Бакинские «хотелки» и переговорная реальность

Что показал очередной раунд консультаций по Нагорному Карабаху в Женеве

28-30 января в Женеве сопредседатели Минской группы ОБСЕ Игорь Попов (РФ), Стефан Висконти (Франция), Эндрю Шофер (США) провели отдельные и совместную встречи с министрами иностранных дел Армении – Зограбом Мнацаканяном и Азербайджана – Эльмаром Мамедъяровым. Также в них принимал участие личный представитель действующего председателя ОБСЕ Анджей Каспршик, которого в экспертных кругах частенько именуют четвертым сопредседателем.

В ходе трехдневных интенсивных переговоров, которые в общей сложности длились 11 часов, согласно официальным источникам, сопредседатели Минской группы и министры иностранных дел обсудили следующие пункты повестки дня:

– реализацию договоренностей и предложений, обсуждённых в 2019 г. и последующие возможные шаги для подготовки народов к миру;

– принципы и элементы, формирующие основу для будущего урегулирования;

– временные рамки и повестку дня для продвижения процесса урегулирования.

Сопредседатели подтвердили свою полную приверженность оказанию помощи сторонам в поиске мирного решения конфликта и принципу конфиденциальности в мирном урегулировании, а также необходимости обеспечения созидательного подхода и духа компромисса в достижении справедливого и устойчивого мира. 

Кроме того, стороны согласились в ближайшем будущем встретиться вновь под эгидой сопредседателей в ближайшем будущем.

По продолжительности переговоров в XXI веке по урегулированию нагорно-карабахского конфликта эта январская встреча в Женеве уступает только переговорам американском в Ки-Уэсте (штат Флорида), проходивших 4-7 апреля 2001 года с участием президентов Азербайджана и Армении Гейдара Алиева и Роберта Кочаряна. Напомним также, что это были первые переговоры, на которых не был представлен Степанакерт, интересы которого отстаивал второй Президент Армении.

Длительность переговоров в Женеве дала повод для различных предположений в Ереване, используемых разными кругами в своих политических целях. В частности, экс-вице-спикер парламента Эдуард Шармазанов, де-факто более 10 лет являвшийся рупором третьего президента Сержа Саргсяна, едва ли не в ультимативном тоне обратился к главе правительства: «Господин, занимающий пост премьер-министра, вместо разговоров об обильном снегопаде и возможном урожае, в первую очередь скажи, о чем это вы там проводите переговоры с Азербайджаном?.. О каких взаимных уступках идет речь? В конце концов, каков твой подход по Арцахскому вопросу?»

Заметим, что переговоры проходят в закрытом режиме и, прежде всего, в таких случаях следовало бы ориентироваться на официальные источники, так что ультимативное требование Шармазанова, в данном случае, может расцениваться как некорректное.

Одна из ведущих армянских экспертов по Азербайджану Анжела Элибегова полагает, что стороны фактически могут обсуждать некий конкретный документ: «Если до этого [последних переговоров глав МИД Армении и Азербайджане в Женеве] стороны были на подготовительных, технических этапах, то сейчас мы уже фактически имеем переговорный этап, который будет расширяться вокруг какого-то документа». Она отмечает, что в заявлении армянской стороны указываются «некоторые дедлайны по представлению предложений, принятию решений и их обсуждению», и что переговорный процесс может ускориться, как и прессинг сопредседателей на стороны усилится. При этом декларируемая сопредседателями конфиденциальность означает, что в 2020 году, «мы будем иметь еще меньше информации о переговорах». Чем дальше, тем больше переговорный процесс будет закрываться, тем меньше у наблюдателей будет возможностей делать какие-то выводы, помимо фотографий, длительности переговоров и формальных текстов.

Недавний тезис премьер-министра Пашиняна о том, что решение проблемы должно быть приемлемым для Армении, Карабаха и Азербайджана, по мнению А. Элибеговой, «вызывает в обществе несколько вопросов: почему мы должны думать об интересах Азербайджана, и какое такое решение нашла армянская сторона, которое будет приемлемым для трех сторон. Если это лишь уровень пожеланий, то нужно понимать, что реальность иная, и решения будут основаны на взаимных уступках. Они будут очень болезненными как для армянской, так и для азербайджанской стороны».

Официальный Баку всячески декларирует незыблемое следование максималистской линии, в очередной раз озвученной министерством иностранных дел Азербайджана в преддверие встречи глав МИД государств ОБСЕ в декабре 2019 года в Братиславе: «Азербайджан придерживается поэтапного подхода в урегулировании конфликта, который основывается на резолюциях Совета Безопасности ООН и решениях ОБСЕ, в частности на решении Будапештского саммита 1994 года. Первым шагом должно стать устранение основных последствий конфликта, обеспечив тем самым немедленный, полный и безоговорочный вывод армянских вооруженных сил из Нагорного Карабаха, за которым последует возвращение насильственно перемещенного азербайджанского населения в свои дома на этих территориях в условиях безопасности, открытие всех коммуникаций в регионе для взаимного использования и восстановления, и экономического развития этих территорий».

По мнению Баку, следующим этапом процесса урегулирования является «определение статуса самоуправления населения Нагорно-Карабахского региона в составе Азербайджана в соответствии с Конституцией и законодательством Азербайджанской республики». И далее: «Такой статус должен обеспечить мирное сосуществование армянской и азербайджанской общин региона и гарантировать полное осуществление всеми прав человека и основных свобод на равной и недискриминационной основе. Определение статуса должно происходить в мирных условиях в рамках законного процесса при непосредственном, полном и равном участии населения армянской и азербайджанской общин, и в их взаимодействии с правительством Азербайджана исключительно в рамках законного и демократического процесса. Азербайджан не видит политического решения конфликта вне этих рамок и участвует в процессе урегулирования на основе этого понимания. Политическое урегулирование конфликта создаст благоприятные условия для всестороннего экономического развития и взаимовыгодного сотрудничества».

Словом, всё то же самое: «территориальная целостность» в рамках бывших советских границ, возвращение исключительно азербайджанских «беженцев», примет Конституции Азербайджана над предложениями посредников из Минской группы ОБСЕ. Однако по итогам встречи в Братиславе сопредседатели в своём заявлении отказались следовать позиции Азербайджана, и ничего в своих формулировках не изменили, оставив логику переговоров прежней. После декабрьского заявления МИД Азербайджана, новых заявлений со стороны Баку не было. И, как следствие, можно предположить, что встреча в Женеве проходила по переговорной повестке Минской группы ОБСЕ, а не исходя из контрпродуктивной концепции, представленной Баку в Братиславе.

Как полагает директор Армянского центра стратегических национальных исследований Манвел Саркисян, «Азербайджану дали понять, что принципы и предложения меняться не будут. Судя по почти одинаковым заявлениям Еревана и Баку, последний уступил требованию посредников». В этом контексте следует констатировать, что вышеупомянутое совместное заявление можно считать свидетельством сохранения переговорного процесса в рамках Минской группы ОБСЕ и ее повестки.

Пресс-секретарь президента Арцаха Давид Бабаян считает, что причина «пробуксовки» переговоров – продолжающаяся системная политика армянофобии в Азербайджане. По словам пресс-секретаря президента, эволюционным решением является подготовка народов к миру, «однако для этого нужно очень много времени. И это невозможно до тех пор, пока в Азербайджане, начиная с детских садов, ведется антиармянская, по сути, фашистская пропаганда». В качестве проблемы он называет также отказ Баку восстановить трехсторонний переговорный формат с участием Нагорно-Карабахской Республики, при том, что сопредседатели не против возвращения Степанакерта за стол переговоров.

Совершенно очевидно и то, что Баку вовсе не отказывается от  силового решения нагорно- карабахского конфликта, либо организации масштабных эскалаций. Переговаривающиеся стороны в лице Баку и Еревана остаются на диаметрально противоположных позициях, поэтому сопредседатели занимаются и будут заниматься в ближайшее время тем, что в специализированной литературе называется «конфликт  менеджмент», а именно: к примеру, имплементация механизмов расследования инцидентов, подготовка народов к миру, визиты журналистов, обмен задержанными. В Степанакерте «на разных переговорах уже не раз было предложено усилить миссию наблюдателей и оснастить все эти территории соприкосновения техническими средствами, которые могли бы полностью давать реальную картину происходящего», – напоминает представитель Нагорно-Карабахской Республики в России Альберт Андрян. Что же касается политико-правовых аспектов вопроса, то «когда Азербайджан объявил о своей независимости, мы в этот Азербайджан не входили, поэтому вопрос о территориальной целостности здесь даже не затрагивается и не рассматривается. Мы [Нагорно-Карабахская Республика] территориальную целостность нынешнего государства Азербайджан никогда не нарушали и не нарушаем». Что же касается так называемых «семи районов», то «это территория, которая образовалась в результате той войны, которую нам навязал Азербайджан. Все эти территории по Конституции входят в состав Республики. Если такие вопросы могут возникнуть, они должны возникнуть только после того, как между нами будет установлен мир, будет подписан договор о мире, международно признанный, чтобы гарантировать безопасность прежде всего граждан Карабаха, безопасность Армении и Карабаха».

В заключение отметим, что, как и ранее, речь идёт не о попытке решить конфликт, а о «стратегии» дальнейшей жизни в этом конфликте. Говорить же о каких-либо «прорывах» не представляется возможным, и последняя встреча в Женеве это в очередной раз подтвердила.

Саркис Мартиросян

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.