Хищник в овечьей шкуре

«Когда не выполняются решения международных организаций, когда резолюции Совета Безопасности ООН исполняются также на выборочной основе, в некоторых случаях в течение дней, а в некоторых случаях в течение более чем 20 лет, всё это ведёт к девальвации международного мироустройства», – заявил на днях президент Азербайджана Ильхам Алиев в интервью телеканалу «Россия 1» (ВГТРК).

Совершенно очевидно, на что намекает Алиев: в очередной раз пытаясь представить Азербайджан в качестве жертвы агрессии,  он повторяет набившие оскомину фразы о «четырёх резолюциях Совета Безопасности ООН» по карабахскому конфликту. Однако человеку, мало-мальски знакомому с историей процесса карабахского урегулирования, легко понять лицемерие подобных заявлений, ибо   резолюции СБ ООН (822, 853, 874 и 884), принятые в самый разгар военных действий в зоне азербайджано-карабахского конфликта (с 30 апреля по 12 ноября 1993-го года), прежде всего были обращены к Азербайджану. По той простой причине, что бакинские власти, несмотря на все призывы международного сообщества и усилия посредников, никак не отказывались от своих агрессивных намерений и раз за разом предпринимали новые наступательные действия против самоопределившейся Нагорно-Карабахской Республики (Республики Арцах), блокируя посреднические усилия и используя достигнутые договорённости о перемирии для перегруппировки сил с целью нанесения «решительного удара», который, как известно, обернулся против них самих. 

На начальном этапе широкомасштабной азербайджанской агрессии (1991−1992 гг.) Нагорно-Карабахская Республика потеряла весь Шаумянский район (до сих пор он находится под оккупацией), большую часть Мартакертского района, части некоторых других районов. Оккупация и этническая чистка грозили всей республике, однако карабахцам удалось выстоять, мобилизовав все имеющиеся ресурсы, и нанести мощный контрудар.

После многократных безуспешных попыток реванша и сокрушительных поражений тогдашнее азербайджанское руководство в лице Гейдара Алиева поняло катастрофичность силового пути решения проблемы. Осознав, что продолжение боевых действий грозит Азербайджану утратой новых территорий, потерей жизненно важных водной, энергетической, газовой магистралей и в целом разрушением азербайджанской государственности, тогдашний президент Гейдар Алиев согласился на подписание в мае 1994-го года соглашения о прекращении огня…

Свежая ещё память вроде бы должна образумить официальный Баку, но нет. Гипертрофированные политические амбиции и реваншистский дурман никак не дают нынешним властителям смириться со сложившейся ситуацией, и они продолжают тщетные попытки подавить волю карабахского народа угрозами, шантажом и грубой силой, жертвуя при этом жизнями простых азербайджанцев, которым в принципе Нагорный Карабах не нужен – они  не хотят погибать за чужую землю.

В контексте вышесказанного становится понятно, почему азербайджанские власти на протяжении многих лет препятствуют созданию международного механизма расследования инцидентов в приграничной зоне. В Баку понимают, что  внедрение таких  механизмов на линии  соприкосновения войск позволит очень быстро выявлять истинного агрессора и провокатора. Тогда бакинскому режиму уже будет трудно пускать пыль в глаза международной общественности, рядясь в тогу невинной жертвы…

Ашот Бегларян, Степанакерт

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.