Теперь и в телеграм: подписывайтесь и читайте наш новый телеграм-канал Все о Российско-Арцахской дружбе

"РИА ДЕРБЕНТ": Гулера Камилова. О туманном будущем лезгин в Азербайджане, о войне и о шахидах – крик лезгинской души

Не люблю писать о политике, не моё. Но, каждый раз, когда заходишь на ФБ, попадаются портреты детей в военной форме армии Азербайджана, (детей, а иначе их не назовешь, посмотрите на их лица). И надписи на азербайджанском, что вот они, наши герои, наши шахиды, погибшие за Родину. А недавно еще видела очень фальшивый ролик в стиле турецкого сериала, где было показано, как представители нацменьшинств Азербайджана помогают воюющей армии, и даже прозвучали фразы на их родных языках. Ну не получилось у них сказать «Родина – мать зовет». Потому что не мать им всем, этим народам – лезгинам, аварцам, цахурам, талышам Азербайджан, а мачеха. Очень циничная и лицемерная причем. И это было видно всегда не вооруженным глазом. К нацменьшинствам, кстати, к автохтонным народам, которые корнями вросли в эту землю, в Азербайджане относились как к людям второго сорта. И это факт. Ничего не имею к азербайджанскому народу, в моей семье есть невестка – чистая азербайджанка и братья, сестры – полукровки. И таких семей в Юждаге много. Скажу открыто – политика официального Баку – политика геноцида проживающих в Азербайджане автохтонных народов. И сейчас там происходит самое страшное, что может происходить: убийство детей, убийство и уничтожение репродуктивной части населения лезгин, аварцев, цахуров, талышей. Конечно, убито много и мирных людей по обе стороны конфликта и самих азербайджанских и армянских солдат, война есть война, будь она проклята! Умирают совсем молодые, вот что страшно, и об этом говорят и показывают нам соцсети, но никак не официальная пресса и ТВ. Там тайный сговор и молчание.

Меня удивляют те лезгины (лезгины ли?), которые говорят сейчас, что им в Азербайджане живется легко и прекрасно. Может быть, кому- то и живется там прекрасно, я искренне порадуюсь за своего соплеменника. Но видела я и наблюдала совсем обратное. Что связывает этнос в единый народ, нацию? Прежде всего – язык, пусть и в диалектах, единое историческое прошлое с общепринятыми национальными героями, культура, обычаи и традиции, праздники, вера и кровь. Лезгинская кровь – кровь единого тела, перерезанного пополам. Да, мы научились жить со стальным стержнем в теле, в виде государственной границы, и преодолевать фантомные боли. Но кровь не обманешь, в ней весь исторический путь народа от сотворения мира, в ней генетическая память. Я считаю, что не может быть хорошо лезгину в Белиджи, в Кизляре, в Сургуте, когда плохо лезгину из Куткашена и Кубы, кровь не даст благоденствовать, включит сигнал тревоги. Так вот я не могу без боли смотреть на лица убиенных мальчиков, и не надо мне говорить, что они шахиды. Это лицемерие! Шахиды – это те, кто умирает за веру и Всевышнего, и сам добровольно идет на смерть. А то, что делается там у вас – это цинизм и беспредел. Как же это вы сейчас про веру то вспомнили? А когда снимали табличку с древней лезгинской мечети XII века, тогда не думали, что это символ веры, святое и даже сакральное место для коренных лезгин? И при чем тут вера, когда дело в пантюркистских амбициях турецко-азербайджанского правительства?

Я ездила в Азербайджан восемь или девять лет назад. Конечно, после разбитых наших дорог, дороги от Ялама до Баку, просто прекрасные. (Спасибо Владимиру Васильеву за годы его руководства дороги в Юждаге починили). А какая там красота вокруг – Ялама, Кусары и вся дорога до Баку – везде райские просторы. Все для привлечения туристов и гостей, все ориентировано на бизнес, торговлю. Но первое, что как – то коробит сознание, это то, что надписи только на азербайджанском языке. Я азербайджанский не понимаю, но я хочу знать, что это за заведение, у которого мы остановились, или, что за населенный пункт, или что за гора такая интересная у дороги и все там останавливаются. Но, увы! Ну, хорошо, если у вас лезги чIал вызывает фобию, напишите, хотя бы на английском, вы же хотите туризм развивать. Там же в районах, где проживает 90 % лезгинского населения, вы не найдете ни одного управляющего лезгина или начальника какого-либо ранга. Только азербайджанцы! Может быть, есть где-то директор школы, но очень затурканный и подневольный. Я заночевала в Кусарах у дальних родственников. На мой вопрос – почему тут у вас нет ни одной вывески на родном языке, мне рассказали историю, как один лезгин у которого был скромненький магазин хозяйственных товаров под большой и яркой вывеской написанной на азербайджанском языке ниже, второй строчкой написал на своем родном « КIвализ – хзандиз» – «Для дома, для семьи». Через несколько дней к нему пришел участковый, кстати, его хороший знакомый, и сказал ему следующее: – «Кардаш, я тебя уважаю, но сними эту вывеску и повесь другую, без второй строчки». Хозяин магазина отказался этого делать, через пару дней пришла какая- то инспекция, сказали, что именно на том месте, где стоит его магазин, магазина быть не должно по техническим причинам. Вот и все! Магазин закрыли, а хозяин уехал в Москву батрачить на стройку, ведь семью кормить как- то надо. Рабочие места в Кусарах если и есть, они не для лезгин. Так же как в курортах и санаториях, которые сейчас открываются на исторических землях лезгин. Я не могу утверждать, фактами не владею, но лет пять назад к нам из Кусаров приезжал родственник, который горевал, что силою скупаются лучшие земли у лезгин и возводят там курорты и базы отдыха. Я спросила, берут ли местных на работу? Он посмеялся и покачал головой.

Однажды в Баку я поехала зимой и остановилась у своей бывшей однокурсницы. Моя подруга жила в центре города, и в небольшой квартире стоял жуткий холод, потому что отопительные батареи еле-еле теплились. А когда мы с нею ехала по городу, то я заметила очень странное явление – из окон квартир в многоэтажках торчали трубы, как от печей-буржуек. Подруга сказала, что на отоплении экономят и так люди выходят из положения – сами устанавливают отопительные печи. В стране, где нефтедоллары лились рекой, люди мерзли в своих квартирах. С какой же тоской я вспоминала свою квартиру в Махачкале, лежа под тремя шерстяными одеялами в квартире в центре Баку. Моя подруга творческая личность, и круг ее друзей такие же люди – журналисты, музыканты, художники. Молодые бакинские лезгины говорят только на азербайджанском языке. Понятно, ассимиляция и здесь, махачкалинские молодые люди тоже родных языков не знают. Но там, в Азербайджане ассимиляция идет бешеными темпами и в селах. Одна из журналисток местной газеты, этническая лезгинка, которая с детства говорит и пишет только на азербайджанском языке, пригласила мою подругу, у которой я гостила, к себе в высокогорное село. Дальше повествование шло от лица моей подруги, потому что та не знала ни русского, ни лезгинского, а я плохо понимаю азербайджанский. Боюсь ошибиться, но, кажется, село называлось Филифар. Над этим селом высоко на вершине горы руины древнеалбанского храма, куда они и отправились. По их словам – останки храма – жалкое зрелище. Никогда ни кто его не исследовал и что это за памятник истории – не известно. После прогулки подруги вернулись в семью, поужинали и моя однокурсница, которая всегда хорошо пела, затянула песню на родном лезгинском языке. И каково же было ее потрясение, когда вдруг, мирно спавший в углу старый дед, о существовании которого они забыли, вдруг стал всхлипывать и плакать. Дед сел на кровать и покачивая головой, тихо приговаривал: – «дидедин чIал, чан дидедин чIал». Мне этот их рассказ врезался в сознание, хотя сама я этого не видела. Но я могу представить, сколько стариков таких жило и умерло в лезгинских селениях, со стоном о Лезги чIал и лезги чил. Сколько лезгин отчаявшись, и не имея возможность платить «Лезги пул», (плата, которая взималась азербайджанскими властями за право учиться и получить образование у именно у лезгин), записали в паспорте в графе национальность – азербайджанец. А что было делать, если в семье несколько детей, а «Лезги пул» платить надо. А как поступили с жителями сел Урьян уба и Храх уба? Сверхцинично. Но это все ерунда, по сравнению с той страшной трагедией, которая происходит сейчас в Азербайджане и Армении, что происходит с простыми людьми. И по сравнению с тем, что происходит в семьях моих соплеменников по ту сторону Самура. Сколько сейчас стонет и плачет женщин и мужчин о своих детях. Сколько девушек не дождутся своих парней и никогда больше не увидят их улыбок, не услышат их смеха. В пустых домах не родятся дети и внуки. Только могилы растут и множатся, покрытые алыми цветами. Алыми, как кровь на шах-хирманах, на которых чужеземные захватчики еще пару веков назад затаптывали боевыми конями детей, стариков и женщин, после того, как в бою убивали мужчин- защитников. Все в истории повторяется. И Кавказ и Закавказье всегда были и остаются зоной стратегических интересов мировых империй и разменной монетой в большой и страшной игре политиков. К большому несчастью народов, проживающих в этом прекрасном крае.

Гулера Камилова

Facebook

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.