Трагические страницы истории Шушинского уезда после революции 1905 года

Информационный Центр «Еркрамас» публикует доклад ведущего научного сотрудника Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона им. В.Б. Арцруни Валерии Олюниной «Трагические страницы истории Шушинского уезда после Первой русской революции 1905 года». Доклад был подготовлен по материалам Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ) для конференции «100 лет Геноцида армян в Шуши: от политико-правовой оценки преступлений Азербайджана к международному суду». Мероприятие планировалось провести в Нагорно-Карабахской Республике (г. Шуши и г. Степанакерт, 23-24 марта 2020 г.), но из-за эпидемиологической ситуации было перенесено. Первое заседание прошло в режиме он-лайн.

1905 год во многом стал роковой отметкой, началом конца Российской империи. В книге «Как я их помню» Галина фон Мекк, дочь крупнейшего российского промышленника, пишет:

«Не смотря на то, что после волнений 1904-1905 и депрессии, в экономике России произошел большой подъем, повлиявший и на Московско-Казанскую железную дорогу отца и на все его дела. В 1905 году в Москве, Петербурге и во многих городах России проходили рабочие забастовки. Карательная экспедиция Семеновского полка провела показательные расстрелы невинных». На станции Голутвино жертв похоронили в братской могиле.

Империя бурлила не только в центрах, но и на национальных окраинах. Полные трагизма свидетельства о резне армянского населения Шушинского уезда Елизавепольской губернии хранятся в ГА РФ в личном архиве князя Давида Иосифовича Бебутова (1859-1916?).

В публикации «Архив армянского князя» Ева Казарян («Новое время», 04.09.2010 http://nv.am/arhiv-armyanskogo-knyazya/) пишет о личности самого князя и его легендарном архиве, изначально насчитывающем 2281 единицу хранения. Но он был рассеян, часть попала в университетский пригород Парижа Нантер, в библиотеку международных источников по современной истории (B.D.I.C.). Другие части находятся в Гарварде и Амстердаме. Родословная Бебутовых восходит к градоначальнику Тифлиса Ашхар-Беку, а самым известным представителем этого рода был князь Василий Осипович Бебутов — знаменитый генерал, герой Кавказских походов и Крымской войны. В отличие от своего знаменитого родственника князь Давид Бебутов славой на полях сражений себя не покрывал и сферу деятельности выбрал совершенно иного рода. Давид Бебутов был одним из первых учредителей масонских лож в России. Позже примкнул к кадетам. О нем, в частности, упоминает писательница Нина Берберова в своей известной книге-исследовании «Люди и ложи. Русские масоны XX стoлетия». Бебутов был не столько идейным, сколько финансовым рупором российского масонства. Его московская квартира и петербургский особняк стали местом тайных собраний масонской ложи. Князь был известен своей особой, «личной», неприязнью к царю Николаю II. За границей он издал по-русски толстый иллюстрированный сборник «Последний самодержец», полный памфлетов и карикатур на царя. При каждом удобном случае Бебутов резко критиковал Николая, а стены квартиры князя были обклеены шаржами на него. Для стороннего наблюдателя подобная политическая дерзость Бебутова граничила с фанфаронством, и многие не воспринимали князя всерьез. Но, как оказалось, совершенно напрасно.

В своих «Воспоминаниях» Давид Бебутов признается, что дал Азефу 12000 рублей для убийства Николая. Там же он попытается объяснить причину краха масонства в России, в которой он видел в том, что натура русского человека не проникается ритуалом и обрядностью, жесткой дисциплиной. В 1914 году Бебутов выехал в Германию. Туда он вывез собранную им огромную коллекцию книг и документов по истории общественного движения в России и на Западе. В течение Первой мировой войны коллекция невероятно разрослась. Впоследствии все материалы Бебутов передал во временное распоряжение германских социал-демократов, с тем чтобы после свержения самодержавия она перешла в собственность РСДРП, но при непременном условии: большевики должны помириться с меньшевиками.

Некоторые документы архива хранятся в ГА РФ. В папках с экслибрисом с изображением черепа. Это ценные свидетельства – о погромах со стороны татарского (мусульманского) населения и карательного («летучего») отряда под командованием полковника (в некоторых документах подполковника) Веверна.

В одном деле хранятся два прошения Наместнику Кавказа: первое - жителей 18 сел Шушинского уезда, второе – сельских обществ Елизаветпольского уезда на уездного начальника Авалиани как главного виновника татарско-армянской резни.

Начнем по порядку.

Среди сел, попавших под так называемое «усмирение» Веверна, попали Ченахчах, Джаладуис, Зарданашен, Тагаверт, Таг, Туг, Сусалых, Азох, Шехер, Сос, Кюзум-Кенд, Машадкенд, Кюзей-Чертаз, Кюней-Чертаз, Испаганджук, Гиши, Мушкапат, Кендхкрд. Летучим отрядом казаков командовал не только подполковник Веверн, но и его помощники – Мировой Посредних Ермолаев, Уездный Начальник Фрейлих, казачьи офицеры Бирюлькин и Гаджиев.

Проводим текст жалобы (с сокращениями) на Веверна и его команды (Прошение наместнику Кавказа от жителей 18 сел Шушинского уезда, разоренных летучим отрядом полковника Веверна, от сельских обществ Елизаветпольского).

«Прошение

Ваше Сиятельство,

Помогите и будьте справедливы; вот тот крик, который невольно выходит из глубины души измученного, исстрадавшегося и обездоленного крестьянства… Разрешите, Ваше Сиятельство, вопрос: где нам искать спасения или по меньшей мере спокойствия? Мы находимся между огнем и водою. С одной стороны нас разоряют, убивают и режут окружающие нас татары, с другой стороны, нас грабят, насилуют, оскорбляют, унижают и обесчещивают казаки, как бы дополняя дикие действия татар…

Ищем причины – не находим, а если и находим – им не верят, не придают значения, а положение наше из дня в день становится все более и более ужасным и нестерпимым.

Если татары благодаря своему невежеству, азиатской необузданности и распущенности, совершают такие дерзкие нападения на армян, как это имело место в Баку, Эривани, Нахичевани, Елисаветполи, Шуши и даже в Тифлисе, если они врываются в армянские села и дают простор своим разбойничьим наклонностям, грабя сельчан, поджигая их дома, зарубая садовые деревья, предавая огню скирды сена, ячменя и пшеницы; если они, неизвестно во имя каких целей уничтожают продукты культуры, разрушая и поджигая нефтяные промысла, фабрики и заводы; если они, не обладая понятием чести и нравственности, насилуют и обесчещивают женщин; если они вообще на пути своем все предают опустошению и уничтожают, сохранив без изменения монгольские привычки, то все нами понятно, понятно потому, что они стоят на самой низкой ступени развития и культуры и легко становятся в руках провокаторов орудием…

Но мы не можем понять, каким образом может быть допустимо в христианском государстве под эгидой христианского царя и самими христианами такой произвол, такие бесчинства и безобразия, которые к лицу разве что татарскому населению, но не казакам, да и не казакам, а начальникам их, людям более или менее интеллигентным, образованным и именующими себя христианами, на которых и падает вся ответственность зверской расправы казаков, так как последние лишь исполняют свой долг. Мы этого понять не можем и потому что казаки, по их собственному заявлению, бесчинства эти творят не потому что это им нравится, а потому что они такими безобразиями хотят вызвать протест общества, дабы их вернули обратно на родину».

На требования начальников сдать оружие, заявители пишут, что несправедливо лишать человека средства защиты, коли обезоруживают одну часть населения, то надо тоже самое сделать и с другой частью.

В конце прошения армяне просят вернуть отобранное оружие, так как таковое имеется у мусульман в изобилии и никто не отнимает и не думает отнимать; при невозможности выдать им обратно взятое у них оружие сделать надлежащее распоряжение о немедленном и поголовном разоружении мусульман, так как при существующих острых отношениях армяне очутятся в положении жертв; предписать начальникам казачьих отрядов о прекращении дикой расправы казаков с неповинным ни в чем крестьянским населением; предать суду виновников бесчинств - подполковника Веверна, Мирового Посредника Ермолаева, Уездного начальника Фрейлиха, казачьих офицеров Бирюлькина и Гаджиева и других; возвратить нам взятую с нас сумму в виде непонятного и ничем не вызванного штрафа; покрыть убытки наши, понесенные за время пребывания казаков в указанных селах.

Что же послужило причиной такого «пристрастия» к армянам, к желанию их «усмирить» и наказать? Ведь зверства эти, конечно, по степени своей жестокости отличаются от тех, что учиняли над армянами в Османской империи, но все же выглядят кощунственно. За десять лет, когда император Николай II стал спасителем сотен тысяч армян от турецкого геноцида, он прошел свой путь от врага армян до их благодетеля. История, похожая на то, как царь Трдат, убивший первых христианок Армении, стал христианином (прим. В.О. подробнее о политике Николая II по отношению к армянам можно прочитать www.genocide.ru/enc/nikolay-ii.htm)

Итак, в 1903г. Николай II подписал указ о конфискации армянского церковного имущества, который был направлен на подрыв материальной самостоятельности армянской церкви, угрожал развитию армянской национальной школы, содержавшейся преимущественно на средства церкви. Этот антиармянский акт вызвал бурю возмущения армянского народа, массовые антицаристские выступления трудящихся-армян во многих городах и местностях Закавказья. В условиях начавшейся первой российской революции Николай II был вынужден отступить: 1 августа 1905г. он подписал указ о возвращении армянского церковного имущества: одновременно разрешалось вновь открывать армянские школы».

Впрочем, Николай II не в первый раз попадал в запутанные отношения с армянами, за которыми всегда стояла политика. Так, резонансным, бывшем на контроле не только у министра внутренних дел Ивана Горемыкина, но и у самого царя стало так называемое Дело о тайном кружке турецко-подданных армян, именующимся «Армения». (Олюнина В.А. Дело о тайном кружен турецко-подданных армян, именующемся «Армения» http://yerkramas.org/article/146834/delo-o-tajnom-kruzhke-tureckopoddannyx-armyan-imenuyushhemsya-armeniya).

Не будет ошибкой считать, что хоть царь и отменил свой антиармянский закон, спустя время именно эти импульсы докатились до закавказских окраин. Разумеется, здесь сошлось много факторов – и поляризация российского общества, часть которого была обнадежена Манифестом, который Николай II подписал 17 октября 1905 года, другая часть было недовольна слишком мягким и непоследовательным управлением и в открытую шла к национализму и шовинизму. В это время убивали не только армян, но и евреев. После кровавого января Николай восстанавливает Кавказское наместничество Высочайшим указом Правительствующему Сенату 26 февраля 1905 года. В его состав включено шесть губерний, пять областей и два самостоятельных округа, в губернскую шестерку попадает и Елисаветпольская, где и происходят описываемые события.

Наместником Его Величества на Кавказе стал граф Илларион Иванович Воронцов-Дашков (1837-1916) с самыми широкими полномочиями.

В чрезвычайных обстоятельствах он мог отменять постановления губернских и областных лиц Кавказского края. При наместнике находился совещательный орган — Совет, состоящий из двух специально назначенных Императором лиц, представителей министерства финансов и внутренних дел, Главного управления землеустройства и земледелия, старшего председателя Тифлисской судебной палаты и директора канцелярии наместника.

Высочайшим Указом от 22 мая 1905 года была также учреждена должность Заведующего полицией на Кавказе, на правах помощника Наместника по полицейской части.

И, тем не менее, результатом слабого управления последним Романовым стал раскол в армии. В эти годы на Кавказе создается альтернативная Наместничеству таинственная организация «Военный Союз».

Именно патриотическая пресса того времени, а не личная инициатива Наместника, сделала тему погромов в Шушинском уезде резонансной на всю Россию. Армяне стали разменной монетой не только как жертвы распада империи, но и интриг в военных кругах. Когда Наместнику под давлением общественного мнения пришлось направить в Шу-шинский уезд Комиссию под председательством Вейденбаума, в обществе мало кто слышал о неком «Военном Союзе» на Кавказе. Появляются публикации в газете «Русь», «XX век», где автор Ф. Купчинский (Вырезки из газеты «Русь» к вопросу о кавказском военном союзе и рукопись о деятеле отряда полковнике Веверне. (б/д) ГАРФ )вступает в полемику с генералом Мантейфелем, который отрицает существование «Военного Союза», считая, что это «домыслы автора», так как якобы создан был не Союз, а «совет офицеров и классных чиновников тифлисского гарнизона», который разбирал самые мирные вопросы: о полковых читальнях, о мерах сближения офицеров с нижними чинами, об основании императорского собрания.

Однако, полемика разгорается, и в нее вступает начальник полиции, генерал Ширинкин, который после появления письма Мантейфеля публикует в № 117 «XX век» выдержки из своего доклада Наместнику, где он прямо утверждает:

  1. «Военный Союз» существует;
  2. Он был организован генералом Грязновым (начальником штаба);
  3. Центром этого союза служил главный штаб Кавказского округа;
  4. Этот союз руководил всей политической жизнью, практически упразднив гражданские власти Кавказа;
  5. Возник Союз в противовес общей гуманной политике наместника;
  6. Причины возникновения союза – недовольство местного офицерства наместником;
  7. Тифлисское патриотическое общество всячески этот союз поддерживало.

Кстати, русский военачальник, генерал-майор Генерального штаба, исследователь Закавказья Грязнов Федор Федорович, в 1905 году назначенный начальником штаба Кавказского военного округа, руководил подавлением антиправительственных выступлений, 16 января 1906 года был смертельно ранен в Тифлисе бомбой, брошенной революционером, когда карета генерала проезжала у Александровского сада напротив дворца наместника. Непосредственным исполнителем убийства был рабочий железнодорожных мастерских Арсен Джорджиашвили.

В публикации «Кавказская «военная диктатура» и погромные дела её. Карательные походы полковника Веверна» Ф. Купчинский пишет, что под давлением «Военного Союза» был командирован полковник Веверн с довольно значительным отрядом. «Официальная посылка отряда была мотивирована необходимостью отобрания оружия, причем исключительно в армянских деревнях».

Купчинский приводит слова Наместника с оттенком «святой простоты»:

«У татар оружие хранится для грабежей, так как татары занимаются разбоем, и тут нет ничего политического, а у армян, занимающихся мирным трудом, оружия не должно быть; если оно есть, значит, держится в противоправных целях и должно быть отобрано».

Следовательно, для армян Шушинского уезда не принципиально, чья рука направила карателей. Обе противоборствующие стороны – и Наместничество, и Военный Союз Кавказа – их злейшие враги.

Комиссией Вейдербаума было собрано 63 показания, и это лишь часть, так как не все женщины подавали жалобы на изнасилования. Казаки бесчинствовали, не жалея ни почти детей 12 лет, вырывая их из рук стариков, ни увечных, ни парализованных, ни пожилых 70-летних армянок. Начинались погромы по сигналу, так же и прекращались.

Проводим несколько свидетельств:

Мариам Крикорьянц, 35-38 лет:. «Ворвались к нам в дом пять казаков. Это было в среду Страстной недели. Ограбили дом, начали меня тащить, я не отдавалась, изорвали предъявляемое платье и изнасиловали. У меня похитили много серебра».

Нубара Баласанянц, 14 лет, круглая сирота: «Я бежала с теткой Азизой в горы от казаков. Два казака схватили меня и три тетку в горах и изнасиловали нас. Казаки лишили меня девственности».

Нахшуна Каспарянц, 40 лет: «Я была дома, со мной был сын 21-22 лет. Сына моего кулаки избили, а меня на его глазах изнасиловали, а затем ограбили дом. Дочь моя убежала».

Мариагюль Оганджанянц, 17 лет: «В нашем доме был только отец старик. Ворвались 6-7 человек, побили отца и вы-гнали его из дому, а из казаков трое изнасиловали меня. Я вышла замуж на масленице. Были следы насилия, но прошли».

В протоколах дознания Комиссии (Протоколы дознания комиссии под председательством Вейденбаума, назначенного для ревизии по действием полковника Веверна. ГАРФ) хранится свидетельство Тер-Акопа Багдасаряна, приходского священника села Сос от 4 апреля 1906 года (печатается в сокращении):

Наше селение с августа месяца по настоящее время испытывало бедствия, одни ужаснее других. До нас доходили сведения о столкновениях между татарами и армянами то в Баку, в Эривани, то в Нахичевани, но к счастью, и в Шуши, и в нашем Варандинском ущелье отношения между армянами и татарами продолжали оставаться по прежнему хорошими и мы были уверены, что эти отношения не будут нарушены и в будущем. Так продолжалось до второй половины августа.

В августе вдруг расположившиеся недалеко от нашего селения кочевники, числом в несколько тысяч человек, быстро направились вниз со своим скотом и имуществом. Татарское селении Диланалу, что в двух-трех верстах от нас, так же неожиданно опустело. Это обстоятельство озадачило нас, мы не знали причины, но это внушало нам что-то недоброе. Ниже селения Диланалу, на местности Амарас, где находится старинный армянский монастырь того же названия, расположены сады наших односельчан; там же и проживало около 10-15 дымов. Эти односельцы наши, боясь как бы не случилось с ними чего-либо неприятного, решили переселиться к нам.

Не успели они переселиться к нам, как мы получили сведение, что в Шуши идет резня между татарами и армянами. Жители Амараса, узнав о резне, сейчас же начали запрягать арбы, чтобы со своими семействами приехать в наше селение.

В это время татары из кочевников трех деревень окружили амарасцев, отпрягли быков, буйволов и угнали. Интересно то, что между этими татарами были и такие лица, которые перед тем были караульными и служителями у тех же армян.

Татары между прочим отпрягли быков и нашего Каспара Багдасарянца. Последний, зная грабителей, спустился в среду кочевников, чтобы через влиятельных знакомых татар получить обратно своих быков. Но татары кочевники зарезали несчастного Багдасарянца и кожу с лица с ушами носом сняли. Через несколько дней нам, с опасностью для нашей жизни, удалось взять трупы и похоронить.

Мы вернулись и послали телеграмму генерал-губернатору с просьбой временно прислать войско для охраны нашего селения. Охраны не получили. Прошло некоторое время, мы узнали, что появился особый отряд казачий, под началом полковника Веверна, что отряд этот объезжает селения и внушает и татарам, и армянам спокойно жить, грозя нарушителям строгим наказанием. Мы очень обрадовались этому, когда узнали, что отряд приближается к нашему селению, мы сейчас же приступили к заготовлению для отряда хлеба, мяса, фуража, приготовили также помещение.

22 марта около 2 часов издали показался отряд. Я собрал почетных лиц, надел ризу, взял крест, Евангелие, хлеб-соль и вышел за селом встречать отряд. Впереди шли армяне из разных селений, ведя лошадей с вьюками казаков. Эти армяне, заметив в нашем селении женщин, удивились и сказали: «Что это такое: с ума сошли что ли, что женщин оставили в селении? Ведь казаки везде оскорбляют женщин».

Какова же была реакция предводителей отряда? Ермолаев сказал: «Ваш хлеб-соль не может быть принят, с вами будет иная расправа». Далее священник пишет, что погром начался по сигналу трубы. Власти слышали вопли несчастных, видели и знали, какие безобразия творят, но не препятствовали. Краденые вещи за бесценок они передавали молоканам в деревню Скобелевку.

Вражду Ермолаева к армянам Тер-Акоп Багдасарян объясняет тем, что она делается в угоду татарам. Речь идет о подкупе. У Ермолаева, который говорит по-татарски, хорошие связи с беями.

Так, из Соса забрали 12014 ружей, 300 рублей сверх грабежей. Требовали 50 ружей и 500 рублей штрафа, считая по 5 рублей с дыма.

Позже в Сосе слышали, как Ермолаев хвалился перед сослуживцами: «Я достиг своей цели, я рад, что армяне так наказаны. Им и этого мало».

Подобные слова приводит и публицист Купчинский в упомянутом очерке «Кавказская «военная диктатура» и погромные дела её. Карательные походы полковника Веверна». Описывает, что начальники не реагировали на происходящее, «преспокойно сидели в комнате одного из домов. Они наглухо заперли окна и двери, но все-таки все слышали и видели. Не смотря на мольбы сельчан прекратить этот ад, они или молчали, или говорили хладнокровно: «Этого еще мало вам!»

Также Купчинский приводит рассказ свидетеля Амбарцума Бабаева-Тушеяза, которого Веверн вызвал к себе и просил притащить еще два мешка ячменя. Армянин отвечает, что нет возможности выйти на улицу, солдаты страшно избивают сельчан. На что Веверн ответил: «Так вам и надо! – этого еще мало, что казаки вас бьют, - они еще должны резать!»

«Какие же еще нужны данные для привлечения к суду этих интеллигентов-офицеров таким несмываемым позором покрывшим свои имена? А эти господа продолжают «служить»! Принадлежность к «военному союзу», который они назвали «правовым», оставляет их всегда правыми, чтобы они не совершили!

На деле телеграфируют из Шуши, что там вновь началась армяно-татарская резня… что действуют войска… Мы уже знаем, как они действуют. Неужели нет сил прекратить эти вопиющие разбои и зверства среди бела дня под видом усмирения?

К суду подполковника Веверна и его помощников Гаджиева, Бирюлькина и Ермолаева!

Порядочные товарищи должны требовать их удаления и русское офицерство должно настаивать на суде над ними!»

Единственный эпизод в пользу армян был описан все теми же священником Соса. Случилось это 17 августа. Когда татары числом в несколько тысяч человек, из которых до 700 было из персидско-подданных под начальством одного хана, окружили Сос. Татары ворвались в селение, начались грабежи, армяне, пользуясь туманом, успели скрыться через единственно свободный проход. Потом селение подожгли. В это время прибывшая из ближайшего армянского села помощь с одной стороны, и прискакавший казачий отряд в 50 человек – с другой, открыли огонь по татарам, началось отчаянное сражение, татары были отрезаны, оставив на поле сражения много трупов.

Как описывает Тер-Акоп Багдасарян, положение армян оставалось опасным, но они не решились бросить пепелище. В октябре, числа 19, было совершено на Сосновое и более сильное нападение. Правда, и это было отражено, но жители решили бросить это селение и разместиться по разным армянским селам. Причем, в некоторых комнатах помести-лось по 20-30 душ: теснота, плохая пища и другие неудобства жизни развили болезни, среди детей началась оспа. Население уменьшилось на 60%. Так они жили 4 месяца.

В феврале в бытность генерала Такайшвили в Шуши, армянам было предложено возвратиться обратно, их уверяли, что опасности не будет. Генерал Такайшвили говорил, что он знает виновников, что ими являются помощник пристава Ибрагимов, а затем Аскерханов, что он их удалил и предал суду. Армяне поверили, вернулись в с. Сос. Через несколько дней произошло столкновение в селе Каджар…

Вернемся к последнему документу их архива Давида Иосифовича Бебутова, хранящегося в ГА РФ, - это Прошение сельских обществ Елизаветпольского уезда на уездного начальника Авалиани как главного виновника татарско-армянской резни (Прошение наместнику Кавказа от жителей 18 сел Шушинского уезда, разоренных летучим отрядом полковника Веверна, от сельских обществ Елизаветпольского уезда с жалобой на уездного начальника Авалиани как главного виновника азербайджано-армянского столкновения. 1906. ГАРФ). На имя Наместника пишут представители Чайкондского, Баянского, Чардахлинского и Загликского сельских обществ. Речь идет о том, что Авалиани безграничную ненависть к армянам, ежедневно открыто сталкивается с ними, оскорбляет даже в присутственных местах, называя «собаками», угрожает довести их до плачевного состояния. Хуже всего не то, что он арестовывает армян по малейшей жалобе татар, но и считает, что их нужно убивать на месте.

Авалиани выдал мусульманам свыше 120 свидетельств на право приобретения и ношения оружия, якобы, для охраны их скота. В их свидетельствах не обозначаются номера ружей, на эти документы их приобретают в неограниченном количестве. Только в апреле 1906 года под огнем артиллерии обезоружены жители армянских селений Чайконд, Баян, Чардахлы, Каракошиш, Барсум, Джагир. Выдано около 600 ружей. Были все основания полагать, что они отобраны у армян и выданы мусульманам, так как ни один армянин от Авалиани ружья не получил. Далее начинаются убийства, грабежи, население лишается возможности заниматься полевыми работами. Близ урочища Аджикенд убит аробщик Хойлар Абрам Петрос и тяжело ранен мальчик, житель Елисаветполя Карегин Семенов. Этих свидетельств в описи слишком много, чтобы здесь их все приводить.

Также в Прошении пишется, что в Елисаветпольском уезде предводителями шаек становятся беглые каторжане. Это Амир Кули Оглы, Алекпер Вели Оглы, Нагий, Дали-Али. Они перенесли свою деятельность на нагорную часть уезда, где почти исключительно проживает армянское население. Авалиани не только не задерживает их, но и косвенно поддер-живает. В это время происходит показательный случай. Для того, чтобы натравить Авалиани на армян, в первой половине апреля 1906 года татары устраивают провокацию в отношении жителей села Каракошиш. Днем открывают усиленную пальбу на таком месте, чтобы все было слышно в колонии Елендорф, где квартируется казачья сотня Лабинского полка, несколько сот баранов доводят до границы земель каракошинцев. Затем берут их обратно и скрывают в мусульманской части г. Багманлар и в отдаленных зимовниках жителей сел Топал-Гасанлы, сами скачут к Авалиани, после чего, по указанию провокаторов, полиция доводит следы баранов до села Каракошиш. Этим мусульмане доказывают факт якобы вооруженного нападения каракошинцев на них и обвиняют в угоне. Армян наказывают через избиение казаками. Они проводят свое расследование, требуют, чтобы провокаторы были наказаны, но это не на руку Авалиани.

Что же делает Наместник, получив эти страшные свидетельства преступления своих подчиненных? Кладет под сукно.

Из всего этого исследования выпадает одно важное звено – личность самого Веверна или хотя бы его имя. Представителя славной династии артиллеристов и инженеров. Александр Савенко в очерке «Династия артиллеристов и инженеров Вевернов» пишет (https://www.proza.ru/2011/02/01/1786):

«Традиционно представители семьи Вевернов были верными стражами русского самодержавия. Им не раз приходилось вставать на его защиту. В любой ситуации Веверны руководствовались соображениями чести и благородства, не переходили границы общечеловеческой морали. Но в семье, как говорится, не без урода. Известен случай, когда один из Вевернов участвовал в усмирении жителей Кавказа в ходе начавшихся в годы Первой русской революции межэтнических столкновений между армянами и мусульманами, проявив при этом неописуемые зверства и жестокости.

Один из вождей Советской власти Лев Троцкий в книге «Наша первая революция» (1927 год) писал, что во 2-й половине июля и 1-й половине августа 1906 года близ Шуши Елизаветопольской губернии шли столкновения татар с карательным отрядом подполковника Веверна. 2-3 Августа 1906 года карательному отряду Веверна в Джеванширском уезде (Закавказье) снова было оказано сопротивление мусульманским населением.

На двадцать девятом (закрытом) заседании Государственной Думы 17 апреля 1907 года депутат Горбунов (Терская область) рассказал о том, что в Шушинском уезде утром 19 марта подполковник Веверн в сопровождении мирового посредника 2-го района Ермолаева и некоторых офицеров вступил в одно из селений с 320 казаками и 4 пушками. «Он потребовал от сельского старшины немедленно представить ему 40 ружей системы "Мосинемаузеровской" и 60 берданок. Затем, огласив список "агитаторов" и агента партии "дашнакцутюн", потребовал их выдачи. Народ ответил, что нет у них ружей и из людей никого не могут выдать, так как часть перешла в город, а часть рассеялась неизвестно куда. Селение немедленно подверглось бомбардировке и штрафу в 2210 р. Казаки получили свободу действий и начали душу терзающие зверства».

«…Нельзя разсказать того, что вытерпела бумага оффиціальнаго отчета по следствію о злоупотребленіяхъ казаковъ-усмирителей, произведенному г. Вейденбаумомъ въ Шушинскомъ уезде. Если бы эти вещи не были засвидетельствованы оффиціальнымъ дознаніемъ, всегда склоннымъ смягчать происшествія, непріятныя для правительственной репутаціи, до минимумовъ действительности, эти строки можно было бы принять за отрывокъ изъ романа … маркиза де-Садъ. Отчетъ г. Вейденбаума заключаетъ въ себе такія грязныя подробности, что прочитать ихъ вслухъ съ эстрады или съ кафедры не поворотится самый смелый языкъ. "Командированная кавказскимъ наместникомъ следственная комиссія, подъ председателъствомъ Г.Д.Вейденбаума, объехала пострадавшія армянскія селенія, свыше пятнадцати. Удостоверены факты грабежа и насилій; изнасилована родильница. Г.Вейденбаумъ лично посетилъ эту несчастную женщину. Въ Гюнэ и въ Чертазе констатированы многочисленные факты физическаго насилія, грабежи и поджоги. Въ Сусе обнаруженъ большой грабежъ и фактъ поголовнаго избіенія крестьянъ, изнасилованія одиннадцати женщинъ и растленія параличемъ разбитой двенадцатилетней девочки, которую изверги вырвали изъ объятій старика-деда. Разследованіе фактовъ произвело на комиссію невыносимо тяжелое впечатленіе. Сообщенія епископа Ашота объ ужасахъ не только подтверждаются, но бледнеютъ предъ действительностью. Нетъ селенія, где бы не были сожжены дома со всемъ имуществомъ. Въ Туге сожженъ двухъэтажный домъ Муселяенца, съ хлебнымъ амбаромъ и складомъ мануфактурныхъ товаровъ. Везде казакамъ давалась полная свобода. Въ некоторыхъ селеніяхъ несколько дней грабили, избивали, истязали, изнасиловали женщинъ и девицъ, вырывая ихъ подъ часъ изъ рукъ отцовъ, братьевъ и мужей, ловя ихъ въ горахъ, въ садахъ и въ лесахъ, Редко кто избавился отъ побоевъ, истязаній, ограбленія, a изъ женщинъ спаслась отъ позора лишь часть убежавшихъ или скрывшихся въ секретныхъ местахъ домовъ. Въ селеніи Сосъ умеръ отъ побоевъ Аванесъ Аирапетянцъ. Товарищу прокурора было заявлено объ этомъ, но следствія и вскрытія произведено не было до сихъ поръ. Мать Аванеса, семидесятилетняя старуха, изнасилована пятью казаками. Въ селеніи Азохе казаки требовали отъ Хосрова Карапетянца отдать жену. Получивъ отказъ, они повалили ее и изнасиловали. Одна азохская женщина изна-силована на глазахъ детей, затемъ ее заставили целовать половые органы. Уничтожено казаками многое, чего не могли они взять. Награбленныя же вещи, навьючивъ ими лошадей, они отвезли въ переселенческое селеніе Скобелевку, частью же продавали дорогой. Пострадали преимущественно те селенія, которыя подвергались раньше нападенію татаръ. Въ селеніи Чертазе саблей казака раненъ священникъ, y другого священника ограбленъ сосудъ со Св. Тайнами. Есть при смерти избитые, неизлечимые, изувеченные, преждеврменные роды, выкидыши, случаи смерти новорожденныхъ. Въ горахъ многія женщины сделались истеричными. Паника настолько сильна, что, когда комиссія подъезжала къ селеніямъ, женщины, несмотря на предупрежденія быть спокойными, бежали въ горы и въ сады. Названныя селенія окончательно разорены и опустошены на глазахъ местныхъ военныхъ и административныхъ властей. Отрядъ былъ подъ начальствомъ полковника Веверна, офицеровъ Бирюлкина, Гаджіева, въ сопровожденіи уезднаго начальника Фрейлиха, мирового посредника Ермолаева, пристава Фота. Ермолаевъ по свидетельству многихъ, поощрялъ казаковъ, a некоторые дома самъ обливалъ керосиномъ и поджигалъ».

Так описывал зверства карателей под командованием Веверна известный публицист начала XX века A.Амфитеатров в своей книге «Женское нестроеніе», изданной в 1907 году. Этот очерк создавался с целью увековечения памяти одной из заслуженных старинных офицерских династий, и о таких «подвигах» одного из представителей этой семьи можно было бы скромно умолчать, но, как писал Николай Костомаров, «истинная любовь историка к своему отечеству может проявляться только в строгом уважении к правде». Будем считать это исключением, которое только подтверждает правило: главная традиция фамилии Веверн – это беззаветное служение Отчизне».

.Валерия Олюнина, ведущий научный сотрудник Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона им. В.Б. Арцруни

ИСТОЧНИК: http://yerkramas.org/article/169586/tragicheskie-stranicy-istorii-shush…

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.