От Пишевари до Эрдогана: противостояние Ирана и Турана

Слова Эрдогана о турецком Табризе, произнесенные на пантюркистском шабаше в Баку, именуемом «парад победы над Арменией» вызвали огромное возмущение в Иране. Своим долгом ответить зарвавшемуся претенденту на султанский титул посчитали министр иностранных дел Исламской республики, ряд депутатов, политиков,  общественных деятелей и  экспертов ИРИ. И это неудивительно, ведь на иранский Табриз не только на протяжении долгих веков ирано-османского противостояния претендовала Османская империя, этот город стал объектом пантюркистских устремлений уже в новейшей истории Ирана.

Речь идет о, так называемой, «Демократической республики Азербайджан», столицей которой и стал Табриз. Территориально она, помимо данного города, охватывала лишь еще несколько мелких населенных пунктов, однако опасность данного образования для иранской территориальной целостности и национального суверенитета тех лет трудно переоценить.

Основную роль в создании этого, несомненно, искусственного, псевдогосударства играла советская агентура, наводнившая Иран со времен появления там советских войск в 1941 году и оперировавшая относительно данного вопроса исключительно под руководством первого секретаря компартии Азербайджанской ССР, приспешника Лаврентия Берии, печально известного Мирджафара Багирова. Именно советским агентом, взращенным Коммунистическим университетом трудящихся Востока, был лидер «Демократической республики Азербайджан» (ДРА), председатель Азербайджанской демократической партии Сеид Джафар Пишевари.  По мысли последнего, когда-то единый «Азербайджан» оказался разделенным между Российской империей и Персией на Северный и Южный соответственно, по Туркманчайскому договору 1828 года. При этом данный деятель предпочитал не вспоминать о том, что до упомянутого договора вся область Азербайджан (древний Атурпатакан южнее Аракса или Арран и Ширван к северу от Аракса – территория нынешней республики Азербайджан) не только никогда не была независимой, не имела собственной государственности, но и просто напросто целиком входила в состав каджарской (а до того – Зендской, а до того – Сафавидской, а до того – руководимой другими династиями) Персии.

С Советским Союзом было согласовано и подготовленное Пишевари заявление ЦК Азербайджанской демократической партии о создании указанной республики в 1946 году.

На днях в Иране вышел фильм о ДРА (см. ниже), в котором политический эксперт Рахим Никбахт назвал историю с «азербайджанской республикой»  одним из самых тяжелых моментов в истории современного Ирана. Азербайджанский кризис, по мнению эксперта, имеет достаточно глубокие корни и тянется со времен османских турок, которые оставили зловещий след в северо-западных иранских провинциях, называемых Южным Азербайджаном, хотя на самом деле это и есть истинный Азербайджан, ибо «северного Азербайджана» просто не существует: это Арран и Ширван, которые сейчас и составляют территорию бывшей советской республики, незаслуженно получившей не свое название. 

Что же касается правительства и партии Пишевари, то те выпускали газету «Азербайджан», на страницах которой «попрощались» с Тегераном: «Продолжайте свой путь без Азербайджана! Это наше последнее слово!».

Когда закончилась Вторая мировая война, при поддержке СССР, эта «республика» объявила о своем отделении от Ирана, несмотря на то, что по своему этническому составу большинство ее населения являлись иранцами. Это вызвало серьезные беспокойства, в первую очередь, у религиозных и национальных деятелей самого края, иранских патриотов, и они консолидировались в своем неприятии просоветского и одновременно пантюркистского сепаратизма.

В итоге премьер-министр Ирана Кавам ас-Салтане в апреле 1946 года вылетел на переговоры в Москву, где ему удалось добиться отказа Сталина от поддержки сепаратизма на северо-западных иранских территориях, взамен на предоставление СССР концессий на разработку иранской нефти. Впоследствии иранский парламент, однако, уже в отсутствии в стране советской армии не ратифицировал соглашения, и концессий Советский Союз не получил. Иранским властям же удалось с легкостью, в течение нескольких дней, полностью разгромить сепаратистское гнездо в Табризе, а зачинщики во главе с самим Пишевари нашли убежище в Баку. Кстати, через год Сеид Джафар Пишевари был убит по приказу все того же Мирджафара Багирова. 

Примечательно, что, декларируемый интернационализм и коммунизм Пешавари и его приспешников на деле являлись лишь маскировкой для их пантюркистских устремлений – ведь отделение территорий от Ирана они планировали именно по этническому признаку. Так было бы создано уже третье, наряду с Турцией и Азербайджаном, тюркское гособразование в регионе, что было бы крайне опасно не только для Ирана, но и в итоге – и для Советского Союза. Дело в том, что тюркским сепаратистам было попросту все равно, кого брать себе в союзники, если таким образом реализовывались их истинные цели.  Огромную  роль в препарировании данного явления и раскрытии на него глаз народных масс сыграло иранское  интеллектуальное сообщество  и сами выходцы из Табриза, которые проявили мудрость и гражданское сознание, не позволив пантюркистам завладеть своими мыслями и чаяниями. Очевидно, что ДРА в Табризе держалась лишь на советских штыках и прямой военной, финансовой, политической и идеологической поддержке СССР, и, утратив эту поддержку, не смогла продержаться именно потому, что сепаратистская идеология так и не сумела завладеть сердцами населения этого древнего иранского края.

И теперь, по прошествии многих лет, пантюркисткая пропаганда, уже совершенно неприкрытая, льющаяся из уст президента Турции, встречает неприятие, прежде всего, именно жителей упомянутого им Тебриза! Дело в том, что как раз в этом городе был организован многотысячный антитуранский митинг, участники которого призвали Турцию и Азербайджан умерить аппетиты – причем в очень жестких и резких выражениях.

Да, в Иране, действительно, проживает тюркский компонент (примерно 5 миллионов человек в северо-западных провинциях), однако эти люди, вопреки турецко-азербайджанской пропаганде, не «азербайджанцы», а истинные иранцы, ставшие лишь в течение последних веков тюркоязычными. Это население в массе своей считает себя иранцами и гражданами Исламской республики Иран. Причем, общественно-политические круги носителей иранской державности и даже паниранизма в самых крайних его проявлениях почти сплошь состоят из выходцев из Табриза и близлежащих районов. Достаточно упомянуть, что основатель паниранизма как общественно-политической идеологии – уроженец Табриза, известный ученый Ахмад Кясрави-Табризи.  Стремление выдавать желаемое за действительное – одна из отличительных черт турецкого общественно-политического дискурса, однако в Иране ему был дан более, чем достойный ответ – и 74 года назад, и сейчас.

Кстати, как вишенка на торте для Эрдогана и его приспешников в Баку: среди иранской интеллигенции и общественно-политических деятелей, критикующих сегодня иранское правительство за отказ от поддержки Армении в недавно завершившейся войне, преобладают именно выходцы из Табриза и его окрестностей!

Игорь Ахметов

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.