ВАЛЕРИАН МАДАТОВ ИЗ КАРАБАХСКОГО СЕЛА АВЕТАРАНОЦ – ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ РУССКОЙ ИМПЕРАТОРСКОЙ АРМИИ

Из сообщений СМИ от 26 октября 2020 года: «В карабахском селе Аветараноц в результате ракетного обстрела азербайджанских вооруженных сил был убит один мирный житель – Геворк Амбарцумян, еще двое – Генрих Адамян и Андрей Амбарцумян, ранены. В селе вспыхнули пожары». Село Аветараноц (Чанахчи) известно тем, что здесь родился выдающийся российский полководец Валериан Григорьевич Мадатов (1782–1829), кавалер военного ордена Св. Георгия 3-й и 4-й степени, с именем которого связан разгром при Шамхоре 15-тысячной армии персов и занятие Елисаветполя (Гянджи) 5 сентября 1826 года. Генерал-майор князь Мадатов командовал первой линией войск и принял на себя всю тяжесть боя, а затем преследовал разбитого неприятеля, бросившего артиллерию и обозы и искавшего спасения в бегстве за Аракс, успев по приказу персидского наследного принца Аббас-Мирзы сжечь родовое имение Мадатова – село Аветараноц. Трагическая история повторяется спустя 194 года: на этот раз кавказскими татарами, переименованными в сталинской Конституции 1936 года в азербайджанцев.

Шамхорская победа спасла осажденную персами крепость Шушу. Поздравляя подчиненных, князь Мадатов провозгласил: «Вы – русские воины! Я с вами никогда не буду побежден!»

За Шамхорскую победу, решившую исход войны, Валериан Григорьевич Мадатов 28 сентября 1926 года был произведен в генерал-лейтенанты, а 11 ноября того же года награжден второй золотой саблей, украшенной алмазами, с надписью «За храбрость».

Из письма главнокомандующего на Кавказе генерала от инфантерии Алексея Петровича Ермолова генерал-лейтенанту В.Г. Мадатову:

«Нечего писать много, любезный князь, Валериан Григорьевич, довольно поздравить вас от души с чином и саблею.

Уверяю вас, что не более может обрадовать меня собственная награда! Я доволен, что искал вас успокоить, и вскоре оправдалась надежда моя на справедливость императора. Дай Бог счастья, любезный князь, а служить, знаю, что будете славно.

Рад душевно, и я успокоился, ибо оскорбительно для меня было бы. Истинно-почитающий Ермолов.

21-го октября 1826 года. Нуха».

МЕХРАБЕНЦ ГЮКИ (КЮКИ) И СЫН ЕГО РОСТОМ

Согласно историческим документам, Мадатов Ростом (Ростан, Валериан) Григорьевич родом «из армянских князей Карабахского ханства». Специалист по Кавказу Е.Г. Вейденбаум полагал, что настоящая фамилия Мадатова была Григорян (Кюкюиц), а его отец Григорий (Кюки) был конюхом у варандийского мелика (князя) Шах-Назара II. По армянскому романисту Раффи (Акоп Мелик-Акопян; 1835–1888), Ростом был сыном «погонщика мулов мелика Шахназара. Его отца звали Мехрабенц Гюки. Еще в 14-летнем возрасте Ростом, удрав из Карабаха в Астрахань, стал там учеником у полкового маркитанта. Это занятие позволило ему изучить русский язык».

При поступлении в русскую гвардию Валериан взял фамилию Мадатов по девичьей фамилии матери – Мадатян. Однако специальный указ императора Павла I запрещал производство не дворян в офицеры. Полагают, что Павел I даровал 17-летнему Валериану княжеский титул в качестве дипломатического жеста, зачисляя его в гвардейский корпус. Дело в том, что юноша прибыл в Санкт-Петербург в 1799 г. в составе делегации армянских меликов во главе с Джумшудом Шахназаровым.

По сообщению Раффи: «Когда мелики по пути в Санкт-Петербург проезжали через Астрахань, Ростом затесался в их довольно многочисленную свиту. Его взяли с собой, полагая, что он пригодится в пути в качестве переводчика. Санкт-Петербург так увлек юношу, что он решил остаться здесь. Мелик Джумшуд выдал сыну погонщика мулов своего отца грамоту о дворянском происхождении, и по его просьбе Ростома зачислили в военную школу».

Валериан между тем начал военную службу с самого младшего чина – портупей-прапорщиком в лейб-гвардии Преображенском полку. В Санкт-Петербурге Валериану покровительствовали крупные деятели армянской колонии – архиепископ Иосиф (в миру князь Аргутинский-Долгоруков; 1743–1801), епархиальный начальник всех армян, живших в России, и граф Иван Лазаревич Лазарев (1735–1801). В доме графа Валериан и поселился.

 

ПЕРВАЯ ЗОЛОТАЯ САБЛЯ «ЗА ХРАБРОСТЬ», УКРАШЕННАЯ АЛМАЗАМИ

К началу Отечественной войны 1812 года подполковник Валериан Мадатов командовал батальоном Александрийского гусарского полка, переброшенного с берегов Дуная на Волынь и вошедшего в состав 3-й Западной армии адмирала П.В. Чичагова. В первом же сражении под Кобрином Мадатов во главе отдельного кавалерийского отряда нанес поражение саксонской коннице, вынужденной сложить свое оружие. Во всех последующих сражениях на этом театре военных действий он неизменно руководил передовыми отрядами при наступлении и прикрывал пехотный арьергард при отходе.

Когда началось бегство наполеоновской армии из России, Мадатов со своими александрийцами принял самое деятельное участие в преследовании и истреблении неприятеля. После переправы французов через Березину он получил приказ опережать неприятельские колонны, истреблять мосты на пути их бегства и всячески замедлять их движение. Мадатов блестяще выполнил эту задачу, захватывая ежедневно сотни и тысячи пленных и неутомимо преследуя противника до самой Вильни (ныне Вильнюс). За эти бои он был произведен в полковники и награжден золотой саблей, украшенной алмазами, с надписью «За храбрость».

АЛЕКСАНДР I: «ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕ ПОЖАЛОВАЛИ МЫ ВАС КАВАЛЕРОМ ОРДЕНА СВ. ГЕОРГИЯ ТРЕТЬЕГО КЛАССА…»

Полковник Александрийского гусарского полка князь Мадатов Ростан Григорьевич 22 февраля 1813 года награжден орденом Святого Георгия 3-й степени (№271).

В рескрипте императора всероссийского Александра I, касающемся полковника Мадатова, сказано:

«В воздаяние ревностной службы Вашей и отличия, оказанного в сражении противу французских войск 1813 года февраля 1-го числа под городом Калишем, где Вы по служению Вашему в Александрийском гусарском полку в чине полковника, быв командированы на левый фланг с двумя эскадронами Александрийских гусар и Донским казачьим Семенчикова полком, вышедшую из деревни Баркова неприятельскую кавалерию ударили с неустрашимою храбростию, опрокинули оную и взяли много в плен, потом отрезали неприятельской колонне дорогу, причем сдался военнопленным саксонский генерал Ностиц с двумя батальонами, двумя пушками и одним знаменем, всемилостивейше пожаловали Мы вас в 22 день февраля 1813-го года кавалером ордена Св. Георгия третьего класса...»

КНЯЗЬ МАДАТОВ – ВОЕННО-ОКРУЖНОЙ НАЧАЛЬНИК КАРАБАХА

По рекомендации генерал-лейтенанта А.П. Ермолова, назначенного в 1816-м главнокомандующим в Грузии, генерал-майор В.Г. Мадатов в том же году становится командующим войсками в Карабахском ханстве, а спустя год утверждается военно-окружным начальником уже в нескольких ханствах – Карабахском, Шекинском и Ширванском.

Из труда генерала В.А. Потто «Кавказская война» (т. 2, гл. XLI «Присоединение ханств»):

«Ханства более не существовали. Этим мирным присоединением их, обошедшимся без всяких тревог и волнений, Россия обязана была в весьма значительной степени князю Мадатову. Назначенный в 1817 году военноокружным начальником в ханствах, он, сам уроженец Карабага, с его воинственным характером, с его глубоким знанием татарских нравов и языков, был незаменимым на его посту человеком. Его благоразумная осторожность, соединенная со справедливостью и открытым, благородным характером, снискали ему всеобщую любовь жителей. В его деятельности народ познакомился именно с мирным управлением русских и научился видеть недостатки управления ханского, а под его предводительством вскоре побратался с русскими войсками кровью и на полях битвы.

В свободное от походов время Мадатов отдавал все свои мысли на устройство закавказских провинций, особенно в это неопределенное время перехода их от ханской власти под русское управление, и он успел утвердить в них такое спокойствие и безопасность, что сам Ермолов ездил там, и даже по ночам, в сопровождении лишь конвоя из туземных беков. При Мадатове появилась пословица, что «в Карабаге женщина может ходить безопасно с блюдом золота на голове».

Таким образом, мысль Ермолова, направленная на закрепление ханств за русской властью, нашла в Мадатове замечательнейшего и энергичнейшего исполнителя, которого не должна забыть история».

В ханствах, вверенных Мадатову в управление, он руководил деятельностью судов («диванов»), заботился о развитии торговли и усовершенствовании горных дорог, о распространении шелководства и улучшении породы знаменитых карабахских скакунов.

8 декабря 1823 года Совет министров Российской империи при участии Государственного департамента утверждает предложение генерала А.П. Ермолова о формировании военного округа из Карабахской, Шекинской и Ширванской провинций. По постановлению, утвержденному 22 января 1824 года императором Александром I, центром военного округа стал город Шуша (ныне Шуши). Провинциальное правление сосредотачивалось в городах-крепостях Шуше, Шеки и Ширване в руках коменданта. Ему подчинялись руководители магалов (уездов): мелики, беки и наиби, которые вели полицейское управление, занимались местным сбором налогов и несением повинностей. Комендант всецело контролировал финансовую деятельность провинции.

В соответствии с документом «О городовом суде крепости Шуша и ее округов», изданным А.П. Ермоловым, в систему городского суда входило 4 заседателя: 2 бека, 1 армянин и 1 кавказский татарин. Их назначили на должность сроком в один год. 5 мая 1824 года по приказу Сената утверждаются провинциальные штаты Шуши, Шеки и Ширвана. Генерал-майор князь В.Г. Мадатов сохраняет за собой должность военно-окружного начальника.

«ЖИЗНЬ, НАПОЛНЕННАЯ ЧУДНЫМИ ПОДВИГАМИ»

Подозреваемый императором Николаем I в вольнодумстве, как и генерал Ермолов, генерал Мадатов был отстранен от дел на Кавказе. В поисках правды он едет в Санкт-Петербург, где узнает о начале войны с Турцией и делает все, чтобы участвовать в военных действиях.

Последнее назначение генерал-лейтенанта Мадатова было под осажденной крепостью Шумлы, где ему было поручено командование кавалерией. Этот бой был последним в жизни князя Валериана Мадатова. От простуды у него обострился туберкулез горла, и 4 сентября 1829 года в Болгарии, в крепости Шумлы, 47-летний князь скончался, не дожив немного до победы и торжества мира.

«Жизнь, наполненная чудными подвигами, – писали его адъютанты А.С. Хомяков и И.М. Бакунин, – должна была замкнуться неожиданным торжеством, и храбрейшие из турок Решид и знаменитый Гусейн, имевшие в князе опасного противника, в знак необыкновенного уважения к праху героя открыли для него ворота неприступной Шумлы», впустив траурную процессию для похорон в ограде православной церкви Св. Георгия Победоносца с соблюдением христианского обряда.

Основоположник новой армянской литературы и нового литературного языка Хачатур Абовян (1809–1848) писал о Мадатове в романе «Раны Армении»: «Мир может перевернуться, а память о нем неизгладима в нашем народе и в нашей стране».

Позже прах князя Валериана Мадатова, с высочайшего соизволения, был перевезен его вдовой, княгиней Софьей Александровной Мадатовой-Саблуковой в Санкт-Петербург и торжественно перезахоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры, где и сейчас находится его могила.

31 мая 2007 года в центре города Шумен (Шумла) состоялось торжественное открытие памятника (дар Г.А. Кесояна городу, скульптор – Георгий Франгулян) непобедимому русскому полководцу – генерал-лейтенанту князю В.Г. Мадатову.

* * *

В «Энциклопедии военных и морских наук», изданной в конце XIX века под редакцией генерал-лейтенанта Г.А. Леера, отмечается, что Мадатов был «генерал той суворовской школы, которая дала русской армии Багратиона, Милорадовича, Ермолова, Дениса Давыдова, Котляровского…»

Не потерпев за всю свою боевую биографию ни одного поражения, Валериан Мадатов как бы подтвердил справедливость своих слов: «Вы – русские воины! Я с вами никогда не буду побежден!»

КНЯГИНЯ СОФЬЯ МАДАТОВА-САБЛУКОВА

Княгиня Софья Александровна Мадатова (урожденная Саблукова), фрейлина, мемуаристка и писательница. Младшая дочь действительного тайного советника, сенатора и члена Государственного Совета Российской империи Александра Александровича Саблукова (1749–1828) и Екатерины Андреевны Волковой (ум. 1820). Родилась в Санкт-Петербурге 21 ноября 1787 года. Вместе с сестрами, Екатериной (фрейлина, в будущем жена управляющего Российской академии П.П. Бакунина) и Натальей, получила хорошее домашнее образование.

В 1809 году была пожалована во фрейлины двора, с 1816 года состояла при императрице Елисавете Алексеевне (в честь супруги Александра I в 1804 г. Гянджа был переименован в Елисаветполь). В 1818 году она сопровождала императрицу в ее поездке в Дармштадт, в Веймаре познакомилась с немецким писателем, мыслителем и философом Иоганном Гете (1747–1832). 13 июля 1824 года вышла замуж за генерал-майора князя В.Г. Мадатова и оставила двор. Венчание прошло в церкви Царскосельского дворца.

Русский дипломат, петербургский почт-директор и управляющий почтовым департаментом Константин Яковлевич Булгаков (1782–1835) писал брату из Петербурга:

«Мы были в воскресенье на свадебном ужине у Мадатова. Это походило немного на «Тысячу и одну ночь». Улица и двор весь наполнены были любопытными, лестница – цветами и музыкантами; в первых дверях – арап и персиянин в богатых одеждах, в гостиной – все грузинские цари и царицы в нарядных платьях... Ужин был славный, играла музыка, пили шампанское и разъехались, взяв по фунту конфет».

После свадьбы супруги уехали в Тифлис (ныне Тбилиси), а оттуда в свое имение Аветараноц в Карабахе. Семейная жизнь была счастливой, но недолгой: Валериана Григорьевича не стало спустя пять лет.

А Софья Александровна скончалась 4 сентября 1875-го, пережив мужа на 46 лет, и была похоронена рядом с ним: «Супруги, скончавшиеся в один и тот же день, 4 сентября, погребены под одним камнем, навеки скрывшим от глаз людских того, кто, усыновленный Россией, отплатил ей всей горячей преданностью своего сердца, растерзанного людской несправедливостью» (Генерал В.А. Потто.)

Будучи очень доброй и образованной личностью, благоговея перед памятью своего мужа, С.А. Мадатова составила при содействии М.Р. Коцебу, А.С. Хомякова и И.М. Бакунина книгу «Жизнь генерал-лейтенанта князя Мадатова» (Санкт-Петербург, 1837; 3-е изд. 1874).

МОНАСТЫРЬ КУСАНАЦ-АНАПАТ В СЕЛЕ АВЕТАРАНОЦ И ДРЕВНЕЕ КЛАДБИЩЕ К ЮГО-ЗАПАДУ ОТ СВЯТОЙ ОБИТЕЛИ

Среди памятников села Аветараноц (Чанахчи) особый интерес представляет пустынь Кусаноц (Кусанац-анапат). Она расположена на юго-западе селения, на крутом мысе. Памятник с запада был укреплен массивной оградой, от которой остались лишь отдельные участки полуразрушенных башен. Из надписи над входом в церковь явствует, что она была сооружена в 1616 году.

В глубокой древности здесь существовал культурный и религиозный центр, о чем свидетельствуют как письменные источники, так и сохранившиеся на месте следы сооружений монастыря V–VII веков. На этих руинах была основана пустынь с родовой усыпальницей Мелик-Шахназарянов, князей-меликов Варанды (Варанда, или Варандское меликство, – одна из исторических областей Арцаха, расположенная в южной части Карабахского хребта).

«Монастырь «Кусанац-анапат» («Девичий монастырь») находится в селении Чанахчи. Он построен на самом краю селения, на отдельно возвышающейся скале, у подошвы которой протекает речка, образуя в своем течении несколько незначительных водопадов, которыми пользуются жители для устройства своих незатейливых мельниц. С южной стороны скала эта совершенно отвесно спускается к речке; восточная сторона ее разделена трещинами на несколько частей, грозящих падением, а западная опирается на древние крепостные ворота, оканчивающиеся «кашатуном» (т.е. домом чертей). Селение соединяется с монастырем довольно доступною дорогой». Эти строки нами взяты из очерков учителя Ефрема Мелик-Шахназарова «Древности селения Чанахчи» («Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа», выпуск 19-й, Тифлис, 1894).

В честь какого святого или в память о каком событии построен монастырь, нет достоверных сведений; точно так же неизвестен и год его основания, но предание считает строителем монастыря агванского царя Вачагана III Благочестивого (после 510 г.), который построил монастырь и провел в нем остаток жизни в чтении Евангелия. С тех пор и село стало называться Аветараноц, т.е. местность, где хранится Евангелие.

Монастырь с давних времен служил приютом для сестер-монахинь, проводивших безмятежно время в чтении Евангелия. Но эта тихая жизнь прерывается нашествием персидского Ага-Магомет-шаха в 1797 году. Предание говорит, что, когда солдаты-персы (сарбазы) ворвались в село, монахини успели скрыться в соседнем лесу. Только одна из них вернулась за какой-то оставленной ею второпях нужною вещью. Как только она вышла из монастыря, над ее головой засверкал меч сарбаза. Улучив минуту, она прибежала на край скалы, призвав на помощь Святую Троицу и Богородицу, бросилась со скалы, с помощью невидимой силы без вреда опустилась со страшной высоты на землю и скрылась в лесу.

Другое предание гласит, что по Светлым Христовым Воскресениям к монастырю являлся добровольно, как свыше посланная жертва, олень и подставлял свою шею под нож...

К востоку от монастыря, в центре села, стоит церковь Сурб Аствацацин. Высокая, просторная трехнефная базилика размерами 27,4х15,3 м была построена в 1651 году из груботесаных и отесанных камней. Поселение было окружено мощными стенами, в окрестностях Аветараноца все еще заметны остатки этих оборонительных сооружений.

Полосу подготовили Марина и Гамлет Мирзоян, Москва

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.