Карсский договор – отживший реликт уходящей эпохи. Границы Турции с соседями: «право силы» и международное право

Неизбывное стремление Турции заполучить под всевозможными предлогами северную Сирию и известные попытки Анкары диктовать свои условия Москве свидетельствуют: экспансионистская линия преемников «блистательной Порты» распространяется и на иные направления. Дополнительно это подтверждается реализуемыми Турцией планами по устранению регулирующих функций международной Конвенции Монтрё (1936 года) в отношении транзитного маршрута Черное море – Босфор – Мраморное море – Дарданеллы.

Между тем, чуть более чем через год истекает срок действия Карсского Договора (1921 г.), согласно которому Турции были переданы значительные по территории районы Грузии и особенно Армении. Ни одной из стран в той форме, в которой они этот договор подписали (или вынуждены были подписать) давно не существует. 

Подписанный 13 октября 1921 г. в Карсе кемалистами с РСФСР и республиками Закавказья, договор явился политико-правовым продолжением Московского договора РСФСР с Турцией (16 марта 1921 г.) «О дружбе и братстве». Заложенное документом (сохраняющееся и поныне) территориальное размежевание между Турцией и Закавказьем проводилось без участия закавказских республик. Напомним, согласно Московскому договору, к «новой» Турции отходили Карская и Сурмалинская области Армении с горой Арарат, в то время как Нахичеван переходил под «покровительство» Азербайджана «без права передачи третьей стороне» (однако в тексте Карского договора этой фразы нет). Таким образом, за счёт Армении удовлетворялись территориальные притязания её соседей. Так что неудивительно, что даже в советский период Армения Карский договор не ратифицировала, а Москва не принудила Ереван к ратификации этого документа. Тем самым сохранялась политико-правовая почва под возможный пересмотр армяно-турецкой границы.