Профессор Александр Сваранц: Что ждет Россию — судьба Византии или новое возрождение? Мнение

Транзитное состояние русского общества и государства длится вот уже 30 лет после развала СССР. Что мы за три десятилетия построили и куда же движется Россия? Наверное, эти вопросы волнуют большинство мыслящих россиян. Однако вряд ли сегодня многие из нас способны честно ответить на поставленные вопросы, ибо, с одной стороны, мы не видим контуров возрождения сильного государства, с другой же – те, кто ответственны за судьбу страны (то есть власть), убеждают избирателей в верности выбранного курса, суть которого понимают они сами. Тем не менее, миллионы людей остаются в неведении, а собственно куда же мы движемся, что мы строим (и строим ли)?

С принятием христианства в 988 г. от византийского императора Василия II Болгоробойцы Русь рассматривала себя как союзница, а затем и наследница православной Византийской империи, что стала реальностью после развала Византии под ударами турок-осман и покорения Константинополя 29 мая 1453 г. армией султана Мехмеда Фатиха (Завоевателя). Очевидно, с момента образования Русской империи в ноябре 1721 г. русская интеллектуальная элита связывала судьбу России с империей, Большим государством в силу объективных географических, исторических, этнических и политических вопросов.

«Ход русской истории, – как отмечает Иван Ильин, – слагался не по произволу русских Государей, русского правящего класса, или тем более, русского простонародья, а в силу объективных факторов, с которыми каждый народ вынужден считаться». Издревле, будучи географическим организмом больших рек и удаленных морей, Россия вынуждена была вести борьбу за устья рек и выход к морям, ибо хозяйственный массив суши всегда нуждается в морях.

Этот объективный ход географии, экономики и политики приводил к покорению одних народов и освобождению других на пути Большого Русского Союза. Такие принципы, как «самодержавие», «православие» и «народничество», стали основной строительства Русской державы. Однако власть абсолютной монархии и крепостническое сознание масс создавали главное препятствие на пути динамичного развития российского государства, что в конечном итоге привело к усилению внешнего воздействия, революционным потрясениям и потере имперского статуса России.

По итогам Первой мировой войны и русской революции 1917 г. Первая Российская империя была подвергнута развалу под воздействием внешних и внутренних сил, а Россия погрузилась в хаос гражданской войны. Объективным следствием итогов данного падения явилась потеря ряда важных территорий на западе и юге (включая Финляндии, Польши, Прибалтики, западных частей Белоруссии и Украины, а также значительной части Армении).

Советский Союз под руководством Иосифа Сталина менее чем за четверть века смог восстановить экономику, создать промышленность, дать народу всеобщее образование, возродить мощную армию и добиться великой победы ХХ в. над нацистской Германией. Данные достижения СССР позволили возродить Вторую Российскую империю в середине ХХ в., и мировая конструкция до 1992 г. определялась двумя великими державами – СССР и США. Однако развал Советского Союза привел к ситуации, когда русский народ за одно столетие дважды испытал горечь потери сильной державы (империи). Новый парад национальных суверенитетов и центробежных процессов стали повторением событий 1918–1922 гг. Мы вновь погрузились в период смуты. Увы, предупреждения одного из западных дипломатов, высказанные русскому философу И.А. Ильину о том, что после падения власти большевиков в России начнется процесс расчленения по этническим группам, оказалось не таким уж и словоблудием. Наши европейские (западные) и азиатские (восточные) соседи видят в России вечную угрозу и соперника, зарятся на ее природные ресурсы и территории, а также нацелены на продолжение процесса расчленения ведущей державы Евразии.

Всему этому не может противостоять национально раздробленная и слабая государственная власть России. Лишь только Единая Россия – национально и государственно сильная Россия способна к сохранению и возрождению Большой России, поскольку слабая и национально однородная Россия приведет к историческому драматизму и схождению с мировой сцены великой русской истории.

Ну что же мы имеем спустя 30 лет после развала СССР? Можно констатировать, что традиционные оппоненты России на Запада и Востоке воспользовались слабостью России для активизации своей геополитики по всему периметру российских границ. Республики Балтии в первую очередь отошли к НАТО и ЕС. Новым этапом антироссийской борьбы становится политически беспринципная Украина на Западе и завоевание Закавказья на Юге с использованием механизма геоэкономических проектов за контроль нефти и газа каспийского бассейна в обход территории Российской Федерации, а также локальных местных конфликтов для полного вытеснения России из данного региона.

Именно в такой последовательности следует рассматривать карабахский и чеченский конфликты. Фактически Запад и Турция вынужденно согласились на итоги Первой карабахской войны в мае 1994 г., ибо понимали, что продолжение победоносного шествия «армянского Бонапарта» против Азербайджана сведет на нет всякую возможность возрождения Большой игры англосаксов за контроль Кавказа и Туркестана. Однако тот же Лондон с Анкарой, согласившись на перемирие между Баку и Ереваном в мае 1994 г., во-первых, торпедировали подписание невыгодного для себя и Азербайджана мирного договора (а Россия сейчас действует с точностью наоборот в пользу Азербайджана и Турции); во-вторых, не допустили политико-правового усиления России на Южном Кавказе через военные успехи армянской стороны в Карабахе; в-третьих, сразу же после замораживания военной фазы карабахского конфликта приступили к реализации последовательной стратегии установления контроля над нефтью и газом азербайджанского сектора Каспия с выводом углеводов на альтернативный турецкий и европейский рынок в обход самой России.

В этих целях и был инициирован военный конфликт между Чечней и Россией в 1994–1996 и 1999–2000 гг., чтобы парализовать основной нефтепровод Баку – Грозный – Новороссийск и сформировать обходные маршруты нефте- и газопроводов через территорию Грузии или Армении. Фактически 1999 г. был определяющим в борьбе за Закавказье, а в последующем и за Украину. После подписания первых нефтяных и газовых «контрактов века» Азербайджана с энергетическими компаниями Турции, Великобритании, США и Италии в сентябре 1994 г. (то есть спустя 4 месяца после подписания перемирия в зоне карабахского конфликта), в ноябре-декабре 1994 г. начинается Первая чеченская война, ибо путь экспорта азербайджанской нефти и газа должен был проходить вне России.

К 1999 г. созрел вопрос определения основного маршрута. Летом 1999 г. замминистра энергетики РФ Борис Немцов от имени российского руководства предложил внешним партнерам российский маршрут при условии, что Москва готова своими возможностями построить альтернативный чеченскому участку маршрут нефтепровода из Дагестана через Ставропольский край в Новороссийск. Именно поэтому Шамиль Басаев по согласованию со своими внешними партнерами начал «поход» на Дагестан (Кара-махи и Чабан-махи) якобы с целью образования Чечено-Дагестанской исламской конфедерации, а реально для блокирования российских усилий по альтернативным маршрутам в судьбе бакинской нефти и газа. В этот же период в России начинается активная чехарда власти и смена главы правительства. Приход к власти В.В. Путина сопровождался временем активной борьбы за сохранение территориальной целостности и единства России. Но в обмен на стабилизацию ситуации в “мятежной Чечне”, Россия уступила Турции и Западу обходной вариант прокладки нефте- и газопровода из Баку.

Помимо российского маршрута альтернативными вариантами выступали иранский, армянский и грузинский в силу самой географии. Иран исключался без обсуждений в силу отношения Запада, Израиля и Турции к тому же Тегерану. В этих условиях самым оптимальным вариантом оставалась Армения через Мегринский район в Нахичевань и Турцию в смысле географии, экономики и геополитики.

Если бы власти Армении 27 октября 1999 г. согласились с предложением заместителя госсекретаря США Строуба Тэлботта на прохождение азербайджанского нефтепровода через свою территорию с предоставлением дороги (коридора) Баку в направлении Мегри – Нахичевань, то Карабах в границах бывшей НКАО с Лачинским коридором вошли бы в состав Армении, но Россия потеряла бы присутствие на Кавказе. Ереван ответил тогда отказом, но не перешел в контрнаступление на карабахском фронте дабы исключить в перспективе финансовое, военное и политическое усиление Азербайджана, а значит реванша Баку. Подобная безответственная политика властей Армении (как показала последующая история в 2020–2021 гг.) привела к расстрелу армянского парламента 27 октября 1999 г. (в частности, премьер-министра РА Вазгена Саркисяна), а 17 декабря того же года к отставке командующего Армией обороны НКР генерала Самвела Бабаяна. Армения выступила на стороне России, но предала свои интересы в Карабахе, ибо спустя 21 год Москва не поддержала своего союзника в отражении агрессии Азербайджана и стала оказывать давление на Ереван в пользу Баку.

В этих условиях грузинский маршрут, несмотря на свою протяженность и экономическую невыгодность, оказался безальтернативным. Москва, поддержав в 1992 г. возврат Эдуарда Шеварднадзе во власть в Грузии, в 1998 г. не смогла убедить своего давнего партнера не допускать антироссийского исторического поворота. Этого не смогли сделать ни дипломаты, ни бизнесмены, ни спецслужбы. Игорь Георгадзе (глава МГБ Грузии) в результате бежал в Россию, но не смог повлиять на решение официального Тбилиси на переговорах с турецкими коллегами в Боржоми и Анкаре.

Россия в силу своей слабости на осеннем 1999 г. саммите стран ОБСЕ в Стамбуле с участием президента США Б. Клинтона вынуждена была согласиться на вывод своих военных и военно-морских баз из Грузии и прохождение через данную закавказскую республику энергетических коммуникаций из Азербайджана в Турцию и Европу. В обмен на согласие Россия получила относительно не тревожный период отношений с Западом, стабильные цены на экспорт газа и сырой нефти на европейский рынок.

После российско-грузинской войны и признания независимости Южной Осетии и Абхазии в 2008 г., Россия оказалась под малыми санкциями Запада и в обмен в карабахском вопросе стала придерживаться позиции в пользу Азербайджана и против Армении.

В чем выражалась данная смена подходов? В той же Майндорфской декларации, в активном военно-техническом сотрудничестве с Баку и продаже на более $6 млрд современных видов вооружения и боевой техники, в развитии российско-турецкого стратегического партнерства с участием Азербайджана. Но что Россия получила как государство от Азербайджана и Турции? Повышением цены за эксплуатацию устаревшего РЛС в Габале Баку вынудил Москву окончательно завершить военное присутствие на территории Азербайджана; Ильхам Алиев увеличил инвестиционные вклады в России; кратно увеличился российский туризм в Турцию; в обход Украины Россия смогла построить две ветки газопровода «Турецкий поток» через территорию Турции, в которой одна ветка предназначена Южной Европе, другая – Турции, но суммарно не превышает поток через Украину; Москва инициировала «казанский проект» и согласилась на поэтапный вариант решения карабахского вопроса с возвратом территорий из «буферной зоны» без окончательного определения статуса армянской части Карабаха; Россия начала за собственные средства строить первую в истории Турции АЭС в Аккую (сумма от 20 млрд долл. выросла до $23 млрд), а после Второй карабахской войны турки предложили Москве построить еще две АЭС за свой же счет; Россия согласилась на военное и политическое вхождение Турции в Азербайджан и Карабах; РФ не воспрепятствовала азербайджано-турецкой агрессии и потере армянами значительных территорий в Нагорном Карабахе осенью 2020 г.; Москва не против установления пантюркистского коридора для кратчайшей связи Турции через Нахичевань и армянский Мегри с Азербайджаном и остальным тюркским миром Средней Азии; Россия в итоге допустила трансформацию Тюркского Совета, созданного Турцией и тюркскими образованиями постсоветского пространства в октябре 2009 г., в Организацию тюркских государств в ноябре 2021 г.

В оценках экспертного сообщества Второй карабахской войны присутствует мнение, что активное военное и политическое участие Турции в ней определялось поддержкой Великобритании и «молчанием» России. Однако Реджеп Эрдоган, спустя год после Второй карабахской войны, не решился пока создавать по аналогии с ЕС Тюркский Союз (видимо, из-за опасений реакции коллективного Запада во главе с США). Между тем, Эрдоган и так добился многого в своем продвижении на постсоветское пространство в Закавказье и Средней Азии. Турция вновь выдвигает перед Арменией, потерпевшей поражение от Азербайджана и его союзников во Второй карабахской войне, новые условия – открытие «зангезурского коридора» через Мегри и подписание мирного договора с Баку с признанием Карабаха частью Азербайджана. Данная позиция лидера Турции не встречает однозначной отрицательной реакции лидера России.

Давление на Армению и ожидание подписания нового соглашения в формате Азербайджан, Россия и Армения в годовщину начала Второй карабахской войны 9-10 ноября 2021 г., то есть в преддверии VIII саммита глав тюркских государств в Стамбуле 13 ноября 2021 г., пока что провалилась. Анонсированная онлайн встреча лидеров Азербайджана, России и Армении пока не состоялась из-за отказа Никола Пашиняна уступать в вопросе «зангезурского коридора» с правом экстерриториальности. Данная позиция Еревана и стала поводом очередного грубого нарушения суверенитета Армении 15-16 ноября 2021 г. Фактически мы имели возможность наблюдать однодневную войну по причине очередной агрессии Азербайджана.

Армения вынуждена была во второй раз после 12 мая 2021 г. обратиться к военному союзнику России и ОДКБ за военной и политической помощью в отражении внешней агрессии не члена ОДКБ Азербайджана. Однако Ереван так и не достучался до Москвы и штаб-квартиры ОДКБ. В эти дни можно было встретить странную и смехотворную реакцию со стороны отдельных российских экспертов и политологов.

Например, Модест Колеров заявил, что поскольку Армения не имеет демаркированной границы с Азербайджаном, поэтому Россия не может выполнить свой союзнический долг по договору от 1997 г. и в рамках ОДКБ, ибо Москва не знает где завершаются границы Армении, а где начинаются границы Азербайджана. В подобном случае следовало бы спросить у Колерова: а зачем же тогда Россия подписывала военный договор с Арменией в 1997 г., если она ни тогда ни сегодня не знает где проходят границы Армении; зачем же Россия посылает в Армению (включая в ту же Сюникскую, Гегаркуникскую и Тавушскую области) своих пограничников (ведь пограничник размещается на границе); зачем же Россия заявляет, что выступает гарантом безопасности Армении, если с возникновением угрозы безопасности той же Армении она отказывается от своих обязательств? Наконец, а разве российско-грузинская или абхазо-грузинская с юго-осетино-грузинской границы демаркированы, где размещаются российские пограничники?

В свою очередь Сергей Михеев в беседе с армянским политологом Айком Халатяном, не находя веских объяснений позиции Москвы, утверждал, что Армения не обращалась к России письменно с просьбой об оказании военной помощи в соответствии с процедурными и юридическими требованиями, поэтому и нет должной реакции. В принципе, Сергей Александрович прав, что юридические нормы в столь деликатных вопросах следует соблюдать. Однако армянская сторона устами своего секретаря Совета безопасности Армена Григоряна отмечала о подготовке письменного обращения к России с соблюдением всех процедурных и юридических требований, но где реакция? Учитывая географию современной Армении и фактически отсутствие тыловой глубины для фронта, время принятия решений по части отражения внешней агрессии у Еревана может оказаться слишком коротким. Бюрократические же отговорки на дипломатическом языке могут означать простое нежелание союзника оставаться в роли союзника. Это очевидный факт, который потребует дополнительного изучения и выводов.

Тем не менее, именно министр обороны России Сергей Шойгу остановил продолжение кровопролития ночью 16 ноября с.г., созвонившись и переговорив со своими коллегами в Армении и Азербайджане. Однако тактика позиционной или гибридной войны против Армении, применяемая Азербайджаном, продолжает сохранять свою силу и не встречает должного ответа от России.

Вместе с тем, а как поступить России, если, с одной стороны, она является сопредседателем МГ ОБСЕ по урегулированию карабахского вопроса, но с другой – военным союзником Армении и членом ОДКБ? Вместе с тем, агрессия Азербайджана против суверенной и международно-признанной территории Армении есть преступление и Россия, как постоянный член СБ ООН, вправе вмешаться в ситуацию, а не предпочитать только телефонные звонки. В противном случае у части экспертов и оппонентов может сложиться мнением, что именно Москва руками Баку оказывает ситуативное военное воздействие на Ереван с целью очередного принуждения к уступкам.

Армению фактически принуждают к подписанию соглашения о начале процесса делимитации и демаркации границ по советским картам неизвестного периода. Станислав Тарасов, отличающийся постоянством в армяно-азербайджанском конфликте, полагает, что Баку согласился на карты до 1929 г., поскольку якобы до этого периода Зангезур входил в состав Азербайджанской ССР. Однако это нонсенс, о котором, очевидно, знают только Тарасов и его коллеги в Баку по факультативному изучению истории Советского Азербайджана на истфаке АГУ им. С.М. Кирова. Зангезур ни в досоветское, ни в советское время не входил в состав ни независимого, ни советского Азербайджана. Все попытки турецких, азербайджанских войск и ХI Красной Армии утвердиться в Зангезуре в 1918–1921 гг. завершились провалом из-за умело организованной самообороны армян под командованием Гарегина Нжде. Но и в наше время борьба за Зангезур не прекратилась.

Президент Турции Эрдоган недавно вновь в своей публичной речи вернулся к теме геноцида армян и подверг критике страны Запада (включая Германию) за признание данного преступления. А собственно почему Эрдоган вновь заострил свое внимание на Армянском вопросе, ведь и так ясно, что власти Турции не признают геноцид, ибо понимают к каким экономическим, финансовым и территориальным (политическим) последствиям данное признание может привести. Эрдоган больше говорил не об армянах, а о своем достижении перед Западом и Россией. Создав Организацию тюркских государств после победы над армянским Карабахом, Реджеп Эрдоган желает при своей политической жизни стать новым султаном Мехмедом Фатихом и войти в общетюркскую историю как основатель империи Турана во главе с Турцией. Именно поэтому Эрдоган, критикуя Германию, требует от Лондона и Вашингтона признания своего лидерства над тюркским миром и включения Новой Турции в клуб ведущих держав (G-8 и постоянным членом Совета безопасности ООН). Армянский же вопрос (геноцид и Карабах) является сдерживающей силой в руках ведущих лидеров против движения Турции на Восток (в Туран). Эрдоган откровенно намекает Западу (а также Ирану и Китаю), что сегодня он решил главную проблему с противостоянием России, ибо русский лидер “молчаливо” соглашается практически со всеми амбициями Турции на постсоветском юге и практически отказывается от статуса гаранта безопасности армянского государства.

Что остается Армении в подобной динамике, отказаться от самообороны и подписать свой приговор, или же продолжить борьбу за сохранение Армении с армянским Карабахом с новой стратегией? Увы, Россия даже не предлагает армянскому народу выбор в пользу объединения с Россией с сохранением безопасности и территорий Армении и Нагорного Карабаха, что может возродить пассионарное движение к образованию Третьей Русской империи.

Армения выступает против логики коридора в смысле экстерриториальности, но возобновление переговоров с Азербайджаном в рамках МГ ОБСЕ может предполагать, что Ереван откроет дорогу через Мегри для связи Турции с остальным тюркским миром, если для России это связь не угроза (как неоднократно об этом заявлял Сергей Лавров). Именно Армения может стать мостом будущего Тюркского Союза (ТС), ибо когда турки основательно войдут в Туркестан и свяжут этот большой регион с Анатолией сетью коммуникаций (включая энергетических из Казахстана и Туркменистана вопреки Астанинской декларации 2018 г.), тогда и образование ТС станет делом времени. Россия с нынешним правительством очевидно сама в скором времени подаст заявку на вступление в Организацию тюркских государств на правах наблюдателя (как, впрочем, это произошло и с Организацией исламская конференция). Со временем Турция будет содействовать развитию тюрко-исламского сепаратизма в самой России и выходу на первоначальном этапе субъектов Северного Кавказа, Татарстана и Башкортостана из состава РФ (не случайно Татарстан демонстративно отказался от исполнения решения Федерального центра по вопросу должности президента субъекта).

Получается, что Армению выталкивают сама Россия из своего союза, отказываясь от исполнения своих же обязательств по вопросам безопасности. В этих условиях Ереван будет дрейфовать на Запад в надежде на связь через Грузию с Европой и США. Армения в таком случае превратится в перекресток наземных и подземных коммуникаций по линии Юг – Север и Запад – Восток. Тему геноцида армян лет через 50 (а может и раньше), как ни странно, спишут на распадающуюся Россию, ибо вместо СССР создадут Тюркский Союз, коль российские власти не хотят возрождения Третьей Русской империи. Россия желает во многом копировать судьбу Византии. Вот и итог. Ведь не зря же русские государи, начиная с Алексея Федоровича и завершая Николаем II делали ставку на армянский фактор в своей южной геополитике, а нарушение данной политики приводит к новым потерям России.

Как бы кто бы не пытался получить согласие президента Ирана Ибрагима Раиси на передел Армении с обещаниями о расконсервации через Израиль шахских авуаров на Западе в обмен на согласие по расчленению Армении, Тегеран вряд ли пойдет на авантюру, ибо усиление пантюркистского вектора на северных рубежах ИРИ со временем создаст новые внутренние и внешние проблемы для персов. Что же касается судьбы санкций по иранской ядерной программе и шахских авуаров в 51 млрд долл., то без мнения всех участников формата “5+1” венские переговоры не будут иметь перспективы, а еврейская диаспора не сможет вопреки США решить вопрос иранских миллиардов.

Никол Пашинян может согласится на подземную коммуникацию из Азербайджана через Мегри в Нахичевань с сохранением своей таможни и КПП без иностранных пограничников, а в обмен Ильхам Алиев построит аналогичную короткую дорогу из Карабаха в Армению. В таком случае Армения и Азербайджан на площадке МГ ОБСЕ подпишут мирный договор и начнут процесс делимитации с последующей демаркацией. Армения уйдет в сторону, сохранив за собой право вето в ОБСЕ по карабахскому вопросу. Карабах же отойдет под ответственность МГ ОБСЕ с установлением мандатной территории.

Иногда так получается, что большой институт оказывается в зависимости от функционирования малого института. Армения сохранила свою верность России в 1999 г. в динамике решения карабахского вопроса, но спустя 21 год получила серьезный удар в том же Карабахе. Как поведет себя Армения на сей раз? Одних наших эмоциональных желаний в пользу России с игнорированием прагматизма интересов, вряд ли достаточно и не позволит достичь ожидаемых результатов. Армения не может пойти против своих интересов, но она способна и на сей раз сохранить свою верность России в случае изменения политики самой Москвы в части безопасности армянского государства.

Уважая историю Византии мы обязаны извлечь уроки причин ее падения. Естественно, их не нельзя толковать келейно и в угоду каким-либо стереотипам. Одно ясно, что турки воспользовались слабостью византийской власти во внутренней и внешней политике (включая и в ослаблении Армении). Судьба Византии для России – это «Русская Греция» с течением времени и возрожденной новой империей Турана. Но не станем спешить и делать выводы за Россию, она сама способна дать ответ на вызовы времени (в чем мы желаем ей успеха). Российская империя имела монархическую династию и определенную последовательность своей политики, Советский Союз также имел свой принцип смены власти и политическую преемственность. Современная Россия не имеет ни первого, ни второго вариантов, ибо мы не знаем какую Россию следует строить. Наверное, единую и сильную, но не языком, а делом.

Александр Сваранц — профессор, доктор политических наук

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.