НАГОРНО-КАРАБАХСКОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ: ВАШИНГТОН АКТИВИЗИРУЕТ БОРЬБУ ЗА АЗЕРБАЙДЖАН?

987654

Недолгий разговор между премьер-министром Армении Николом Пашиняном и президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым в кулуарах саммита глав государств – участников СНГ в Душанбе 27 сентября привлек внимание наблюдателей. Конечно, это вовсе не удивительно – две страны по-прежнему балансируют на грани возобновления активных военных действий, и любые формы визуального взаимодействия между ними попадают под пристальный фокус объективов. Даже если речь идет о совместном пребывании в одном лифте в течение одной-двух минут.

 

Позже глава армянского правительства на своей странице в социальной сети Facebook обозначил три основных сюжета, ставших предметом непродолжительного разговора. Во-первых, речь идет о договоренностях между главами военных ведомств двух стран по вопросу о предотвращении инцидентов, во-вторых, о приверженности переговорному процессу, и в-третьих, о налаживании между лидерами двух стран оперативной связи. «Он оставил положительное впечатление. У нас был нормальный, цивилизованный разговор. У меня сложилось о нем впечатление как об образованном человеке», – так отозвался об азербайджанском лидере премьер-министр Армении. О достигнутых договоренностях планируется оповестить сопредседателей Минской группы ОБСЕ. А 5 октября в Степанакерте состоялась встреча министра обороны Армении Давида Тонояна и начальника Генерального штаба Артака Давтяна с военным руководством Республики Арцах во главе с министром обороны Левоном Мнацаканяном. «Касаясь карабахского урегулирования, Давид Тоноян отметил, что Армения привержена мирному разрешению конфликта путем переговоров. Тоноян призвал руководящий состав Армии обороны соблюдать режим прекращения огня по указанию премьер-министра Никола Пашиняна, который достиг договоренностей в ходе переговоров, но вместе с тем сохранять боеспособность войск», – цитирует министра обороны Армении пресс-секретарь Минобороны Арцрун Ованнисян. Некоторые наблюдатели увидели в адресованном карабахцам призыве «соблюдать режим прекращения огня» признаки некоей новой переговорной позиции армянской стороны, обусловленной кардинальными внутриполитическими изменениями минувшей весны и лета. В этой связи нелишним будет напомнить о предшествующих резких заявлениях Ильхама Алиева в отношении лидера армянской «бархатной революции». К примеру, встречаясь 14 сентября с генеральным секретарем ОБСЕ Томасом Гремингером, азербайджанский лидер заявил о том, что «задержанием политических соперников премьер-министр Армении создает новый режим диктатуры». Первоначальные заявления Пашиняна о необходимости азербайджано-карабахских переговоров в Баку сочли неприемлемыми, рассматривая их как попытку срыва переговорного процесса.

Директор Центра стратегических исследований при президенте Азербайджана Фархад Мамедов отметил наличие по итогам беседы Алиева и Пашиняна неких устных договоренностей и необходимость их развития в ходе последующих контактов, в частности на уровне министров иностранных дел. Впрочем, по его мнению, о каких-либо прорывах в переговорном процессе говорить не приходится, внутренние процессы в Армении далеки от завершения, по крайней мере, до проведения внеочередных парламентских выборов. Заметно активизировавшиеся бакинские комментаторы, пристально отслеживающие внутриполитическую динамику в Ереване и Степанакерте, говорят о готовности своей страны вести так называемые «субстантивные» переговоры, одновременно советуя новому руководству в Ереване не повторять ошибок предшественников. Разумеется, речь идет о таком формате переговорного процесса, который органично подвел бы к согласию армянских сторон с основными требованиями Азербайджана, пытающегося выступать с позиции силы. Пока же в Баку изучают, владеет ли Пашинян ситуацией в Карабахе, насколько лояльны ему карабахские командиры и будут ли они придерживаться предполагаемых «устных соглашений». Западный «бэкграунд» многих лиц из окружения действующего армянского премьер-министра и далее будет использоваться в русскоязычной пропаганде, к которой в Баку будут стремиться подключить максимальное количество узнаваемых в российском экспертно-аналитическом сообществе лиц. Характерный пример – высказывание члена Общественного совета при Министерстве обороны РФ Игоря Коротченко: «…если бы в практическом плане Ереван пошел бы на то, чтобы передать Азербайджану те пять районов, которые оккупированы сегодня, это могло бы разблокировать целый комплекс торгово-экономических, финансовых связей. Армения, да и Нагорный Карабах получили бы конкретные, весьма ощутимые преференции… Пока не будет урегулирования на условиях, отвечающих интересам, в частности, Баку, хотя бы части карабахской проблемы, у Еревана будут большие сложности в экономическом развитии».

Неблагоприятной тенденцией для Еревана и Степанакерта многие наблюдатели считают также и постепенное размывание так называемой «венской» и «санкт-петербургской» повестки дня, предполагающей дальнейшие меры по мониторингу режима прекращения огня. В Баку достигнутые после апрельской войны 2016 года договоренности рассматривают как попытку продлить неприемлемый статус-кво, фиксирующий «армянскую оккупацию азербайджанских земель». Бакинские эксперты в русле официальных подходов рассуждают о «военном урегулировании» конфликта и о продолжении «гибридного давления» на армянскую сторону, чреватого дальнейшими жертвами, причем с обеих сторон. К сожалению, миротворческая инициатива первой леди Армении Анны Акобян, к которой присоединились несколько известных российских женщин – общественных деятелей, также если и получила отклик, то весьма специфический и вместе с тем предсказуемый. Напомним, о необходимости мира говорили посетившие Нагорный Карабах писатель Людмила Улицкая, директор благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская, председатель партии «Женский диалог» Елена Семерикова, глава одного из благотворительных фондов Ольга Шилова, первый заместитель председателя комитета Госдумы РФ по международным делам Светлана Журова, журналисты Кира Альтман и Катерина Гордеева. Однако намерение участниц инициативы «Женщины во имя мира» посетить противоположную сторону передовой, чтобы поговорить о мире и там, натолкнулось (по крайней мере, на момент подготовки данного материала) на вполне понятную и предсказуемую реакцию азербайджанского МИД: «Те, кто хочет мира, не должны продолжать войну, те, кто хочет предотвратить человеческие жертвы, не должны осуществлять оккупацию земель других государств, и наконец, призывающие женщин и матерей к миру не должны направлять своих детей на военную службу на международно признанные территории Азербайджана». Более того, в связи с депутатским статусом С. Журовой усилиями милли меджлиса скандал вышел на межпарламентский уровень, и теперь участниц миротворческой инициативы наверняка включат в «список лиц, незаконно посетивших оккупированные территории Азербайджана».

Возвращаясь к мирным переговорам, отметим предположение агентства «Туран» о том, что срок перемирия зависит от России: якобы «взяла на себя дополнительные усилия по разрешению конфликта в рамках Минской группы ОБСЕ, отодвинув на задний план США и Францию». Из чего делается такой вывод, не совсем понятно, однако известно, что в контексте нагорно-карабахского урегулирования противоборствующие стороны порою риторически апеллируют именно к позиции Москвы, отчего-то видя в ней верховного арбитра по разрешению этого чрезвычайно сложного и многослойного вопроса. При всей неоднозначности подобной постановки вопроса (ведь решающее слово неизменно за властями и обществами Азербайджана, Армении и, разумеется, самого Нагорного Карабаха) российская сторона делает все от нее зависящее для сближения позиций сторон. «Мы приветствуем все те позитивные тенденции, которые наметились. Важно теперь их развивать и не травмировать неосторожной риторикой, которая тоже, к сожалению, в последнее время имеет место быть. Со своей стороны будем оказывать этим позитивным тенденциям все необходимое содействие», – говорит официальный представитель МИД России Мария Захарова. «Существует лишь одна реалистичная перспектива – мирное урегулирование конфликта путем переговоров. Жизненная заинтересованность азербайджанского и армянского народов в безопасности, стабильности и развитии составляет основу и политический движитель переговорного процесса, который Россия всячески поддерживает», – отмечает заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин. По его словам, российская дипломатия стремится делать все возможное для содействия сторонам конфликта в выработке мирных договоренностей, и «эта наша позиция остается неизменной. Она зафиксирована в Концепции внешней политики Российской Федерации и подтверждена в ходе недавних встреч Владимира Путина с лидерами обеих стран». Исполнительный секретарь СНГ Сергей Лебедев считает, что встреча руководителей Азербайджана и Армении в Душанбе сработала на позитив: «Я сам был свидетелем, как многократно президент Азербайджана Ильхам Алиев и премьер-министр Армении Никол Пашинян подходили друг к другу и обсуждали вопросы урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Результаты налицо – сейчас напряженность в регионе конфликта несколько снизилась».

Впрочем, снижение это весьма относительно, и, возможно, усилия дипломатов необходимо дополнить организационно-практическими шагами по линии военных ведомств, что могло обсуждаться в ходе состоявшегося 10-12 октября в Ташкенте заседания Совета министров обороны СНГ. Интересно, что некоторые российские эксперты-практики вновь обратились к идее миротворческой операции в Нагорном Карабахе под флагом Содружества. Например, бывший командующий 14-й армией в Приднестровье генерал-лейтенант Юрий Неткачев вспомнил о том, что «молдавские и российские военные миротворцы обеспечивают стабильность в Приднестровье. Подобным образом можно обеспечить стабильность в Нагорном Карабахе и на востоке Украины. И тут могли бы пригодиться российские миротворцы и голубые каски из других государств СНГ. Идея эта не нова. Но реализовывать ее надо политикам за столом переговоров… Именно военно-гуманитарные структуры обеспечивают стабильность в большинстве замороженных конфликтов в мире. И уже после обеспечения стабильности начинается процесс окончательного разрешения конфликтной ситуации». Положительным примером Неткачев считает также миротворческую операцию СНГ, развернутую в середине 1990-х годов в Таджикистане: «…Это была уникальная операция, когда с помощью военных контингентов из РФ, Узбекистана, Казахстана и Киргизии был предотвращен экспорт нестабильности из Афганистана и налажена мирная жизнь в Таджикистане, который сейчас развивается исключительно в мирных условиях». В этой связи следует заметить, что организация при помощи Москвы прямого канала связи между Ереваном и Баку – это одно, а миротворческая миссия – нечто принципиально иное, и любые договоренности на этот счет, мягко говоря, труднодостижимы. О многовекторном характере внешней политики Азербайджана мы писали в нескольких предыдущих материалах. Кроме того, не стоит забывать, что официальный Баку, хотя и воздерживается от жесткой антироссийской риторики в рамках объединения ГУАМ (Грузия – Украина – Азербайджан – Молдова), тем не менее, активно участвует в его работе и выходить явно не собирается. Да и западные партнеры, стремящиеся к сдерживанию России там, где это возможно (и прежде всего на постсоветском пространстве), явно усиливают свой интерес к Азербайджану и региону в целом. Первоначальный расчет на то, что «бархатная революция» в Армении стимулирует ее желание урегулировать «нескончаемый конфликт» на преимущественных условиях Баку, похоже, не оправдывается. Нотки сожаления по этому поводу без труда читаются в писаниях некоторых западных специалистов, и похоже, более жесткие меры, призванные «добиться мира, как залога прочных реформ для Армении», не за горами. Поверить в это заставляют, в частности, заявления заместителя помощника госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии?Джорджа Кента о том, что Вашингтон намерен перейти к активному посредничеству в урегулировании нагорно-карабахского конфликта. При этом побывавший в Баку дипломат вновь подчеркнул приверженность территориальной целостности Азербайджана в границах бывшей советской республики: «США не признают независимость Нагорного Карабаха и никогда не будут называть этот регион Азербайджана другим названием». «Карабахский конфликт должен быть решен согласно четырем резолюциям Совбеза ООН и «Мадридским принципам». В Азербайджане все хотят урегулирования конфликта. США, как сопредседатель Минской группы ОБСЕ, осознают всю серьезность ответственности в этом вопросе», – заявил далее этот чиновник госдепа. Днем ранее аналогичную позицию об урегулировании нагорно-карабахского конфликта в рамках территориальной целостности Азербайджана озвучили и в Берлине, что можно, конечно, считать простым совпадением, однако стоит задуматься, почему это понадобилось делать именно сейчас, на фоне продолжающейся внутриполитический турбулентности в Армении и нарастающей конфронтации между Россией и «коллективным Западом». «По сути, США актуализируют «дорожную карту» урегулирования, основанную на международных документах, где первый пункт – это вывод оккупационных сил. Не думаю, что Вашингтон внесет что-то новое в повестку, ведь эта «дорожная карта» является результатом переговоров сопредседателей МГ ОБСЕ, в том числе российских, американских и французских, на протяжении свыше 20 лет. «Дорожная карта» основывается на принципе территориальной целостности Азербайджана, а также «Мадридских принципах», где есть вставка о возможности проведения референдума с использованием права народа на самоопределение. Это поэтапный процесс урегулирования, как называет министерство иностранных дел Азербайджана – субстантивные переговоры, к которым Азербайджан готов. Другое дело, что армянская сторона не намерена выводить армию и этим затормаживает конфликт. Она, фактически, дает возможность внешним силам входить в регион. Это очень опасно, потому что подвешенное состояние мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта создает возможность нерегиональным игрокам выступать со своими заявлениями и инициативами и, фактически, пользоваться теми результатами переговорного процесса, которые были выработаны прежде», – считает руководитель экспертного совета Baku Network Эльхан Алескеров. Можно, конечно, предположить, что в Баку предпочитают выдавать желаемое за действительное, придумывая несуществующую «дорожную карту», однако упомянутое выше смещение акцентов с венских и санкт-петербургских договоренностей на так называемые «субстантивные переговоры» все же дает определенную почву для размышлений.

Более того, на Кавказ также выдвигается «тяжелая артиллерия» в лице советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона. «20 октября отправлюсь с визитами в Россию, Азербайджан, Армению и Грузию, чтобы встретиться с моими коллегами и другими высокопоставленными должностными лицами для продвижения американских интересов по целому ряду вопросов безопасности», – поведал он на своей странице в твиттере. Примерно представляя стиль ведения дел этим одержимым антииранской и антироссийской паранойей признанным «ястребом», роль и место Закавказья на евразийской геополитической «шахматной доске» более чем очевидны. Политолог Сурен Саркисян, первым возвестивший о приезде Болтона, предположил, что через него Армения сможет решить «серьезнейшие вопросы». Впрочем, в реальности вряд ли приходится сомневаться в том, что именно Еревану, разумеется, вместе с Москвой, придется выдерживать наибольший прессинг со стороны заокеанского гостя, в армии, заметим, не служившего, и с этой точки зрения – особо опасного милитариста. Очевидно, что не все результаты вояжа Болтона станут достоянием жаждущей подробностей общественности. Впрочем, о том, окажется ли он успешным для целей американского экспансионизма или же не очень, мы в любом случае узнаем в среднесрочной, если не в более близкой, перспективе. В Вашингтоне обеспокоены вовлечением Армении в российскую гуманитарную миссию в Сирии и возможным изменением режима функционирования известных военно-биологических лабораторий, так что проблемы в Нагорном Карабахе вполне могут использоваться в качестве эффективного рычага давления на армянские власти, недостаточно «революционные» в плане кардинальной ревизии «пророссийского» внешнеполитического курса. Причем как до, так и после парламентских выборов, которые, видимо, состоятся еще до конца и без того весьма богатого на события 2018 года.

В заключение отметим одно немаловажное, на наш взгляд, обстоятельство. Выступая на открытии прошедшего в Ереване семнадцатого саммита Международной организации Франкофонии, премьер-министр Армении Никол Пашинян, разумеется, не мог обойти вниманием карабахский вопрос. В частности, он напомнил о том, что переговоры в рамках Минской группы ОБСЕ с сопредседателями в лице Франции, США и России продолжаются вот уже более двух десятков лет. Конфликт стал причиной страданий десятков тысяч людей, и Азербайджан отказывается от диалога с Нагорным Карабахом и его законно избранными представителями. Между тем, статус региона не может определяться без учета права граждан Нагорного Карабаха на свободное волеизъявление. «Мы убеждены, что Нагорный Карабах должен иметь решающий голос», – заявил глава армянского правительства, подчеркнув, что попытки силового решения ставят под угрозу физическое существование его народа. Полностью соглашаясь со сказанным, добавим только, что слова любого государственного деятеля воспринимаются серьезно только в том случае, если они подкрепляются политической волей и ресурсами для достижения провозглашаемых целей. У современной Республики Армения все это, безусловно, есть, однако для успешной внутренней и внешней политики необходимо, в первую очередь, завершение затянувшегося внутриполитического кризиса и приведение в порядок изрядно разбалансированного механизма государственного управления. И в этом случае, да еще и с опорой на военно-политическое сотрудничество с наиболее близкими партнерами, можно с более уверенных позиций выступать в диалоге с кем угодно – хоть с Ильхамом Алиевым, хоть с самим Джоном Болтоном.

Андрей Арешев, Москва

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.