Шушинская резня 1920 года

«… я была ошеломлена тишиной. Я никогда не чувствовала такой ужасной, искусственной тишины. Внезапно кажется, что тишина бормочет, камни шепчутся, двигаются и набрасываются, и волосы встают дыбом. В марте 1920 года за три дня здесь было разрушено и сожжено 7000 домов, зарезано, по словам некоторых, 3-4 тысячи армян, а по другим – более 12 тысяч. Дело в том, что никого из 35 000 армян в Шуши не осталось. Где-то в ручье все еще можно увидеть женские волосы, покрытые черной кровью. Человеку с хорошим воображением тяжело дышать здесь. Ты идешь, идешь, идешь через ряды обугленных зданий, или, скорее, куски стен, ты спешишь, опасаясь, что никогда отсюда не выйдешь …»

Так Мариетта Шагинян описала город Шуши после резни в марте 1920 года. По указанию губернатора Султанова азербайджанцы неожиданно нападают на армянский район города во время мусульманского Нового года. Не имея возможности организовать оборону, армяне беспорядочно отступают, в результате чего тысячи людей становятся жертвами разъяренной толпы.

В начале марта 1920 года восьмой съезд армян Карабаха отклонил требование Султанова признать власть Азербайджана, объявив, что они прибегнут к самообороне в случае нарушения ранее достигнутого соглашения. Азербайджанцы, видя, что не могут подавить решимость карабахских армян, решили прибегнуть к оружию. В течение марта крупные силы были сосредоточены в различных районах Карабаха, в том числе в Шуши. 20 марта Султанов дает армянам три дня, чтобы сдать оружие, однако их отказ становится причиной нападения.

Армяне попытались организовать оборону, но необходимые шаги были предприняты слишком поздно, и во время следующей атаки Азербайджана не хватило сил. Кроме того, 8-й съезд выявил разногласия среди армян, что существенно повлияло на организацию самообороны.

ПО ПРИКАЗУ СУЛТАНОВА

Решение Султанова запрещает жителям Шуши покидать город с 1 марта. Поставлены на учет все армянские офицеры, которые могли бы поехать в регионы и организовать самооборону. 3 марта 7 заключенных сбежали из тюрьмы Шуши, 3 из которых были армянами. Султанов дает три дня, чтобы найти преступников. Армянскому органу самообороны удалось задержать некоторых из них и передать властям, чтобы не создавать повода для неожиданного нападения. В тот же день по распоряжению Султанова офицеры азербайджанской армии размещаются в ряде домов в армянских районах города. Последний эпизод, который показывает, что убийство армян Шуши было преднамеренным преступлением – участие в нем около 150 верных Султанову татар, вызванных в Шуши из Гаджи-Самлу 12 марта. Также важно отметить, что наряду с событиями в Карабахе антиармянская деятельность резко усиливается по всему Азербайджану и в татаронаселенных пунктах Республики Армения.

В марте 1920 года татары Беюк-Веди и Зангибасар снова восстали, а в Гандзаке, Северном Арцахе и других регионах начались погромы армян.

УТРО 22 МАРТА

Получив отказ разоружиться, азербайджанские военные начинают обыск армянских домов в Шуши утром 22 марта.

«Утром 22 марта по приказу Султанова военные начали обход армянской части (города) и обыскивать квартиры. Один такой охранник во главе с турецким офицером врывается к армянской семье и потребовал сдать оружие. В присутствии горячего армянского молодого человека турецкий офицер делает навязчивое предложение красивой молодой невесте и хочет прикоснуться к ней. Не терпя такого стыда, молодой человек стреляет в офицера из пистолета. Аскяры убивают молодого человека, его невесту, его мать, его сестру и в ответ кричат, призывая турецкие силы, что армяне убивают турок. Они начинают врываться в дома армян, и начинается бойня» («Нор ашхатавор», 16 апреля 1920 г., № 10).

По словам Арсена Микаеляна, члена органа самообороны Карабаха, в Шуши находилось около 400 армянских военнослужащих, которые должны были обеспечить хотя бы частичную защиту города. Он говорит, что два начальника полиции Варанды с 90 вооруженными людьми и около 160 вооруженных жителей из близлежащих деревень были также отправлены в город.

«Однако город не может использовать эти силы. Орган самообороны не осведомлен о ситуации … Вспомогательные силы действуют самостоятельно, и часть населения города, в основном сторонники Азербайджана, во главе с видным руссофилом и туркофилом Гиги Ага, начинают мешать занимать важные позиции и заявляют, что  они согласились с Султановым, что не должно быть армянской бойни», – пишет Микаелян. (Арсен Микаелян, Последние события в Карабахе, Родина, 1923, № 12, Бостон).

ОБОРОНА БЫЛА НЕ ОРГАНИЗОВАНА

Азербайджанцы сжигают дома армян, и вскоре огонь распространяется в армянском районе. Другой участник шушинской трагедии Заре Мелик-Шахназарян пишет, что ветер, дующий в направлении армянского района города, быстро распространяет огонь. Некоторые люди пробираются к дороге Каринтак в тумане, но многие собираются в широком дворе Бегларяна, где Гиги Ага снова заявляет, что Султанов никого не тронет.

Заре Мелик-Шахназарян и его пять друзей, после героического сопротивления, прибывают в упомянутый дом, видят людей, собравшихся во дворе, и призывают их присоединиться к ним и отступить в Каринтак.

«Я хорошо знал этого мерзкого человека, и было необходимо спасти людей, которые верили в его пустословие».

«Возле магазина черкеса, рядом с пекарней, нам сказали, что большое число беженцев собралось в одном из богатых домов, но бывший городской управляющий Гиги Ага уговорил их остаться во дворе. Мое терпение иссякло. Я хорошо знал этого мерзкого человека, и было необходимо спасти людей, которые верили в его пустословие. Мы пошли во двор … Увидев шесть вооруженных бойцов, подошел Гиги Ага и спросил, что мы хотим. Я сказал: «Наш командир сказал освободить всех беженцев, которых он ждет по дороге в Каринтак. Приказ  должен быть выполнен». Услышав мои слова, Гиги Ага снял шляпу, бросил ее под ноги и обратился к людям. «Господа, не слушайте их, не идите никуда, я вас спасу».

Немногие последователи за Заре и его друзьями. Большинство остается во дворе, где их убивают спустя несколько часов. Отец Заре, инженер Самсон Бек Мелик-Шахназарян, был членом Карабахского военного совета и участвовал в боях самообороны. За несколько дней до резни в Шуши он был серьезно ранен и умер. 23 марта, услышав выстрелы, 17-летний Заре органиовывает оборону со своими четырьмя друзьями. Во время перестрелки погибает тетя Заре, и его младший брат на руках у матери. Заре сопровождает свою мать и других родственников по дороге в Каринтак, затем возвращается, устраивает засады и уничтожает многочисленных членов азербайджанских партизан в течение нескольких часов. Описание упорного сопротивления также показывает, что сопротивление было не организовано, и даже находящиеся в нескольких домах друг от друга армяне не знали друг о друге.

«Когда мы вышли со двора Гиги Ага, где собралась большая толпа, волнение е городе продолжалось. Мы наблюдали, как шушинцы длинной очередью уходили в сумерках в Каринтак … Оставшиеся в живых покинули умирающий «Маленький армянский Париж», как многие называли Шуши», – пишет Заре Мелик-Шахназарян. (Зарэ Мелик-Шахназаров, Записки карабахского солдата (Воспоминания участника событий 1918-20 гг. в Нагорном Карабахе), Москва, 1995.)

МАРОДЕРСТВО

После уничтожения армян и изгнания их из города начинается мародерство. Мартирос Арутюнян, дипломатический представитель Армении в Азербайджане 16 апреля написал Хатисяну, что рассказывают сами татары о событиях в Шуши.

«Вы больше не найдете армянина в наших краях, и вы никогда не встретите турка, который награбил менее ста тысяч. Есть человек, который принес более миллиона товаров, все оказались одного класса. Нет ни богатых, ни бедных, все равны». (Погромы армян в Бакинской и Елизаветпольской губерниях в 1918-1920 гг., Ереван, 2003 г.).

Руины армянского района Шуши сохранились на протяжении десятилетий. После установления советский порядок власти Азербайджана бросили город на произвол судьбы. Жена Осипа Мандельштама, Надежда, написала спустя почти десять лет после кровавой расправы, что «в городе было два ряда домов без крыш, без окон, с пустыми комнатами, редко обоями, полуразрушенными печами и иногда сломанной мебелью».

Руины армянского района Шуши сохранились до конца 1950-х годов, когда власти Азербайджана убрали свидетельства варварства под предлогом строительства новых зданий.

https://republic.mediamax.am/story/100/

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.