БЛОКАДНЫЙ БЕСПРЕДЕЛ 1989-ГО. ЧАСТЬ 4

 

Мы продолжаем публикацию отрывков из книги Арсена Мелик-Шахназарова «Нагорный Карабах: факты против лжи», - а именно из её главы 10 «Блокада и набеги», посвященной начатой Азербайджаном в 1989 году тотальной блокады Армении и Арцаха.

В первой части (http://russia-artsakh.ru/node/3002) говорилось о создании в недрах КГБ и правительства АзССР  так называемого Народного фронта Азербайджана (НФА) – структуры, призванной взять на себя ответственность за блокаду путей сообщения в регионе и, тем самым, сохранить лицо «послушания» ЦК Компартии и правительства АзССР 

Полная блокада железнодорожных и автомобильных дорог была предпринята Баку в конце августе-сентябре 1989 года – ровно 30 лет тому назад. Именно тогда на арену был выдвинут марионеточный Народный фронт Азербайджана, рядившийся в тогу демократии, и созданный для того, чтобы шантажировать Кремль своим нарочитым непослушанием.

Это позволяло руководству Баку требовать от Москвы подавления Карабахского движения, шантажируя Кремль угрозой свержения прокоммунистических, послушных Центру властей АзССР.

В предыдущих двух частях речь шла о железнодорожной бокале Армении и НКАО (http://russia-artsakh.ru/node/3023) и о блокаде автомобильных дорог, связывавших Арцах с внешним миром. (http://www.russia-artsakh.ru/node/3098)

В предлагаемом вниманию читателя продолжении говорится о блокаде Агропромышленного комплекса НКАО со стороны Азербайджанской ССР.

Агропромышленный комплекс под ударом

Одной из форм экономического удушения НКАО был избран подрыв сельского хозяйства области. Как уже говорилось, агропромышленный комплекс области, - как и вся ее экономика в целом, - во многом зависел, был тысячами невидимых нитей привязан к инфраструктурам АзССР.

Отсутствие в области нормальных дорог заставляло пользоваться более или менее качественными объездными дорогами, но они проходили по территории соседних районов АзССР и к лету 1989 года были окончательно заблокированы местным населением под руководством расплодившихся районных отделов Народного фронта Азербайджана (НФА).

Отсутствие зернохранилищ, крайне малые мощности овощехранилищ вкупе с блокадой путей сообщения приводили к большим потерям урожая.

Центральная пресса умалчивала об этих конкретных фактах, о реальной ситуации. Внимание советского читателя «переключали» с репрессий и блокады на забастовки, периодически вспыхивавшие в НКАО как раз в знак протеста против творившегося беззакония и безвластия.

Между тем, вследствие блокады срывались и крупные государственные поставки из области продукции животноводства. Так, до конца 1989 года НКАО должна была послать в Грузию в счет союзной поставки 1500 тонн мяса, однако первые попытки доставить мясо туда в июне так и оказались последними вследствие блокады дорог, угроз расправой и нападениями на автотранспорт[i].

Областное животноводство, которое давало до 45 процентов валового сельскохозяйственного продукта НКАО, было особенно уязвимо. Отсутствие в НКАО собственного производства комбикормов вкупе с блокадой их поставок в область поставило всю отрасль под удар.

Ведь в НКАО существовали огромные производственные комплексы по производству свинины, говядины, птичьего мяса. Так, например, несколько крупных хозяйств области обеспечивали свыше 40 процентов всех республиканских поставок свинины в союзные фонды. Созданные в так называемые застойные годы, эти комплексы не имели зернофуражного сырья собственного производства и, как вся экономика НКАО, были в жесткой зависимости от республиканских организаций. Эти невидимые нити экономической зависимости были под контролем Баку с самого начала противостояния. И в нужный момент эти нити были сполна задействованы.

В одной из корреспонденций областной газеты в августе 1989 года говорилось о критическом положении, сложившемся в городе Мардакерте на крупном свинооткормочном комплексе (там содержалось 9 тысяч голов свиней) и о попытке районных властей получить полагающийся комбинату комбикорм с Агдамского хлебозавода.

«13 автомашин, выделенных для перевозки комбинированных кормов, направились 26 июля, в сопровождении солдат внутренних войск к Агдамскому комбинату хлебопродуктов. 50 работников комбината, прекратив работу, окружили водителей и, осыпая их угрозами, велели немедленно покинуть комбинат. Более того, закрыв ворота комбината, они попытались свести счеты с водителями. Лишь вмешательство воинов помогло потушить конфликт, и машины вернулись в Мардакерт порожними»[ii].

Таким образом, в условиях блокады и речи не было о получении полагающихся хозяйствам области кормов с баз и комбинатов, расположенных исключительно в соседних азербайджанских районах.

Между тем, Совет Министров АзССР категорически не давал согласия Министерству хлебопродуктов СССР на открепление фондов НКАО от АзССР и передачу их другим республикам. Ибо в Баку прекрасно понимали, что пока тянутся бесполезные переговоры, азербайджанские «плохие парни» из НФА методично разрушают экономику мятежной автономии, пользуясь подготовленной всеми предыдущими десятилетиями системой удушения области.

В Москве же особо не вдавались в сложившуюся ситуацию, которая грозила не только срывом конкретных поставок, но и всеобщим хаосом в регионе.

Так, руководство Совмина СССР мотивировало свой отказ решить вопрос переориентации животноводства НКАО на иные источники поставок комбикормов совершенно неубедительным аргументом: дескать, растут транспортные затраты на переброску кормов. Однако известно, что вся плановая экономика СССР была построена во многом на искусственных экономических привязках разных регионов страны друг к другу. Вспомним хотя бы, что из выращенного в Узбекистане хлопка готовые изделия производили на фабриках российского Нечерноземья (Ивановская и некоторые другие области), Западной Украины или армянского Ленинакана.

Более того, в случае с НКАО была еще одна явная передержка. Из других республик Союза в АзССР ежегодно перебрасывалось зернофуражное сырье в объеме 500 тысяч тонн для приготовления из него комбикормов. Перебрасывалось в том числе и на Агдамский хлебокомбинат, расположенный всего-то в 30 км от Степанакерта, и это считалось целесообразным. А вот переброску 14,4 тыс. тонн концентрированных кормов в НКАО госкомиссия Совмина СССР по продовольствию и закупкам считала нецелесообразной. Совершенно очевидно, что здесь был голый политический расчет: заставить карабахских армян смириться перед лицом блокады и отказаться от своих целей.

Комитет Особого управления во главе с Аркадием Вольским в этом конкретном случае предпринял действенную попытку противостоять блокаде автономной области. «Благодаря его ходатайству из резерва Совмина СССР было выделено 10 тыс. тонн комбикормов, которые и были получены из Украины и Молдавии. Причем лабораторный анализ показал, что комбикорма, полученные из других регионов страны, по питательности превосходили произведенные в АзССР на 30-35 процентов, что с лихвой возмещало транспортные расходы на их доставку!»[iii]

Однако в целом КОУ никак не мог повлиять на руководство страны с тем, чтобы оно положило конец блокаде и разбоям. Последнее явно было не в интересах ЦК КПСС.

 

____________________________________________

НАЧАЛО. БЛОКАДНЫЙ БЕСПРЕДЕЛ 1989-ГО  http://russia-artsakh.ru/node/3002

ЧАСТЬ 2. БЛОКАДНЫЙ БЕСПРЕДЕЛ 1989-ГО.   http://russia-artsakh.ru/node/3023

ЧАСТЬ 3. БЛОКАДНЫЙ БЕСПРЕДЕЛ 1989-ГО.   http://russia-artsakh.ru/node/3098

____________________________________

[1] «Отрасль в блокаде», «Советский Карабах», 21.11.1989 г.
II  «Советский Карабах», 03.08.1989 г

iii «Отрасль в блокаде», «Советский Карабах», 21.11.1989

 

 

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.