Наёмничество и блокада – как факторы турецкой экспансии на Кавказе

По информации курдского агентства Firat, Турция готовит переброску боевиков из состава так называемой Сирийской свободной армии в Азербайджан. С этой целью в Джендерисе, Раджу и Африне якобы открылись даже вербовочные пункты, а ежемесячная «зарплата» боевиков может составить до 3,5 тыс. долларов. Можно предположить, что речь идёт о туркоманах из «дивизии Султан Мурад», группировки «Хамза» и некоторых других. Случайно или нет, но в социальных сетях в последнее время стали появляться свидетельства усиленной учебно-тренировочной активности боевиков.

Как отмечает военный эксперт Владимир Прохватилов, прямое нападение на Армению турецких вооружённых формирований автоматически привело бы к ответным действиям, в том числе и со стороны российской военной базы в Гюмри. Соответственно, более эффективным средством оказания давления на Москву стали бы «набеговые» рейды, ответственность за которые турки будут пытаться отрицать. Между тем, подлинной целью таких трансграничных рейдов стало бы провоцирование противника на преследование боевиков на территории Нахичевани, что стало бы формальным поводом для развязывания серьёзного военного конфликта. Бесконечные совместные военные манёвры Азербайджана и Турции, в том числе в Нахичеванском эксклаве, свидетельствуют об отработке планов по дальнейшей дестабилизации на Южном Кавказе.  

«Армянская сторона проверяет достоверность информации о переброске Турцией из Африна и Азаза наемников в Азербайджан для военных действий против Арцаха, – заявила на днях пресс-секретарь МИД Армении Анна Нагдалян. – Указанные сведения вызывают обеспокоенность. Есть возможность подобной угрозы, особенно учитывая опыт Турции в поставках террористов». По её словам,  такая политика вписывается в продолжение турецкой  блокады границы Армении, что «препятствует международным обязательствам турецкой стороны по части предоставления выхода соседних стран к морю».

По мнению ряда исследователей, турецкие спецслужбы имели отношение к террору против армянского населения в Азербайджане и Арцахе ещё на рубеже 1980-х – начале 1990-х годов, когда катившийся к распаду Советский Союз, тем не менее, ещё формально существовал на карте. Поэтому, как бы ни отрицали в Баку и Анкаре сообщения ряда курдских и арабских источников, переброска в конфликтный регион турецких наёмников, равно как и боевиков из третьих стран в Азербайджан через Турцию, целиком и полностью вписывается в логику внешнеполитического курса ревнителей османского «великодержавия». В этой связи напомним, что Турция была одной из немногих стран, нарочито-демонстративно поддержавших Баку в ходе недавней провокации на границе с Тавушской областью Армении.

Недавние учения ОДКБ в Армении, в том числе и противодиверсионные, вполне резонно рассматривать как своего рода ответ на нагнетание Анкарой напряженности в регионе. В то же время стоит отметить, что в учениях «Взаимодействие-2020» фактически участвуют только Москва и Ереван, что свидетельствует об отсутствии в рамках ОДКБ единой позиции относительно азербайджано-армянской конфронтации.

В начале сентября в Турции и Азербайджане презентовали пропагандистскую агитку об азербайджано-турецком «братстве», где не обошли стороной и так называемую «армянскую провокацию» на товузском участке границы Азербайджана с Арменией в июле 2020 года. В фильме использованы антиармянские комментарии помощника президента Азербайджана, заведующего отделом по вопросам внешней политики президентской администрации Хикмета Гаджиева, а также ряда других официальных лиц и представителей «общественности». Известны также откровенно вздорные обвинения некоторых «говорящих голов» в Баку по адресу России, подозреваемой ими в попытке нарушить транзит нефти и газа из Азербайджана в Турцию, а также общую коммуникационную связность этих двух стран через грузинскую территорию.

Известно, что турецкая политика «поглощения» Грузии может со временем поставить под угрозу торгово-экономические связи между Россией и Армении, что следует рассматривать как форму ведения опосредованных боевых действий в контексте транспортной блокады Армении, действующей с 1993 года, противоречащей Уставу ООН, нормам международного права и являющейся одной из разновидностей агрессии (1). И этого деструктивного курса Турция придерживается вплоть до «мелочей». Так, в конце июля она запретила перелёт в Армению самолёта ВВС Германии с армянскими военнослужащими на борту (в итоге рейс был осуществлен в середине августа уже через Россию).

Обострившееся турецко-греческое противостояние в Восточном Средиземноморье сподвигло европейцев на вялые угрозы ограничительных мер по отношению к Анкаре. Однако официальную оценку неправомочного характера турецкой блокады Армении стесняются дать и в Брюсселе, и в Вашингтоне, и в Москве. В свою очередь, турецкая дипломатия, искусная, изощрённая и напористая, пытается расширить «окно возможностей», откровенно напрашиваясь в «сопредседатели» Минской группы ОБСЕ, правомочной решать карабахский вопрос. Для того, чтобы иметь здесь «право голоса» (желательно – решающего), Турция прибегала ко многим манипуляциям. Так, в какой-то момент она пыталась играть более активную роль в ОБСЕ, а также предлагала свой воинский контингент в предполагаемые «совместные миротворческие силы» в Карабахе, что отвергалось и Ереваном, и Москвой. И вот теперь на фоне масштабных военных игрищ в Нахичеване министр обороны Хулуси Акар открыто заявляет о том, что «будучи братским государством и сторонницей защиты прав Азербайджана», Турция также является стороной нагорно-карабахского конфликта.

Как и следовало ожидать, «ноль проблем с соседями» с ножом за пазухой сменился агрессией по всем направлениям с прицелом на роль «регионального полицейского» на Ближнем Востоке на Кавказе (и отчасти даже в Африке) в ситуации, когда США демонстрируют тенденцию к частичному сворачиванию своей глобальной мощи. Образующийся при этом «вакуум силы» и спешит заполнить Турция – разумеется, в собственных интересах, но так, чтобы сохранить доверительный диалог с Вашингтоном и Западным Иерусалимом (при том, что публичная риторика Эрдогана может иметь сколь угодно резкий характер). Именно здесь следует искать источник чрезвычайной внешнеполитической  самонадеянности Анкары, победа или поражение которой в том или ином противостоянии определялись отсутствием или наличием единства в рядах её противников. Представляется, что постепенно формирующаяся антитурецкая коалиция в составе Египта, Греции, Кипра, Объединенных Арабских Эмиратов и отчасти Франции на данном этапе таким единством не обладает, что предполагает дальнейшие политико-дипломатические усилия, нацеленные на активизацию регионального сотрудничества.

12 сентября начался трёхдневный официальный визит министра иностранных дел Армении Зограба Мнацаканяна в Каир. Накануне состоялся его телефонный разговор с коллегой из Ирана Мохаммадом Джавадом Зарифом, обусловленный попытками Баку и Анкары внести разлад теперь уже и в армяно-иранские отношения. «К нейтрализации турецкой угрозы нужно подойти со всей серьезностью, тщательно обсудить и взвесить наши действия, которые должны быть точными и эффективными», – полагает востоковед Армен Петросян.

По мере того, как Турция укрепляется в Азербайджане, армяно-российское военно-политическое сотрудничество обретает более прочную основу, а иллюзии тех, кто (по недомыслию или по иным причинам) полагал, что база в Гюмри более необходима России, недели Армении, быстро развеиваются. Как пишет Aysor.am, «в регионе Закавказья все более явственно вырисовываются линии противостояния между естественными союзами, те самые линии, которые, исходя из целого спектра обстоятельств десятилетиями усердно, но безуспешно ретушировались». А по мнению Armenian Mirror Spectator, в складывающейся опасной ситуации в интересах правящей власти добиваться стабильности и мира в стране, в то время как «охота на ведьм» и дискриминация граждан, идентифицируемых как «друзья России», служат прямо противоположным целям.

К этим оценкам можно только присоединиться.

Алексей Балиев, Андрей Арешев

Фото:  @milirary_arm

Примечание

(1) Интересно, что в начале 1950-х годов прорабатывался вопрос о строительстве железной дороги по линии Гюмри – Вале – порт Батуми, обеспечивавший Армении доступ к морю по кратчайшему маршруту. В итоге проект был отменён не без усилий тогдашнего руководства Азербайджанской ССР. Понятно, что сейчас позиция Баку была бы ещё более непримиримой, однако гипотетическая реализация данного проекта поставила бы под вопрос доминирующее азербайджано-турецкое в Грузии, чреватое этнополитическими конфликтами и дальнейшей потери ею территорий.

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.