Теперь и в телеграм: подписывайтесь и читайте наш новый телеграм-канал Все о Российско-Арцахской дружбе

Армяне сохранились всем смертям назло, теперь пора возродить Армению

Армянам следует провести объективное исследование причин своих прошлых исторических поражений и потерь, чтобы исключить повторение тех же ошибок в будущем, считает профессор Александр Сваранц.

Возрождение национальной государственности Армении по факту развала Советского Союза некоторые армянские эксперты, на мой взгляд, ошибочно полагали следствием национально-освободительного движения армянского народа в Нагорном Карабахе. Суть данной позиции сводилась к тому, что якобы Карабах стал катализатором нового этапа борьбы за независимость Армении. К тому же, антиармянская позиция союзного центра в форме безвольной политики Михаила Горбачева в карабахском вопросе привела к актуализации национального вопроса в СССР, новым межэтническим конфликтам и в конечном итоге развалу cоветской империи.

Нельзя не согласиться с тем фактом, что недостаточное внимание к национальному вопросу, а тем более, ошибочная политика империи в данной социальной области, рано или поздно приводит к расшатыванию государственных основ и развалу ее территориальной целостности. Любая империя отличается от национального государства прежде всего своим этническим составом, ибо она всегда полиэтнична и поликонфессиональна.

Профессор Александр Сваранц: Армяне сохранились судьбе назло, теперь пора возродить сильную Армению

Сам Карабах и карабахцы изначально и в процессе движения не ставили вопроса развала СССР и выхода из состава Союза. Следует признать, что с момента передачи Нагорного Карабаха в состав Азербайджанской ССР на правах областной автономии, карабахцы не смирились с данным валюнтаристским решением и вели свою борьбу за воссоединение с Арменией. Соответственно, карабахское движение в советский период практически и не завершалось до момента развала Союза (лишь в период Великой Отечественной войны карабахцы не поднимали данный территориальный вопрос и внесли достойный вклад в общую победу над фашизмом). Из этого следует сделать вывод, что армяне никогда не связывали решение карабахского вопроса с выходом или развалом Советского Союза. К сожалению, слабый центр своей политикой «угодить всем» и привел к гибели СССР, которую президент России Владимир Путин назвал крупной геополитической катастрофой.

Историки подтвердят, что в годы советской власти традиционные внешние противники на Западе и Востоке вели тайную подрывную (антисоветскую) деятельность с активным использованием национального вопроса. В тех же странах Запада и Турции, как известно, после Октябрьской революции 1917 г. и гражданской войны эмигрировали и оседали различные националистические политические структуры, которые получали поддержку иностранных разведслужб и вносили свой негативный вклад в процесс разрушения СССР. Естественно, зарубежные центры пытались в своей антисоветской практике использовать существовавшие в СССР национальные проблемы, включая доставшиеся в наследство от истории первых лет советской власти и допущенных при этом ошибок, где тема Карабаха сохраняла свою актуальность. Вместе с тем национальные политические силы в эмиграции как до установления советской власти, так и после сохраняли определенные противоречия между собой. И это особенно выражалось в отношениях, например, между теми же армянскими дашнаками и азербайджанскими мусаватистами. С одной стороны, их всех объединяла платформа и идеология антисоветизма, с другой же – они разделялись в национальной идеологии и подходах по части границ своих национальных республик.

Мало кто из числа бывших союзных республик в декабре 1991 г. был готов к национальной независимости (некоторые и по сей день не готовы), а для ряда из них эта проблема приобрела еще более тяжелый характер ввиду втянутости в кровавую драму гражданского, межэтнического и межгосударственного конфликта и его горячей формы – войны. В такой крайне неблагоприятной ситуации оказались тот же Азербайджан с Арменией из-за карабахского конфликта, Грузия с проблемой двух автономий в Абхазии и Южной Осетии, Молдова с учетом драмы в Приднестровье, а также часть стран Средней Азии (включая Таджикистан, Узбекистан и Кыргызстан). Тема территориальной целостности Украины (особенно по части Крымского полуострова) в 1990-х гг. не теряла своей актуальности, но оставалась предметом «баталий» политиков, а не стихией ожесточенного межэтнического конфликта. Страны Балтии с учетом своей истории и особенно географии в относительно короткие сроки оказались в авангарде западной наступательной геополитики, что позволило им уже в 2000-х гг. вступить в блок НАТО и стать членом ЕС.

Армения же оставалась одна с доставшимися от истории сложными геополитическими проблемами. В отличие от того же Азербайджана, Армения не имеет этнически и политически родственных зарубежных государств. К примеру, та же натовская Турция со своей экономической и военно-политической мощью, которая и стояла у истоков зарождения азербайджанской государственности в мае 1918 г., является не формальным, а самым содержательным стратегическим союзником для Баку. При этом национальные интересы Турции и Азербайджана как в 1918–1920 гг., так и в постсоветский период совпадают практически во всем. Вместо того, чтобы вести сбалансированную внешнюю политику и прежде всего военно-техническое сотрудничество на мировом рынке, Армения после Первой карабахской войны понадеялась на всеобъемлющую помощь России. Однако тема национальной безопасности не предполагает притупление бдительности и ставку на внешний мир, ибо у союзника тоже могут появиться свои вопросы и трудности. В конечном итоге подобная практика приводит к тяжелым последствиям и поражениям, ибо если арсенал твоей армии испытывает дефицит и не реформируется в соответствии с требованиями времени, то высока вероятность трагического исхода.

Если в составе единого Союза – второй мировой державы – все национальные республики чувствовали прочную военную безопасность и экономическую поддержку (а часть из них были, по сути, дотационными) от России, то после развала СССР практически все национальные республики оказались в положении стран «третьего мира». Соответственно, особенности географии, природно-сырьевая база, выход к морям и доступ к важным коммуникациям в сочетании с внешними партнерами и союзниками создавали неравные условия для развития новообразованных стран постсоветского пространства.

Профессор Александр Сваранц: Армяне сохранились судьбе назло, теперь пора возродить сильную Армению

Армяне ряд веков не имели государственности и оставались в положении этнических территорий в составе тех или иных империй (Персидской, Османской и Российской империй). Наша национальная идентичность дополнялась имперской идентичностью, ибо армяне во все времена и во всех имперских образованиях оставались пассионарным народом, вносили бесценный вклад в укрепление и развитие стран проживания, в их культуру, экономику, политику, армию и безопасность. Удивительная особенность армян исторически предопределялась тем, что, сохраняя свою этническую идентичность и самосознание благодаря языку, религии, культуре и истории (а главное родной земле – Армянской географии), они вместе с тем подчиняли свое этническое начало имперской идентичности.

Нельзя сказать, что исторически армяне не подвергались ассимиляции в той же Османской или Российской империях, а также в других странах Востока и Запада. Подобные процессы происходили частично под угрозой насилия (например, порционная исламизация армян Понта, курдизация и туркизация по итогам политики Геноцида части армянских сирот в Турции). Ассимиляция армян имела место частично и по факту натурализации в успешных и развитых странах мира, где не было угроз этническому существованию, но не было и перспектив особого продвижения в силу этнической принадлежности.

Однако при всех условиях армяне, пройдя через века потерь и трагедий, сохранились как этнос (нация) «всем смертям назло». Уникальность армян заключается и в том, что при благоприятных условиях исторических перемен и политической конъюнктуры они находили в себе силы и способность возрождать независимую Армению в ареале этнических территорий в пределах Армянского Нагорья и Средиземноморья. Притяжение нации к своим историческим границам, очевидно, является стержнем политической доктрины Ай-Дата (Армянского вопроса) и следствием утраты армянами имперского мышления после непродолжительной истории Великой Армении Тиграна II в античный период. Вся проблема армянских правителей после Тиграна Великого свелась к тому, что они концентрировали свое внимание лишь на границах Армянского Нагорья, в то время как удержать этнические территории в столь энергичном регионе в Малой Азии невозможно без расширения границ государства и выхода к естественным рубежам, гарантирующим стратегическую и долгосрочную безопасность.

Возрождение независимой Армении на карте мира в новейший период стало неким важным посылом истории, ибо Армения есть наследник эпохи Античности. Естественно, данная особенность вовсе не дает новой Армении каких-либо преференций в системе международных отношений. Вместе с тем особенности региональной географии, палитра геополитических комбинаций и интересов ведущих держав к кавказскому региону диктуют важность сохранения некого острова со ставкой на нейтралитет и равную удаленность. Именно данный статус Армении способен сохранить баланс соотношения сил в столь важном перекрестке под названием Кавказ, а также стать эффективным выразителем политики сдерживания по отношению к центрам реваншизма и неоимпериализма.

Внеблоковая Армения с опорой на собственные ресурсы (образование, экономику, науку, армию) и партнерство с ведущими центрами силы Запада, Севера и Востока может позволить восстановить естественную географию армянского государства. В то же время неспособность проведения данного курса властями современной Армении требует более гибкой политики с учетом внешней конъюнктуры.

Сегодня в Армении сохраняется высокая угроза новых территориальных потерь в силу отсутствия национального единства, политической консолидации основных сил, последствий минувшей Второй карабахской войны и проблем в области обороны и безопасности.

В этой неблагоприятной атмосфере в среде армянских экспертов можно встретить самые невероятные и порой весьма спорные (если не сказать абсурдные) идеи и анализы. Например, бредовая идея армянского начала создания Руси и русского начала нынешней Армении. Сторонники данных подходов утверждают, что Киевская Русь в лице святого князя Владимира приняла в 988 г. Православие от армянского императора Византии Василия II Болгоробойца Македонянина, что заложило основу (культурной, религиозной, политической и военной) византизации Русского государства и последующего образования Русской империи.

Армянский император Византии Василий II Болгоробойца Македонянин

Армянский император Византии Василий II Болгоробойца Македонянин

Этот спорный тезис опровергается самими русскими историками. И дело даже не в том, что император Василий был армянином по происхождению (впрочем, как и многие другие правители Византии), а в том, что тот же Василий Македонянин формировал союзное православное государство на севере вовсе не из интересов Армении и армян. В противном случае тот же император не стал бы довершать историю Западной Армении в составе самой Византии и переселять армянских нахараров (князей) в Каппадокию, Дакию, Болгарию. Был ли один из авторов русского алфавита Кирилл армянином или нет – не суть важно, ибо он передал русским не армянский алфавит, а кириллицу. Никто не сомневается в армянских корнях великого шансонье Шарля Азнавура. Однако, музыка Азнавура вовсе не армянская, а французская. Османский султан Абдул-Гамид II был сыном армянки, но это не остановило его от жестоких преступлений против армянского народа своей империи.

Османский султан Абдул-Гамид II был сыном армянки

Османский султан Абдул-Гамид II был сыном армянки

Примерно тоже самое можно сказать о русском начале новой Армении. Никто не может отрицать чуть менее 200-летнюю историю пребывания восточной части Армении в составе русского государства (Российской империи и Советского Союза), а это 7 поколений. Велико позитивное культурное, экономическое и политическое воздействие России и русских на Армению и армян. Русские не уничтожили Армению и армянский народ, но дали им возможность сохраниться и возродиться. В свою очередь армяне внесли немалый вклад в становление и развитие российской государственности, в ее победы и достижения. Новая Армения на современной карте мира это и есть отчасти наследие российского фактора. Однако история российско-армянского межгосударственного союзничества гораздо меньше по срокам и содержанию, ибо ограничивается постсоветским временем.

И сегодня сохраняются спорные мнения о роли России в судьбе Армении и армян в годы Первой мировой войны, да и в современный период по ситуации армяно-азербайджанского противостояния в Нагорном Карабахе. Можно отрицать или игнорировать сам факт, что именно Советская Россия пошла на сговор с Турцией в части Армянского вопроса. Однако подобная позиция вряд ли может убедить ту же историю, ибо Московский договор от 16 марта 1921 г. по судьбе армянских территорий подписывала Россия, а не Армения. Можно и сейчас утверждать, что Россия выступала объективным арбитром и сохраняла высокий нейтралитет в ситуации Второй карабахской войны осенью 2020 г. Однако именно Россия внесла значительный вклад в модернизацию вооружения и боевой техники Азербайджана. И неслучайно тот же А. Дугин публично подчеркивает главную роль России и лично президента Путина в победе Азербайджана в минувшей карабахской войне якобы с целью вовлечения Баку в русские интеграционные объединения (ОДКБ и ЕАЭС).

Москва фактически отказалась от союзнических обязательств в отношении Армении в процессе и после войны 2020 г., когда Азербайджан наносил удары и вторгся в пределы суверенной территории Армении – члена ОДКБ и военного союзника РФ. Некоторые эксперты пытались связать подобную позицию Кремля фактом возможного вмешательства члена НАТО Турции. Однако Турция и так вмешалась во Вторую карабахскую войну на стороне Азербайджана – и военным, и политическим путем. Именно Турция передала Азербайджану часть новейших вооружений и технику, перебрасывала исламских боевиков на ТВД в Карабахе, отправила своих генералов для командования войсковыми операциями. Наконец, Турция стала соучастником мониторингового центра в Агдаме и фактически контролирует передвижения российских миротворцев в Карабахе. В итоге Турция, спустя более двух столетий, вновь вошла в Закавказье, что показывает слабость России. Как можно принять тезис о вероятных угрозах НАТО, когда из трех членов МГ ОБСЕ по карабахскому урегулированию двое – США и Франция – являются основателями и ведущими членами данного блока. Как же Россия опасалась одного члена НАТО Турции в Карабахе, а в той же Сирии и Украине почему-то этот тезис не актуален?

Сегодня в той же Украине весь мир наблюдает, как страны НАТО во главе с США оказывают масштабную военную, политическую и экономическую помощь своему партнеру (даже не члену блока) Киеву в противостоянии с Москвой. Однако в Карабахе Россия не продемонстрировала пока что подобную активность, что и привело к поражению военного союзника Армении. В 2020 г. администрация президента Владимира Путина не смогла (или не пожелала) повторить твердую позицию администрации президента Бориса Ельцина по Карабаху. Как известно, в 1993 г. при явной угрозе вхождения Турции в Первую карабахскую войну на стороне Азербайджана Россия устами своего министра обороны и министра иностранных дел жестко возразила, пригрозив войной члену НАТО без всяких оглядок на ст. 5 Устава данной организации. И это возымело действие. Но все течет и все меняется. В 2020 г. очевидно сложились новые реалии, игнорировать которые президент В.В. Путин не мог.

В карабахском случае Москва добилась перемирия и ввода своих миротворцев в оставшуюся под армянским контролем часть. В России это представляется как главное достижение в части региональной геополитики и защиты армян. При этом важно напомнить, что и после подписания Бишкекского соглашения о перемирия по итогам Первой карабахской войны в мае 1994 г. армянская сторона поддерживала ввод российских миротворцев в зону конфликта, но азербайджанцы выступили против. Правда, прошедший период со дня перемирия от 9 ноября 2020 г. показывает, что Баку неоднократно и грубо нарушал режим перемирия, как и после Первой карабахской войны с 1994 по 2020 гг. Дело доходит не только до перестрелок, гибели гражданского населения, захвата новых территорий и так сократившегося до нельзя Карабаха, но имеют место и факты откровенного игнорирования самих российских миротворцев и их дискредитации (причем в период проводимой ВС РФ СВО на Украине). Однако и при подобных ситуациях Москва продолжает сохранять подчеркнутые отношения союза с Азербайджаном и Турцией. Сохранятся ли подобные высокие отношения после смены лидеров Турции, Азербайджана и России – трудно сказать, но перемены, все же, наметятся.

Россия исходит из своих национальных интересов, которые кому-то могут нравиться, а кому-то нет. Верное ли это представление национальных интересов самой России, не приведет ли подобная практика уступок в том же Карабахе со временем к большим проблемам для РФ? Вопросы, конечно, не простые, но решает их руководство России. В «Большой игре» крупных сил и держав могут наступать периоды разных комбинаций, временных уступок или потерь, что вовсе не означает полной капитуляции.

Президент Путин пока что в публичных речах с президентом Ильхамом Алиевым отмечает, что перемирие от 9 ноября 2020 г. позволило почти решить карабахский вопрос. В Ереване некоторые воспринимают это как однозначную позицию Кремля в пользу Баку. Но так ли это на самом деле и что кроется в приставке «почти» – покажет время. Россия сегодня оказалась под жестким натиском Запада в ситуации военно-политического кризиса с Украиной, боевые действия и жесткие санкции оказывают сильное воздействие. Однако Россия не отказывается от своей роли в том же Карабахе и, очевидно, никому не простит всякие поползновения в пользу «второго фронта» для ослабления той же СВО на Украине.

Россия остается великой державой, чьи интересы Армении надо представлять и уважать. Армянам следует провести объективное исследование причин своих прошлых исторических поражений и потерь, чтобы исключить повторение тех же ошибок в будущем. Мир велик, но выбор не всегда вариативен.

Что ожидает Армению в случае вступления в новый Русский союз? Об этом недвусмысленно говорил относительно недавно президент Белоруссии Александр Лукашенко, но и в армянском обществе понимают приближающийся день выбора. На мой взгляд, Армения может не только вступить в новый Русский Союз, но вместе с Россией и Беларусью стать его архитектором и катализатором. Подобное возможно только при одном условии – вхождении Нагорного Карабаха в состав России на правах национального субъекта. В этом случае приставка «почти» к карабахскому вопросу и для нового союзника Азербайджана, и для исторического союзника Армении потеряет всякое значение. В подобной перспективе крайне сомнительно, что Азербайджан с Турцией способны будут аннексировать какую-либо часть современной Армении, не говоря уже про Карабах в составе России.

Александр Сваранц — доктор политических наук, профессор

realtribune.ru

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.