Теперь и в телеграм: подписывайтесь и читайте наш новый телеграм-канал Все о Российско-Арцахской дружбе

Оник: человек и герой

Оглушительный рёв внезапно появившегося на безоблачном небе самолёта сотряс деревню Тагавард. Благо сброшенная бомба упала не в самом селении, а на опушке окрестного леса. Однако мощная ударная волна снесла крыши и выбила окна окраинных домов, по всей деревне вдребезги разлетелись стёкла…

 

            Четырёхлетний Оник с трудом выбрался из-под груды всяческих вещей, посыпавшихся из распахнувшихся дверей огромного шифоньера, и, держась двумя руками за голову, упрекнул с по-детски наивной эмоциональностью бросившуюся к нему перепуганную мать:

            – Какая ты мне мама, если позволила ударить меня по голове?!

            Ирина, вся в слезах, схватила в охапку сынишку и, покрывая быстрыми влажными поцелуями его ушибленный, искажённый морщинками негодования лоб, побежала вниз, в сторону погреба, в который уже успели забежать находившиеся во дворе старший сын Симон и дочка Веануш.

Это была первая война Оника, и хотя она лишь слегка коснулась ребёнка, однако оставила в нём память о себе надолго. А нанесённая словами малыша рана на душе у матери так и не зажила…

 

Вторую войну, в апреле 2016 года, Оник  встретил уже не растерянным, ищущим защиту у взрослых ребёнком, а молодым, сильным и уверенным в себе мужчиной. И теперь он сам шёл защищать свою маму. К матери он был особо привязан, боготворил её – всё детство Оника прошло рядом с ней в Мартуни, в то время как брат Симон и сестричка Веануш росли больше у бабушки, в деревне Тагавард.

В ночь с первого на второе апреля противник коварно нарушил заключённое ещё двадцать два года назад бессрочное соглашение о прекращении огня, предприняв по всей разделительной линии наступательные действия с использованием танков, артиллерии и авиации. Оника словно ножом резануло по сердцу, когда по радио сообщили, что в результате обстрела из реактивной системы залпового огня «Град» в соседнем селе погиб школьник и ещё двое детей получили ранения. Перед глазами отчётливо встала картина лихого военного детства, когда он сам едва не стал жертвой авианалёта…

В полдень Оник уже был на передовой, рядом с солдатами-срочниками. Именно эти безусые юнцы противостояли наступлению специально подготовленных азербайджанских подразделений, подкреплённых наёмниками-террористами. Война была недолгой, активные боевые действия длились всего четыре дня, но в них, казалось, была сконцентрирована вся злость, ненависть и жестокость врага. Однако преимущество в вооружении и живой силе противника вновь оказалось беспомощным перед высоким духом защитников родины. Совместными усилиями военнослужащим и ополченцам удалось отбросить врага на исходные позиции и предотвратить дальнейшие злодеяния против мирных людей. Оник же вернулся домой с чувством исполненного долга и полный планов на будущее.

 

Увы, «четырёхдневная война» оказалась лишь прелюдией к «сорока четырёхдневной», уже совсем бесчеловечной войне. Произошла она спустя четыре года после «четырёхдневной» (казалось, цифра «четыре» играла какую-то мистическую роль в этих трагических событиях). И Оник, оставив дома малолетнего сына, вновь поспешил со своими друзьями на поле боя.

Новая война отличалась невиданной жестокостью, коварством и изощрённостью врага как в плане методов ведения боевых действий и применяемого оружия, так и зверств в отношении мирного населения, военнопленных, заложников и раненых, циничным попранием даже минимальных общечеловеческих норм. С первого же дня необъявленного широкомасштабного нападения планомерно уничтожались мирные города и сёла – кассетными бомбами, различными ракетами и снарядами. Против населения маленького края агрессор апробировал все виды имеющегося у него оружия: РСЗО «Смерч», ракетный комплекс LORA, тяжёлый огнемёт ТОС, боевые самолёты, ударные БПЛА и т.д. Под прицелом оказались церкви, жилые здания, школы, детские сады, госпитали, больницы, родильные дома, различные объекты инфраструктуры. Удары с воздуха и земли наносились непрерывно. Вновь гибли дети, женщины, старики. Апофеозом злодеяний стали зажигательные бомбы с белым фосфором, грозившие экологической катастрофой во всём регионе…

Став живым щитом, защитники края: военнослужащие, добровольцы и ополченцы – делали всё возможное и невозможное, ведя крайне неравную битву. Не одно геройство успел совершить и Оник Овсепян в эти судьбоносные для родины лихие дни. Он проявил себя одновременно как отважный воин и командир, водитель и спасатель, взяв на себя тяжёлую и опасную миссию вытаскивать с поля боя раненых и доставлять их под обстрелами и бомбёжками  на санитарном автомобиле УАЗ в военно-полевой госпиталь. В самые критические моменты спешил на помощь товарищам отбивать наступление многочисленного врага. «Бояться не надо. Кто боится, того и достаёт пуля», – убеждал окружающих он.

Врачи госпиталя удивлялись, как парень небогатырского сложения выдерживал неестественные нагрузки, как успевал столь быстро доставлять раненых под вражескими обстрелами в Степанакерт и возвращаться.

На сороковой день войны Онику предложили короткий отпуск, однако он наотрез отказался: «Если мы все уйдём отдыхать, то кто будет защищать нашу родину?..»

Несмотря на большие потери, противник не оставлял попыток прорыва линии обороны мартунинских защитников. Из-за нависшей непосредственной угрозы военно-полевой госпиталь пришлось эвакуировать. Оник же, верный себе, взял автомат и пошёл вперёд – навстречу опасности, в бой…

 

Вячеслав беспомощно лежал на животе, поражённый коварным выстрелом вражеского снайпера. Вдруг чья-то сильная рука схватила его и потянула вниз в траншею. Но тут хватка резко ослабла. Раненый не сразу понял, что боец, который хотел спасти его, сам получил смертельное ранение. Это был Оник. Он не дожил до перемирия всего несколько часов.

И всё же до рокового боя Оник успел поздравить сестру с днём рождения. «Турки  хотели водрузить флаг в нашем районе. Мы с друзьями отогнали их. Ну вот тебе и подарок на день рождения, сестрёнка. Всего наилучшего тебе», – эти слова стали прощальными для парня в ту злосчастную ночь на 9 ноября. В свои последние часы и минуты война спешила забрать как можно больше жизней героев…

Утро уже давно вступило в свои права, а Оник не отвечал на звонки родных. Бесстрашный защитник родины оправдал своё имя:  Оником – в честь  одного из отважных героев сказок, которые рассказывала бабушка Эмма, – предложил назвать младшего брата Симон.

Друзья же называли Оника «командиром», «полководцем» – он был лидером, всегда шёл впереди своих боевых товарищей, рядом с ним все чувствовали себя уверенно, в самые сложные моменты на передовой он умел быстро и правильно ориентироваться и принимать необходимые решения. За храбрость и преданность делу, беззаветную любовь к родине товарищи сравнивали Оника с легендарным Аво – Монтэ Мелконяном. Кстати, посмертно парень будет награждён медалью «Монтэ Мелконян».

 

Оник был неординарным молодым человеком. Искренний и непосредственный, добрый и общительный, интересный рассказчик с тонким юмором, Оник быстро находил общий язык с самыми разными людьми: со взрослыми обращался как взрослый, с детьми – по-детски. С Даво (так он обращался к сыну) общался как с равным. Это нравилось маленькому Давиду и добавляло теплоты в отношениях отца и сына. 

Друзья же отмечают его преданность, надёжность и одновременно требовательность. Все как-то по-особому любили и уважали его, называли «наш Оно». Окружающие заряжались от его жизнерадостности и оптимистичности.

«Наша дружба с Оником началась ещё с апрельской войны 2016 года, вместе охраняли позиции, сблизились, побратались, – рассказывает  боец Арташес  Арташян, у которого ещё  на первой войне 1991-1994 годов погиб брат и пропал без вести отец. – Но мы были знакомы давно, потому что Оник был одним из самых активных молодых людей в Мартуни. Он был чересчур человеколюбивым, очень преданным другом и  патриотом... Я не считаю, что потерял его, он всегда в моём сердце, всегда будет в моей жизни».

Оник считал своим долгом заботиться обо всех, кто его окружал. «Иди за мной, ты один в вашей семье», – говорил он своему боевому товарищу.

«Все сорок четыре дня мы были вместе с Оником. Он мне как родной брат. Вместе участвовали и в апрельской войне в 2016 году. Очень сильный духом был парень», – говорит друг Оника Тигран Улубабян.

Мысли, слова и дела Оника всегда гармонировали друг с другом. Являясь членом организации «Защитник Отечества», Оник в минуту опасности, не колеблясь, брал в руки оружие и шёл защищать свою родную землю и очаг. Он был таким же храбрым, какими были у него солдатики в детстве, без страха идущие на железный танк во время любимой игры в войнушку…

«Оник очень любил свою семью, она была его гордостью и радостью, –  отмечает сестра героя Веануш. – Но больше всего мой брат любил родину. И ради родины Оник пополнил полк бессмертных».

 

Оник Овсепян родился 1 января 1989 года в райцентре Мартуни, учился в средней школе имени Нельсона Степаняна и одновременно посещал школу искусств имени Арама Хачатряна. Его любили как одноклассники, так и учителя, ценили как примерного, дисциплинированного, успевающего ученика, честного и справедливого юношу, воспитанного на высоких нравственных началах.

Окончив с отличием школу, Оник поступил в Арцахский государственный университет на отделение бухгалтерского учёта и аудита экономического факультета. После окончания вуза работал в Мартунинском райотделе Национальной статистической службы НКР. Своим ответственным подходом к делу и пунктуальностью Оник очень быстро завоевал уважение среди коллег. Совершенствуясь день ото дня в выбранной профессии, свободолюбивый молодой человек вместе с тем не гонялся за должностями и деньгами. Он проявлял особую чуткость к людям, оказавшимся в непростом социальном положении, поддерживал и помогал, чем мог.

По-другому и не могло быть: мать Оника Ирина Григорян, заслуженный учитель, старалась воспитать своих детей настоящими людьми и гражданами, внушая им, что никогда нельзя врать, красть, зариться на чужое и завидовать кому-либо. Великодушный, честный и справедливый, Оник никогда не держал в сердце зла на людей, об ошибках же говорил им прямо в лицо. Был эрудирован, использовал в разговоре слова, которые не все из его окружения понимали.

«Оник с малых лет отличался большим воображением и организаторскими способностями, – рассказывает мать. – Ему всегда и всюду – в школе, во дворе, в трудовом коллективе, поручали что-то организовать. Доверяли самые ответственные дела. И всё получалось у него легко и интересно».

Как пчёлы вокруг капли мёда, около Оника, где бы он ни появлялся, собирались люди разного возраста и характера. «Когда он выходил во двор, двор освещался, – утверждают  соседи. – Его появление тут же оживляло всё вокруг».

Дядя Оника Карен Григорян, лесник и охотник, рассказывает, что часто брал племянников с собой в лес, в том числе в ночное время. Мальчики учились чувствовать природу, понимать язык зверей. Как-то маленький Оник спросил дядю, подстрелившего зайца: «Почему когда идёшь в лес, берёшь с собой ружьё? Зайца боишься?»

Впрочем, Оник очень скоро перестал задавать наивные детские вопросы. Любознательный и сообразительный от природы, открытый и общительный, уже в отрочестве он производил впечатление взрослого человека. Дружил с подростками старше себя. Вместе с тем он был по-юношески горяч, не осторожничал и постоянно рисковал. Любил взбираться на макушки самых высоких деревьев, обожал скорость, словно хотел опередить само время. Ему было двенадцать лет, когда попросился сесть на двухмесячного норовистого жеребца. Дядя пытался отговорить, но тщетно. Племянник настоял на своём. Оник погнал коня в соседнюю деревню через пересечённую местность. Вернулся через пару часов весь сияющий от радости.

 

Да, Оник спешил жить и прожил недолгую, но богатую, полную чувств, переживаний и раздумий жизнь в соответствии с вековыми традициями предков и заветом легендарных героев своего народа.

«В один из летних дней Оник вёз на своей машине меня и двух моих несовершеннолетних детей в ереванский аэропорт, – вспоминает уважаемая в Мартуни учительница Лусине Авагимян. –  Ехали по карвачарской дороге, связывающей Арцах с Арменией. Оник останавливал машину во всех живописных и примечательных местах. Он знал каждый участок дороги, каждый холм, камень, речку, селение, церквушку, хачкар, каждый древний  памятник, и его рассказы звучали для моих детей как некое сказочное повествование о Родине, которое до сих пор они помнят слово в слово. Нам казалось, что мы находимся в туристическом путешествии. Когда доехали до озера Севан, Оник вышел из машины и направился быстрыми шагами к берегу, ополоснул водой руки, лицо и, глубоко вздохнув, произнёс: «Невозможно, проезжая рядом с Севаном, не пообщаться с водой». На его лице искрилась счастливая улыбка, в котором отражалась нежная любовь к родным берегам… Преподавая Онику годы назад, я видела в нём ту бездонную любовь к родине, которая в судьбоносный момент поднялась и повела его в Бессмертие.  Наш Оник – наша гордость. Совершённые им подвиги всегда будут помнить поколения. Монтеаберд сегодня стоит благодаря ему – последователю Монте, и таким, как он…»

Оник мечтал увидеть Арцах навсегда свободным и независимым. Увы, ради высокой мечты ему пришлось пожертвовать собственной жизнью.

Ещё после «четырёхдневной войны» неравнодушный юноша хотел соорудить «родник для погибших». К сожалению, не успел. Но старший брат Оника Симон (во время «сорокачетырёхдневной» войны он получил тяжёлое ранение) вместе с их преданными друзьями и благодарными согражданами осуществил заветную идею героя – они построили в Мартуни мемориальный родник в честь него и обессмертивших себя тысяч отважных сынов, которые не на словах, а на деле продемонстрировали свою любовь к родине. Открыли памятник на торжественной церемонии Симон вместе с сыном Оника Давидом.

Незадолго до своей гибели Оник просил товарищей: «Если со мной что-то случится, расскажите Даво, каким был его отец». Сегодня живой родник возле дома Оника, а также хачкар, установленный в честь героев на месте боев на подступах к райцентру Мартуни, каждый день рассказывают Давиду и его сверстникам, какими героями были их отцы. Увы, жестокая 44-дневная война унесла жизни двухсот отважных сынов района. Воспитанные в духе легендарного Монте-Аво, мартунинцы проявили беспрецедентное мужество, защищая родной очаг…

Отчизна по достоинству оценила подвиг Оника Овсепяна, посмертно наградив героя орденом «Боевой крест» (первой степени) – за исключительное мужество при защите государственной границы Арцаха, своей земли и любимой родины.

На церемонии открытия хачкара в честь военных медиков во дворе школы села Гиши (в дни войны здание школы использовалось в качестве госпиталя) об Онике все говорили с восхищением и только в настоящем времени, как о живом...

 

Да, об Онике Овсепяне, обессмертившем себя на поле боя за свою родину, никогда не говорят в прошлом времени, про него поют песни и слагают легенды. Благодаря ему и таким, как он, выдержал, выстоял тяжело раненный в нечестном бою маленький край и не перестаёт стремиться к свободе и независимости – заветной мечте Оника и всех арцахцев…

             Ашот Бегларян, писатель, публицист

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

Жанр

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.