САРДАРОВ СЕРГЕЙ — ОДИН ИЗ ОРГАНИЗАТОРОВ СИСТЕМЫ ПВО СССР

09876567

Эти армяне в бытность советской империи, которая в итоге нанесла огромный урон Армении, были везде, буквально во всех сферах деятельности начиная от простых объектов жизнеобеспечения, и заканчивая сложнейшими системами защиты и нападения. Огромные заводы и лаборатории по производству любого типа оборудования и систем: разработка и производство радио-деталей и аппаратуры, система ВВС, ПВО, космос и прочее и прочее…..

К сожалению до сих пор все еще есть много талантливых людей генетически принадлежащих к армянскому этносу, верой и правдой служащих дохлой большевистской системе, которая уже в открытую показывает свою анти армянскую и протурецекую направленность и деятельность.

Об армянине, история которого представлена  ниже, я бы не узнал, если бы не его сын опубликовавший воспоминания о своем отце. Речь идет о Сардарове Сергее Аршаковиче (1909-1987), одном из организаторов и создателей системы ПВО СССР. Той самой, которой у нас не было в начале 90-х, когда азербайджанская авиация безнаказанно бомбила Арцах и Горис.

Как бы то ни было, но мы армяне помним своих соотечественников, и гордимся их талантом на протяжении веков.

Армен Сардаров Вспоминая отца

Сардаров Сергей Аршакович (1909-1987) – уроженец Нагорного Карабаха, генерал-полковник авиации, летчик-истребитель, один из организаторов современной системы ПВО в СССР, командующий 2-й отдельной армией ПВО, участник Великой Отечественной войны, награжден орденом Ленина, двумя орденами Боевого Красного Знамени, тремя орденами Красной Звезды, другими орденами и многими медалями. Был депутатом Верховного Совета Белорусской ССР, членом Центрального Комитета КПБ.

Белоруссия. Минск. 60-е годы прошлого века. Кабинет отца в здании на улице Якуба Коласа. Карта, висящая на стене, обычно закрытая занавеской, оказалась в этот мой приход открытой.

Отец отвлекся разговором по телефону, и я, тогда школьник старших классов, с недоумением рассматриваю чёрные стрелы с разных концов Европы, направленные на Белоруссию. Вот «Поларисы» – ядерные ракеты с английских и американских подводных лодок. Их целых 16. Вот бомбардировщики Б-52, которые летят из Норвегии. Их тоже больше 10…

Отец уже закончил разговор, подходит к карте и быстро задергивает занавеску. «Что, и это всё вы успеете отразить? » – спрашиваю я. «Да, успеем», — короткий ответ. Вот так вблизи познаю тяжёлую работу отца, о которой в семье не принято говорить – радиолокаторы, днем и ночью следящие за противником, истребители на взлётной полосе всегда с разогретыми двигателями и ракетные комплексы, готовые к бою. Но обо всём этом, конечно, в основном, догадываешься.

Я знаю, что его армия ПВО защищает большой район СССР – это Белоруссия, Литва, Латвия и Калининградская область России. Тысячи офицеров и солдат день и ночь находятся в страшном, нечеловеческом напряжении.

Вот самолеты США поднимаются из Норвегии, Исландии и берут курс на восток. В этот момент вся система должна прийти в чрезвычайную готовность – истребители взлетают, ракетные комплексы до старта начинают отсчет. В последний момент, за 50-100 км бомбардировщики отворачивают от границы Союза. И так почти каждый день, из месяца в месяц, из года в год. Холодная война идет между системами и здесь останавливается на самой последней грани перехода в горячую…

Кубинский кризис 1962 года. Отец неделю не показывался дома. Даже из официальных сообщений, из тона Хрущёва ясно, что война может начаться в любую минуту. Мы знаем, что отец где-то под Минском, в подземном (боевом) КП своей армии. Третий день телефон молчит, и, наконец, звонок. Твердый голос отца: «Не волнуйтесь, я вас заберу, если что…». Мы-то с матерью знаем, что спасение невозможно даже теоретически, ведь «Поларисы» летят на цели минут 25-30. Важно главное – он помнит, он с нами, и страх уходит.

«Боевая готовность» – вот дело, вот лозунг всей жизни отца. Нечеловеческое напряжение ежеминутно, из года в год. И только рубцы, рубцы на его израненном сердце, которые врачи называли инфарктами. Борьба идет, и борьба не только с противником, но и с недомыслием, глупостью, неорганизованностью, извечными болезнями нашей такой большой страны. Руководство требует сверхбдительности любой ценой, невзирая на последствия, жертвы, в спешке принимая многие непоследовательные решения.

Вот в поле зрения радаров армии отца попадает самолет, который летит уже над нашей территорией, он не передает сигнал «свой» (об этом эпизоде я услышал спустя годы). Густая облачность над целым континентом, и истребителям не удаётся перехватить самолёт, который летит то в сторону границы, то, меняя курс, направляется к Москве.

Отец находится на КП и вновь и вновь поднимает звенья истребителей-перехватчиков, но безрезультатно. Из Москвы следует категорический приказ – «Сбить ракетой!». «Разрешите еще попытку визуального опознания?». «Нет, Сардаров, пойдешь под трибунал, если не выполнишь приказ!».

Так проходит 30-40 минут переговоров с главкомом, пилотами, минуты дикого напряжения, страшной ругани. Наконец истребитель-перехватчик, пробив облачность, выходит на курс «нарушителя» и передаёт на КП: «Вижу гражданский ТУ-104, бортовой номер такой-то!» Всё, Москва умолкает, главком швыряет трубку, но долго будет поминать отцу его «карабахское упрямство».

Конечно, отец любил своих лётчиков-истребителей, свою авиацию немножко более других родов войск. Наверное, потому, что сам был лётчик Великой Отечественной войны, сам не раз поднимал самолёт навстречу врагу. 1941 год он встретил на Дальнем Востоке, командуя авиационным полком.

Кстати, вспоминая об этом страшном времени, он говорил, что не понимает, как наши пропустили немцев на западе. Рассказывал, что уже с 1940-го года они ночевали под Хабаровском в кабинах своих истребителей, ежечасно ожидая начала войны, и не раз взлетали на перехват японских самолётов, которые подлетали к границам СССР.

В конце 1941 года он на Северном фронте охраняет конвои союзников и наши морские базы. С 1942 года на южных фронтах: Кавказ, Крым, Одесса, Румыния. Боевые вылеты, сбитые самолеты врага…

Конечно, это легендарное время от меня было уже совсем далеко, и лишь ордена и медали, выцветшие фотографии и немногословные рассказы могли донести дух этого великого времени.

Лётная книжка отца, перечень самолётов, на которых он летал, «Яки», «Лавочкины», а это что за машины? Это «Харрикейны», сынок, это «Спитфайр», а это «Аэрокобра». Да, долго не принято было говорить вслух об этих прекрасных английских и американских машинах… Вот сухие цифры количества вылетов: 1941 год – 188, 1942-й – 203, 1943-й – 280… Так они шли к Победе.

Начало 50-х годов.

Я впервые попадаю на аэродром под Брянском еще ребенком. И вот, среди зелёно-серых краснозвездных с пропеллерами самолётов – серебристое чудо – это наш первый реактивный истребитель «МИГ-15» и улыбающееся лицо отца в кабине, обращенное к нам, чуть помахивающая рука в перчатке. Это сверхновая техника, её тогда осваивали асы второй мировой. Тяжёлое время, когда новые самолеты разбивались, а лётчики часто гибли.

Мы в семье сразу догадывались о каждом лётном ЧП. Неделю отец не разговаривал с нами и постоянно курил, выходя на балкон, переживая случившееся. Он, прошедший войну, никогда не мог привыкнуть к потере своих пилотов.

Армянство отца. Строгий дед Аршак и добрая бабушка Кола. Её теплые руки и колени. Всегда в чёрном. Наверное, с тех пор, как в Отечественную погиб её сын и младший брат отца Армен, в честь которого меня и назвали. Изгнанники с Родины, из Карабаха. Отец всегда посылал им деньги, даже когда получал совсем мало.

Гортанный звук армянской речи по телефону, когда отец говорит с родными. Кочевая жизнь военной семьи – Россия, Украина, Белоруссия. И вот ощущение, что там далеко его маленькая Родина – Карабах, прекрасный, по рассказам отца, край. Он никогда не навязывал нам с братом своей национальности. Но в доме всегда были армянские книги – А.Исаакян, О.Туманян, Х.Абовян, Д.Демирчян…

Книги отец по-настоящему любил, полюбили их и мы. Приезжая из Москвы со съездов партии (был делегатом ХХ, XXII и XXIII), он всегда привозил только книги. Потом мы узнали, что делегаты съезда могли приобретать дефицитные тогда вещи и продукты, но отец привозил всегда только книги, и дом был наполнен ими. Отдельный шкаф с армянской литературой до сих пор со мной. Книги рассказывали о войнах, героях, но я встречал этих людей и наяву.

Вот к нам приехал погостить двоюродный дядя отца из Карабаха – глубокий старик в старом вылинявшем френче и высоких сапогах. «Видишь, сынок, — говорит мне отец, — у деда шишка над ухом? Это турецкая пуля! В молодости он один спас целое село, засев в ущелье и встретив огнем приближающихся турецких аскеров».

Так я узнавал правду о маленькой Родине отца, о Гадруте, Азохе, о забытых героях, о несправедливости, которая так часто встречается в нашей жизни… Потом к нам приезжали из Карабаха и другие гости, новые люди, которые поверили в возможность другой жизни для этого края. Не забывается приезд в Минск и встреча с отцом (когда он уже был в отставке) молодого журналиста Аркадия Гукасяна, их долгие беседы…

Конечно, отцу были близки люди разных национальностей, близки, наверное, по духу. Я вспоминаю замечательных русских офицеров – друзей отца, например, украинца Ивана Мороза, ставшего советником у Фиделя, казака Анатолия Павленко, коммунистического руководителя Литвы Снечкуса, к которому отец относился с большим уважением, белоруса Сергея Притыцкого (героя-подпольщика и «террориста», как сказали бы сейчас), осетина Энвера Таутиева…

Это были особые люди, люди Долга и Веры. Веры в то, что все люди должны стать братьями, люди, верные долгу перед народом и страной. Не их вина, что всё вышло не так. Они ушли, и образовалась пустота, приведшая нас, увы, ко многим бедам. Но сейчас для будущего важнее, наверное, то, что память об этих людях ещё жива, а раз жива память, то всегда остаётся надежда…

Армен Сардаров

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.