Андрей Арешев: Сессия ЮНЕСКО в Азербайджане – как симптом дальнейшего кризиса организации

Как известно, с 30 июня по 10 июля в столице Азербайджана Баку состоится ежегодная 43-я сессия Комитета Всемирного наследия Организации Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) – одной из 17 специализированных структур ООН. Прерогатива деятельности Комитета – рассмотрение состояния сохранения объектов Всемирного наследия, включение в соответствующий список новых объектов и иные вопросы, связанные с реализацией положений Конвенции о Всемирном культурном наследии 1972 года. Ожидается, что в мероприятии примут участие более 2 тысяч представителей более чем из 180 стран (всего в состав ЮНЕСКО входят 193 государства и 10 ассоциированных членов).

Если верить победным реляциям агентства Азертадж, «сессия Комитета всемирного наследия является одной из самых престижных мероприятий, вносящих вклад в мировое культурное наследие… Азербайджан, проведя это мероприятие и, в то же время, председательствуя в Комитете, оставит свой положительный след в истории культуры народов мира. Принятие такого решения… является свидетельством развития на высоком уровне отношений партнерства между нашей страной и ЮНЕСКО благодаря успешной внешней политике, проводимой под руководством Президента Ильхама Алиева, поддержке и заботе Первого вице-президента, посла доброй воли ЮНЕСКО Мехрибан Алиевой, а также в результате совместной деятельности министерств иностранных дел и культуры».

Но что же в реальности, несколько отличающейся от представлений о собственной роли и месте в глобальном мире любителей проводить бесчисленные глобальные мероприятия, о содержательной стороне которых (помимо восхвалений известных лиц) невозможно вспомнить уже на следующий день после их окончания? Напомним, год назад, на проходившей в Бахрейне 42-й сессии Комитета, её главой был избран министр культуры Азербайджана Абульфаз Гараев, что и предопределило место сбора в нынешнем году. А ещё годом ранее посол Азербайджана в России, «чрезвычайный и полномочный хулиган» Полад Бюльбюль оглы даже собрался баллотироваться на пост главы ЮНЕСКО, но вынужден был от этой затеи отказаться. Группа неправительственных организаций Армении направила генеральному секретарю ООН А. Гутеррешу письмо, в котором напомнила о преступлениях против культурного наследия народов Южного Кавказа, систематически совершавшихся в бытность его министром культуры Азербайджана. Речь идёт, в частности, о последовательном и планомерном уничтожении средневековых хачкаров города Джуга на территории нынешней Нахичеванской Автономной Республики, внесённые в 2000 году репрезентативный список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. Очевидцы с сопредельной иранской территории фиксировали неоднократные действия техники и военнослужащих, разрушавших надгробия, пока в 2005 году последние следы средневекового зодчества не были окончательно ликвидированы. О фактах систематического разорения в Нахичеване армянских исторических памятников в 2003 и 2007 годах говорил с трибуны Генеральных конференций ЮНЕСКО министр иностранных дел Армении Вардан Осканян, безуспешно призывая эту организацию отправить в край своих наблюдателей. Стойкое молчание по этому поводу ранее возглавлявшей ЮНЕСКО Ирины Боковой, непременной участницы «толерантных» мероприятий на берегах Апшерона во славу правящей семьи, связывается как с пожертвованиями из Баку, так и с некоторыми делами её мужа

Конечно, речь идёт лишь об одном из симптомов кризиса международной организации, возглавляемой с ноября 2017 года бывшей советницей бывшего президента Франции по культуре и коммуникациям Одре Азуле, считающей своими приоритетами на посту руководителя ЮНЕСКО противодействие экстремизму и насилию, борьбу с неграмотностью и почему-то решение проблем, связанных с изменением климата. Кризиса, вполне предсказуемого в условиях общей деградации международного гуманитарного права, повсеместной политизации, а сплошь и рядом – также и коммерциализации: в нашем случае речь идёт о развитии массового туризма, способного негативно повлиять на состояние многих объектов всемирного культурного наследия. И разрушение хачкаров Нахичевана, на которое, по вполне понятным причинам, годами закрывают глаза международные чиновники «от культуры» – ещё не предел: чего стоят настойчивые попытки протащить в ЮНЕСКО криминальное псевдо-«государство» Косово, на территории которого варварски уничтожены сотни сербских памятников (церквей, монастырей, кладбищ, архитектурных сооружений и т.д.)! Как отмечают наблюдатели, сложные глобальные геополитические противоречия и региональные конфликты последних лет во многом парализовали работу агентства ООН по вопросам образования, науки и культуры. По словам той же О. Азуле (тогда ещё кандидата на пост главы организации), «…настолько сильная политизированность ЮНЕСКО недопустима», однако кардинально исправить положение дел пока не удаётся, какие бы красивые фразы не произносить.

Наконец, ещё одна общеизвестная беда этой раздираемой противоречиями структуры, подверженной влияниям, весьма далёким от продвижения культурных ценностей – перманентный финансовый кризис. Так, Соединённые Штаты не платят членских взносов в ЮНЕСКО (22 процента финансирования организации) аж с 2011 года, после принятия туда в качестве полноправного члена Государства Палестина. А с 2019 года вступило в силу решение администрации Трампа о прекращении полноправного членства в организации – отныне США там только наблюдатель. Данное решение сюрпризом не стало: ещё в октябре 2017 года Государственный департамент мотивировал его «ростом задолженностей в ЮНЕСКО (1), необходимостью проведения фундаментальных реформ в этой организации и сохраняющейся в ЮНЕСКО антиизраильской предвзятостью». Впрочем, данная структура вряд ли будет свободна от американского (в частности, сохраняется постоянная миссия наблюдателей) и иного влияния. Незадолго до объявленного решения Белого Дома о начале процедуры выхода из ЮНЕСКО израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху, выступая с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН, обрушился на неё с резкой критикой: «ЮНЕСКО объявило Пещеру Патриархов в Хевроне палестинским объектом культурного наследия. Это – хуже, чем фальшивые новости, это – фальшивая история». А в 2016 году власти Японии пригрозили прекратить взносы в ЮНЕСКО из-за документов по Нанкинской резне 1937 года, представленных в организацию Китайской Народной Республикой. Как будто отсутствие денег из Токио каким-то образом ставило бы под сомнение факт этого чудовищного преступления японских оккупантов в Китае, жертвами которых по всей стране стали десятки миллионов человек…

Принятая в 1972 году Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия была ратифицирована Арменией в сентябре 1993 года, и сотрудничество Еревана с ЮНЕСКО, в том числе в плане включения важнейших культурных ценностей и достижений страны в мировое культурное наследие, развивалось достаточно активно. Так, к 2017 году в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО вошло несколько архитектурных и природных армянских памятников: монастыри Ахпат и Санаин с (1996 г.), монастырский комплекс Гегард, Эчмиадзинский кафедральный собор, храм Звартноц, верховья реки Азат (с 2000 г.). В сентябре 1998 г. в Матенадаране состоялась торжественная церемония, посвященная включению Хранилища древних рукописей в перечень ЮНЕСКО («Память мира»), содержащего рукописи, документы, аудио- и видеоматериалы всемирного значения (2). В октябре 2003 года принимается Конвенция об охране нематериального культурного наследия, куда входят обычаи, предметы, артефакты и другие культурные ценности. В 2005 г. и 2010 г. музыкальный инструмент дудук и (уничтоженные, в основном, к тому времени на территории Азербайджана) хачкары включаются в список объектов нематериального культурного наследия. В 2014 г. он пополнился традиционным армянским хлебом лаваш, его подготовкой, культурным значением и внешним видом. В 2012 г. в результате тесного сотрудничества со структурами ЮНЕСКО Ереван был объявлен Всемирной столицей книги.

Разумеется, объекты культурного наследия из списка ЮНЕСКО на территории соседней страны также присутствуют, и вполне заслуженно (3). Вместе с тем, площадка этой, как и других международных организаций, регулярно используется официальным Баку для различного рода пропагандистских манипуляций; об этом, как о целенаправленной политике присвоения наследия соседей говорится скорее с гордостью, иногда с лёгкой приправой «толерантности» и «межкультурного диалога» (4). Конечно, как часть мировой культуры, пусть и весьма специфическую, можно рассматривать и спорт, и в очередной раз цену этой говорильне продемонстрировал запрет въезда в Азербайджан полузащитнику лондонского «Арсенала» Генриху Мхитаряну – очевидно, по причине не только посещения им Нагорного Карабаха, но и просто – армянской фамилии. «…Если Азербайджан сохраняет приверженность декларированным принципам о том, что спорт находится вне политики, проявления расизма и ксенофобии в спорте недопустимы, то запрет на въезд в страну болельщиков армянского происхождения ничто иное, как проявление расизма, ставящее под сомнение проведение подобных международных спортивных мероприятий в этой стране», – заявил по этому поводу представитель МИД Армении.

Некоторые эксперты полагают, что на ведущуюся против Армении и Арцаха «культурную войну» должен даваться более артикулированный ответ. Например, в 2018 году члену археологической группы Института археологии и этнографии НАН Армении, историку Н. Ераняну было оказано в участии в научной конференции во Флоренции, посвящённой погребальным памятникам-курганам на территории Ирана и Кавказа. Когда МИД Азербайджана не имеет предварительной информации о неугодных для Баку докладах, то учёные, конечно же, с ними выступают. На этот раз, опубликованный доклад Ераняна не понравился азербайджанским «коллегам», нажаловавшимся в ЮНЕСКО; формальным поводом стала декларация организации от 1956 года, запрещающая «проведение археологических исследований на спорных территориях». И это, как говорит руководитель археологической экспедиции Тигранакерта Гамлет Петросян, далеко не первый подобный случай. Попытки достучаться до здравого смысла патентованных «хранителей мирового культурного наследия» к успеху не приводят.

В этой связи, Г. Петросян призывает власти Армении к более наступательным действиям. Добавим, что с похожими проблемами, начиная с 2014 года, сталкивается и Россия в Крыму, который международные чиновники, вслед за западными политиками, полагают «оккупированной территорией». Так, «Секретариат ЮНЕСКО под давлением Запада оборвал все связи со своими традиционными партнерами в Крыму, включая объект Всемирного наследия – древний Херсонес Таврический. Секретариат даже отказывается принимать доклады о его сохранности», – сообщил  в 2018 году постоянный представитель РФ при ЮНЕСКО Александр Кузнецов. Более того, доклад организации по результатам мониторинга на полуострове в большей степени составлен из материалов, подготовленных в Киеве, и имеющих «крайне политизированный и односторонний характер… Реальное положение дел на полуострове ЮНЕСКО попросту игнорирует». В Москве исходят из того, что «политизация наносит ущерб работе ЮНЕСКО. Ведь этот гуманитарный форум создавался для диалога и сотрудничества, а не для обсуждения политических проблем, которые противоречат ее мандату». Пока же, «Украина и западные страны от сессии к сессии проталкивают одну и ту же резолюцию по Крыму, единственная цель которой – вопреки реальности твердить о том, что Крым является частью Украины».

Аналогичным образом, в Баку отнюдь не заинтересованы в непредвзятом и объективном изучении состояния историко-культурного наследия региона, которое не должно и не может ограничиваться Арцахом. Встречаясь с О. Азуле в начале 2018 года, министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров, помимо очередных пропагандистских экзерсисов, «пригласил» ЮНЕСКО присоединиться к некоему процессу мониторинга культурных памятников на территории Карабаха – как будто таковой начался и согласован с властями в Степанакерте. Между тем, возможные мониторинговые миссии ЮНЕСКО, как подчёркивает заместитель главы аппарата президента Арцаха Давид Бабаян, «должны проводиться и на территории Азербайджана, от Джуги до Баку. В Азербайджане (в частности, в Северном Арцахеавт.) – колоссальное армянское культурное наследие, которое усилиями властей страны уничтожается. Если Азербайджан готов к мониторинговым миссиям, то и мы готовы». В Армении и Арцахе считают, что Баку стремится разыграть в нагорно-карабахском конфликте «исламскую карту», в то время как находящиеся на территории края мечети периода персидского владычества на Кавказе (в Шуши и Агдаме) – полноправная составляющая исторического наследия края – находятся под охраной государства и уже частично восстановлены. Программой реставрации Верхней мечети в Шуши занимается фонд «Инициативы развития Армении» в сотрудничестве с правительством Республики Арцах и фондом «Возрождение исторического наследия». Как пишет А. Бегларян, «в качестве подрядчика [на проведение работ] была выбрана… иранская компания с учётом того, что…  исламские памятники, расположенные на территории Нагорно-Карабахской Республики, относятся в основном к персидскому культурному наследию…. Все надписи на Верхней мечети и на могильных плитах у её стен выполнены на фарси, что также свидетельствует об их принадлежности к иранской культуре». Речь идёт о компании «Саман Джахан», директор которой, известный иранский архитектор Саид Нахаванди в беседе с журналистами отметил: «Мы далеки от политики и подошли к вопросу исключительно с профессиональной точки зрения. Мы лишь делаем нашу профессиональную работу, и не имеет значения, в какой стране. Я архитектор, и мне нет дела до того, какие отношения между государствами. Мы хотим сохранить нашу иранскую культуру, чтобы передать её нашим детям».

* * *

«Культурная война», неважно, в мягкой или жёсткой форме, противоречит Всеобщей декларации прав человека, в числе которых – неотъемлемое право заниматься культурно-просветительской и научно-исследовательской деятельностью. Разумеется, ответные действия следует вести в том числе и с использованием возможностей ЮНЕСКО, при этом чётко представляя природу и характер поразившего её (и не только её) тяжелейшего недуга. Созданное на пепелище Второй мировой войны, сегодня это агентство, мягко говоря, не справляется с предначертанной высокой ролью. Конечно, это скорее не вина, а беда организации, деградация которой является, как уже упоминалось выше, одним из отражений общего и системного кризиса международного права. Не исключено, что её роль будет и далее размываться, а защита культурного наследия станет предметом большего внимания региональных интеграционных объединений, а также отдельных государств и институтов научного и гражданского общества. В том же, что мало на что влияющие поставленные «на культуру» международные клерки неплохо проведут время в Баку, можно не сомневаться. Только вот к декларируемым благим целям и задачам организации это будет иметь самое отдалённое отношение.

Примечания

(1) Соответственно, резко возросли так называемые «добровольные целевые взносы», особенно на оперативные нужды, что привело к прогрессирующему дисбалансу между «основным» и «неосновным» финансированием и к зависимости от некоторых «доноров».  Так, в 2013 году ЮНЕСКО приняла от Азербайджана пожертвование в размере 5 млн. долларов. Кроме того, в 2000-2015 гг. численность сотрудников на должностях, финансируемых из внебюджетных источников, возросла с 492 до 775 человек (при сокращении «бюджетников» с 2114 должностей до 1467).

(2) Сукиасян Г. Матенадаран: история и современность // Вестник культуры и искусств. 2016. № 4. С. 23-28.

(3) Это «старый город» в Баку и Гобустан на юго-востоке страны, примыкающий к побережью Каспия, см. напр.: Фараджева М. Культурно-исторический контекст археологического комплекса Гобустан // Российская археология. 2015. № 4. С. 50-63.

(4) Речь идёт не только об Армении, но и об Иране, у которого пытаются отторгнуть не только Низами, но и, к примеру, човган – восточную игру в стиле конного поло, которую в ЮНЕСКО сочли «нематериальным активом», тесно связанным с Азербайджаном. Что, в свою очередь, призвано способствовать продвижению «политической повестки дня» в карабахском вопросе посредством PR-стенаний относительно ставшей «жертвой армянской оккупации» коротконогой карабахской лошади.

Андрей Арешев

Фотоотчет

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.