыми династиями выдающихся людей.

«Представители династий Шахназарянов, Жамгарянов, Чгнаворянов, Мелик-Пашаянов, Паранджановых, Хандамирянцев, Джилавянов, Бабаян-Тамирянцев, Тарумянцев, Ерамишянцев и многих других были известны далеко за пределами края, в передовых европейских и российских кругах. Надписи на могильных плитах свидетельствуют о том, что интеллигенция города получила образование в Санкт-Петербурге, Берлине, Париже и других ведущих европейских городах. Шуши был известен не только на Кавказе, но и в цивилизованной Европе, занимая определённое место в её культурной жизни», – говорил исследователь  Грачик Арутюнян, который много лет изучал надписи старых кладбищ и историко-архитектурных памятников Шуши с целью, как он говорил, «спасти от забвения останки прошлого и не дать возможности посторонним фальсифицировать нашу историю».

Однако армянский Шуши, давший миру столько выдающихся личностей, ожидала большая беда. Свою роль сыграли нестабильная военно-политическая ситуация на периферии Российской империи, гонения армян в Турции, завершившиеся геноцидом, и первая мировая война. На фоне усиления турецкого влияния в регионе нарастали конфликты между кавказскими татарами и арцахскими армянами.

Вследствие столкновений 1905-1906 годов в армянской части Шуши было разрушено порядка 300 жилых домов, сотни армян стали жертвой кровавых событий, многие покинули город. Численность армян резко сократилась. Если в 1904 году в Шуши проживало 17 тысяч 982 армян, то в 1906 году эта цифра уменьшилась до 12 тысяч 798. С тех пор конфликты, направляемые и управляемые Турцией, не утихали.

Армяно-азербайджанское противостояние вспыхнуло с новой силой в 1918-1920 годах, после того, как  27 мая 1918 года партия «Мусават» провозгласила прежнюю Бакинскую и Елизаветпольскую губернии азербайджанскими. Так, на карте мира появляется новое гособразование, которое начинает открыто претендовать на составные части исторической Армении – Карабах и Зангезур.

Роковым для Шуши стал март 1920 года. После массовой резни, осуществлённой 23 марта созданной турками т.н. Азербайджанской демократической республикой, в Шуши осталось всего несколько сот армян, и это при том, что в 1916 году из  43 тысяч 869 жителей Шуши 21 тыс. 926 были армянами, 18 тыс. 641 – мусульманами (в том числе кавказскими татарами), 1 тыс. 249 – русскими.  По разным оценкам в ходе мартовских погромов были убиты  8-10 тысяч армян, уничтожено и сожжено 7 тысяч армянских зданий. Выжившие были вынуждены покинуть свою историческую родину.

Резня армянского населения Шуши, как отмечают историки, была подготовлена и организована азербайджанскими властями под руководством турецких эмиссаров. Она стала логическим продолжением политики Турции по истреблению западных армян. Варварски был уничтожен некогда благоустроенный и полный жизни армянский Шуши. Издающаяся в Тифлисе газета «Слово» написала 16 апреля 1920 года: «В армянской части города камня на камне не осталось».

«На Кавказе был один бриллиант. Турки разбили этот бриллиант», – констатировала другая грузинская газета.

В июне 1921 года член компартии Азербайджана Оджахкули Мусаев писал правительству РСФСР: «По приказу бывшего генерал-губернатора Хосров-бека Султанова погромы продолжались 6 дней, все дома армянской части были разграблены  и сожжены дотла … В эти дни жестокой расправы Хосров-бек Султанов выступил с речью, призвав мусульман к священной войне, чтобы навсегда покончить  с армянской Шушой, не жалея ни женщин, ни детей…»

В 1930 году Осип Мандельштам, побывав в Шуши, представил эти леденящие душу виды в стихотворении «Фаэтонщик». Супруга поэта Надежда впоследствии написала: «…В этом городе, когда-то, очевидно, богатом и благоустроенном, картина катастрофы и резни была до ужаса наглядной…  Говорят, что после резни все колодцы были забиты трупами. Если кто и уцелел, то бежал из этого города смерти...»

21 января 1936 года во время встречи с делегацией Азербайджана в Кремле Серго Орджоникидзе напомнил об указанном злодеянии: «Я и сегодня с ужасом вспоминаю ту картину, которую мы увидели в мае 1920 года. Красивейший армянский город разрушили, уничтожили до основания, а в канавах мы увидели трупы женщин и детей».

Анализируя, почему мусаватистское правительство сделало своей основной мишенью именно Шуши, арцахский историк Ваграм Балаян заключает: «В указанный период Шуши был столицей второго армянского государства со сконцентрированными в ней политическими институтами, рычагами управления страной. Уничтожение всего этого означало обезглавливание страны. Мусаватистам казалось, что, видя город разорённым, армянство Арцаха потеряет всякую надежду и впавший в отчаяние народ отдастся на милость Азербайджану».

C целью поддержания у арцахских армян психологического комплекса жертвы, недопущения возвращения прежнего населения города в свои очаги, власти советского Азербайджана сохраняли руины Шуши до середины 60-ых годов XX века. Спасшиеся чудом церкви Казанчецоц и Канач жам долгое время оставались в полуразрушенном состоянии. Руины города крайне угнетающе действовали на посетителей. 

С первых же дней нового этапа Арцахского национально-освободительного движения оставшиеся в Шуши немногочисленные армяне были изгнаны  из города. 18 сентября 1988 года азербайджанцы сожгли все армянские дома в Шуши.

Сам город был превращён в военную базу, откуда подвергались систематическому обстрелу Степанакерт и близлежащие армянские населённые пункты. Относительно безобидный противоградовый «Алазань» вскоре сменил «Град». Впервые  столица Нагорно-Карабахской Республики была обстреляна из этой реактивной  системы залпового огня 14 февраля 1992 года. Ежедневно в городе разрывались сотни боеприпасов. С начала 1992 года по Степанакерту было выпущено 4 тыс. 253 бомб и снарядов различного типа, в том числе «Града» – 2 тыс. 437. Было разрушено 188 и повреждено 223 жилых домов, около  2000 квартир. Полностью разрушилось 54 и повредилось 147 объектов социально-культурного, бытового и административного назначения. Погибло 90, было ранено 268 граждан. Порядка 10 000  жителей Степанакерта остались без крова.

            Подавление огневых точек Шуши было вопросом жизни и смерти. Спарапет Вазген Саркисян справедливо заметил: «…Шуши был висящим над родником чудовищем из сказки. Или Арцах должен был быть проглочен, или нужно было уничтожить его».

             В ночь с 8 на 9 мая 1992 года была предпринята уникальная военная операция по освобождению Шуши под названием «Свадьба в горах». Арцахские силы самообороны атаковали одновременно по четырём направлениям. Утром 9 мая деморализованные вражеские части начали бежать из Шуши.

В том же году решением правительства НКР была создана администрация Шуши,  представителем Государственного комитета обороны был назначен Семён Бабаян. Начался процесс восстановления и заселения города. В свои родные очаги вернулась часть шушинцев, проживавших в городе-крепости в 80-ые годы. Вместе с ними в Шуши  обосновались беженцы из Азербайджана и вынужденно перемещённые вследствие военных действий граждане НКР. Согласно переписи населения НКР в 2015 году численность населения Шуши составляла 4 тыс. 246 человек.

У освобождённого Шуши появились свой герб, флаг и гимн. В 1998 году были составлены новый план и программа развития города, которые предусматривали восстановление более 50-ти сооружённых в XIX и в начале XX веков строений, имеющих архитектурную ценность. В 2007 году восстановительные работы получили новый размах. Была капитально отремонтирована городская водопроводная сеть. Год от года восстанавливались полуразрушенные строения, строились новые частные дома, здания.

При содействии благотворителей и на средства Армянской Апостольской Церкви были отреставрированы церковь Святого Всеспасителя Казанчецоц и церковь Святого Иоанна Крестителя Канач жам. В 1992 году Шуши стал епархиальным центром Арцаха.

Были воссозданы уничтоженные азербайджанцами бюсты Ивана Тевосяна и Нельсона Степаняна. Бюст Мурацана стал украшать двор школы, несущей имя великого писателя. По данным на 2017 год, в Шуши было зарегистрировано и взято под государственную охрану  476 памятников, из коих 10 мусульманских.

В Шуши была открыта национальная гимназия «Арам Манукян», действовали старшая школа имени Хачатура Абовяна и основная школа имени Мурацана, музыкальная школа имени Даниела Казаряна, частный «Народный университет», технологический университет, гуманитарное училище имени Арсена Хачатряна, ремесленное училище, филиал Ереванского государственного института театра и кино, институт прикладного искусства имени А.Гюрджяна, государственный театр имени выдающегося деятеля армянского театрального искусства, шушинца Мкртича Хандамиряна, музыкальные учебные заведения-интернаты. Большой популярностью, в том числе за пределами НКР и РА, пользовался детско-юношеский хор «Варанда», дирижёром которого является житель Бейрута Закар Кешишян. Функционировали городская библиотека, детско-юношеская спортивная школа, стадион, организовывались соревнования по различным видам спорта, научные конференции, фестивали искусства. С 1994 года издавалась газета «Шуши».

Арцахцев и гостей привлекали шушинские музеи истории, изобретательного искусства, ковров, а также геологический музей имени Григория Габриэлянца. Высококачественные услуги предоставляли своим посетителям гостиницы «Шуши», «Аван плаза», «Гранд отель».

В 2006 году, с целью консолидации сил всего армянства для решения имеющихся проблем, был создан «Фонд возрождения Шуши». 19 января 2008 года был организован телемарафон «Ереван-Шуши-Вифлеем». В 2013 году в Шуши был открыт сквер дружбы между Шуши и Лос-Анджелесом. Лос-Анджелес, французские города Бург-ле-Валанс и Виллербан стали  побратимами Шуши.

Следует также отметить, что 16 октября 2008 года на средства и усилиями национального благотворителя Левона Айрапетяна и его соратников в шушинской церкви Казанчецоц и монастыре Гандзасар Мартакертского района НКР было организовано одновременное венчание около 700 пар в рамках беспрецедентной Большой свадьбы.

Однако шушинцам не было суждено жить мирной созидательной жизнью на своей родине и в ХХI веке.

27 сентября 2020 года Азербайджан и Турция с привлечением международных террористических группировок развязали против Арцаха новые широкомасштабные военные действия. Мишенью ракетно-артиллерийских систем и воздушных сил противника стали мирные населённые пункты, в том числе Шуши. 7 октября дважды подверглась целенаправленному ракетному удару церковь Святого Всеспасителя Казанчецоц. Тяжёлые ранения получили находившиеся рядом с храмом российские журналисты. 8 ноября совместным азербайджано-турецко-террористическим силам удалось проникнуть с северо-восточной части крепости в город. Многие эксперты  отмечают, что захват Шуши не явился результатом военной операции, а  следствием нераскрытых политических процессов, истинную оценку которым даст время.

Сегодня бакинский режим прилагает все усилия, чтобы уничтожить армянское наследие Шуши – как в своё время имело место в Нахиджеване и других армянских населённых пунктах. К разрушенным ещё во время войны шушинским церквам прибавились и вековые кладбища, обелиск жертвам Геноцида армян, мемориалы воинам, погибшим в Великой Отечественной войне, Героям Советского Союза и Социалистического Труда, видным армянским деятелям и др. После всего этого оккупанты позиционируют Шуши как «жемчужину многовековой богатой культуры Азербайджана».

Объявив Шуши «культурной столицей», Эрдоган и Алиев на самом деле преследуют цель превращения города в форпост радикализма, экспансионизма и пантюркизма. Эрдоган уже и не скрывает роль турецкой стороны в захвате Шуши, посылая миру геополитический мессидж о принадлежности города в том числе Турции. Тем самым он фактически объявляет, что оккупация Арцаха является началом реализации геноцидных по своей сути пантюркистских программ.

Словно подтверждая слова о «хищном городе Шуше» Осипа Мандельштама, турецкая «Партия националистического движения» (лидер партии Девлет Бахчели курирует ультраправую группировку «Серые волки») заявила о намерении построить школу в Шуши. То есть вместо культурного центра оккупированный город превращается в хищное логово, о чём, в частности, свидетельствует т.н. «Шушинская декларация» о союзнических отношениях между Баку и Анкарой, фактически являющаяся запуском далеко идущего процесса по оккупации всего Южного Кавказа…

Несмотря ни на что, Шуши  был и остаётся одной из главных святынь арцахцев, да и мирового армянства, одним из важнейших компонентов национальной идентичности, истории, культуры. И в Арцахе намерены сделать всё, чтобы город вернулся к своим истинным хозяевам. 

 Ашот Бегларян, писатель, публицист, Степанакерт

Фотоотчет

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.