Легенда советской нелегальной разведки Ашот Акопян

Многим известна фотография конца 60-х годов, на которой изображены трое друзей - легендарные советские разведчики-нелегалы Ашот Абгарович Акопян (Оганес Сараджян, «Евфрат», «Артём») - (1914 - 1981), Конон Трофимович Молодый (Гордон Лонсдейл, «Бен») - (1922 - 1970) и Вильям Генрихович Фишер (Рудольф Иванович Абель, «Марк») - (1903 - 1971). Таким образом, Ашот Акопян входит в «золотую тройка» асов советской нелегальной разведки. Велики их заслуги в деле обеспечения безопасности нашей страны.

Фотография Ашота Акопяна, Конона Молодого и Рудольфа Абеля

Фотография Ашота Акопяна, Конона Молодого и Рудольфа Абеля

С 1948 года Рудольф Абель занимался разведывательной деятельностью в США. В 1957 году он был арестован контрразведкой Соединенных Штатов и приговорён к 32 годам тюремного заключения. 10 февраля 1962 года его обменяли на сбитого 1 мая 1960 года над СССР пилота американского разведывательного самолёта Фрэнсиса Гэри Пауэрса и американского студента-экономиста Фредерика Прайора, арестованного за шпионаж в Восточном Берлине в августе 1961 года. А Конон Молодый, занимавшийся разведдеятельностью в Великобритании с 1955 года, был арестован 7 января 1961 года году контрразведкой этой страны и приговорён к 25 годам тюремного заключения. В 1964 году его обменяли на арестованного в СССР английского шпиона Гревилла Винна.

Молодый и Абель получили широкую известность после того, как в результате предательства были разоблачены. А вот Акопян, оставшийся на протяжении всей своей виртуозной 20-летней разведывательной деятельности за рубежом неразоблачённым, и вернувшийся на Родину после полного блестящего завершения возложенных на него разведывательных заданий, оказался несколько в тени своих друзей и о его героической работе известно меньше, чем о них. Между тем Ашот Акопян по праву считается одним из крупнейших советских разведчиков-нелегалов. К сожалению, пока почти все его подвиги находятся под грифом «Совершенно секретно». Но даже то, что стало достоянием гласности, впечатляет. Давайте же поговорим о том немногом, что о нём сейчас известно.

Акопян Ашот Абгарович родился 31 декабря 1914 году в городе Баку - административном центре Бакинской губернии Российской империи в семье уроженца армянского села Гаров Аскеранского района Нагорного Карабаха (Арцаха). Кто бы мог тогда подумать, что он станет выдающимся сотрудником советских органов государственной безопасности, разведчиком-нелегалом, полковником.

Юный Ашот рано обратил на себя внимание и после получения высшего специального образования его пригласили на работу в органы госбезопасности Армянской ССР.  В начале он выезжал в длительные загранкомандировки на Ближний Восток и в Румынию под легальным прикрытием. У Акопяна был талант к языкам. Помимо родного армянского и русского языков он овладел французским, итальянским, румынским, болгарским, турецким и арабским языками.

То, что его арабский был столь совершенен объяснялось годами, проведенными в одной из ближневосточных стран в качестве торговца персидскими коврами под именем гражданина Ливана Оганеса Сараджяна, рождённого 9 мая 1916 года в городе Кайсери (Турция). Надо сказать, что Оганес Сараджян - это был реальный человек, который переехал в Армению и снабдил органы госбезопасности подлинным ливанским паспортом. С 1936 года Акопян ездил за рубеж под видом сотрудника Главного управления советским имуществом за границей.

Фотография Ашота Акопяна с женой Кирой в Альпах

Фотография Ашота Акопяна с женой Кирой в Альпах

Ашот Абгарович сочетался браком с Кирой Викторовной Чертенко, которая служила в Учётно-архивном отделе НКВД. У супругов родились две дочери. Киру и Ашота очень волновала судьба их несовершеннолетних дочерей, когда сначала ему с 1940 года, а затем и ей пришлось надолго уезжать. Девочки оставались в Москве, в интернате МГБ СССР, где жили дети разведчиков-нелегалов до возвращения их родителей из загранкомандировок. Когда спустя 19 лет в 1959 году Акопяны вернулись на Родину, их дочери уже сами были матерями.

После войны в 1945 году Ашот Акопян был направлен в Москву в Первое главное управление (разведка) НКГБ (с 1946 года МГБ). В 1946 году из Москвы он выехал в Румынию, где работал под прикрытием в должности сотрудника Главного управления советским имуществом за границей. С 1946 он был на нелегальной разведывательной работе в Румынии под именем Оганеса Сараджяна. Акопян получил оперативный псевдоним «Евфрат».

В 1949 году Кира уволилась и на 10 лет поехала к мужу. 25 сентября 1949 года  в одной из румынских церквей Ашот Абгарович Акопян повторно сочетался браком с Кирой Викторовной Чертенко. Кира получила псевдоним «Таня» и также стала оперативным сотрудником, разведчиком-нелегалом. Она была супругу верной женой и надёжной соратницей в разведывательной деятельности.

В 1949 году супруги Сараджяны (Акопяны) получили французские паспорта. И после получения в Румынии итальянских виз «молодожёны» через Австрию выехали в свадебное путешествие в Швейцарию, откуда их путь лежал на Апеннины. С 1949 по 1959 годы Ашот Акопян руководил нелегальной резидентурой ПГУ МГБ в Италии (псевдоним «Артём»), где опять всплыл обаятельный и очень успешный торговец восточными коврами Оганес Сараджян. В качестве помощника Акопяну Центр отправил разведчика-нелегала Александра Васильевича Субботина (псевдоним «Пик»), который приобрёл итальянский паспорт на имя Адольфо Толмера.

Резидентура Ашота Акопяна, который фигурировал под псевдонимами «Евфрат» и «Артём», располагала ценной агентурой в различных ведомствах Италии. В частности она вела ряд важных агентов из Министерства внутренних дел Италии («Демид», «Квестор», «Цензор»). Главным успехом «Цензора» было изъятие секретных документов из сейфа генерального директора службы безопасности МВД Италии. Это похищение вызвало грандиозный скандал в политических кругах Италии.

«Евфрат» возобновил контакт с бывшим агентом «Омаром», уволенным в 1948 году из шифровального отдела Министерства внутренних дел. «Омару» затем удалось устроиться на службу в Риме в американское посольство в Италии, откуда он долгие годы снабжал сведениями советского резидента, добывая ему ценную информацию.

В 1953 году первоначально планировалось, что Ашот Акопян с супругой будет направлен в Иран для создания новой нелегальной резидентуры, однако вместо этого они были направлены в Египет. Там, в Каире, Акопян под видом торговца коврами Сараджяна провёл несколько месяцев, выполняя секретную миссию, сведения о которой не разглашаются и по сей день. Затем в 1954 году супруги вернулись в Рим.

Центр выделил «Евфрату» около миллиона долларов первоначального капитала для налаживания бизнеса и покупки предприятия по торговле восточными коврами, которое должно было обеспечить прикрытие для нелегальной резидентуры. Тогда не сразу удалось наладить бизнес и «купец» чуть не прогорел. Но он быстро научился торговать и скоро не только вернул миллион, но и начал хорошо зарабатывать, причём умудрялся передавать огромные суммы на Родину. Так что торговля коврами процветала. Коммерческая деятельность давала Акопяну возможность путешествовать по миру, заводить полезные знакомства, вести переговоры, заключать выгодные договоры и собирать необходимую разведывательную информацию.

Интересные воспоминания об Ашоте Акопяне оставил его коллега из Армении Генрих Айрапетян. Вот, что он писал. «Ещё раз с Ашотом мы встретились уже в 1975-м, когда он приехал в Ереван читать лекции сотрудникам армянских спецслужб. Тогда-то он и рассказал один небольшой эпизод из своей практики. Будучи во Франции, Ашот выехал на три дня в Швейцарию, где получил от закордонного агента микроплёнку с важными сведениями - более 100 страниц. В Париж состоятельный коммерсант возвращался в отдельном купе. Микроплёнку размером с булавочную головку он спрятал в плитке шоколада.

На французской границе таможенник велел Ашоту заполнить декларацию и спросил, нет ли у него наркотиков, оружия и других запрещённых к ввозу в страну предметов. Акопян, заполняя в присутствии таможенника декларацию, заметил, что тот пристально смотрит на злополучный шоколад - плитка с микроплёнкой лежала на вагонном столике рядом с бутылкой коньяка и двумя бокалами. Знать, что внутри неё таятся шпионские материалы, чиновник не мог - Акопян лично, в условиях строжайшей конспирации, спрятал микроплёнку в шоколад. Кстати, обычно микрофотографией занималась Кира - импульсивный характер её супруга-резидента не подходил для кропотливой технологии изготовления микрофильмов.

На вопрос таможенника, давно ли месье не был в Париже и много ли шоколадных плиток он намерен ввезти во Францию, Акопян ответил, что не был в Париже всего три дня, а единственную плитку купил на станции в Берне. Таможенник объяснил, что как раз в эти дни был введён запрет на ввоз из Швейцарии шоколадных изделий этой фирмы. Так что он обязан изъять плитку, если, конечно, месье не съест её тут же, в его присутствии.

Акопян спокойно разлил коньяк по бокалам, один вручил таможеннику и провозгласил тост: «За знакомство!». Заодно вскрыл обёртку и протянул ему плитку - противоположным к микроплёнке краем. Кусок с «сюрпризом» достался разведчику. Ароматный молочный шоколад быстро растаял во рту, и Ашот с трудом удерживал микроплёнку на языке, чтобы не проглотить. Зная, что, согласно таможенному этикету, от второго бокала чиновник откажется, коммерсант повторно разлил коньяк. Таможенник вежливо поблагодарил и, сославшись на службу, забрал заполненные бланки и удалился»

В 1959 году, достигнув отличных результатов и выполнив все задания, Ашот и Кира Акопяны успешно завершили свою разведывательную деятельность и вернулись на Родину в СССР, так и оставшись нераскрытыми западными контрразведками. Они проживали и в Ереване, и в Москве. В последние годы жизни Ашот Абгарович руководил специальной школой КГБ. Он активно передавал свои обширные знания и богатый опыт молодым сотрудникам советской внешней разведки, готовил достойную смену, выступал перед ними с интересными лекциями. Его супруга Кира Викторовна, спустя некоторое время по возвращению на Родину, вышла на пенсию. Ашот и Кира Акопяны за свои заслуги перед государством были награждены высокими боевыми наградами и большим количеством памятных и юбилейных медалей.

Вспоминается такой эпизод, связанный с «золотой троицей» разведчиков. Как однажды пошутил в кругу сослуживцев сам Ашот Акопян, обращаясь к обласканным славой Рудольфу Абелю и Конону Молодому: «Нужно было и мне попасть в тюрьму, чтобы о «Евфрате» узнала вся страна!». «Золотую троицу» разведчиков роднит ещё и то, что все они скончались от инфаркта - профессиональной болезни разведчиков, ведь первыми удар принимают их горячие сердца.

Могила Ашота Акопяна. Армянский участок Ваганьковского кладбища (Армянское кладбище)

Могила Ашота Акопяна. Армянский участок Ваганьковского кладбища (Армянское кладбище)

Могила Ашота Акопяна. Армянский участок Ваганьковского кладбища (Армянское кладбище)

Могила Ашота Акопяна. Армянский участок Ваганьковского кладбища (Армянское кладбище)

Ашот Абгарович Акопян умер 19 марта 1981 года в возрасте 66 лет. Похоронен он в Москве на Армянском кладбище рядом с воинским мемориалом, за тремя старинными армянскими часовнями. Вместе с ним покоится его жена и соратница по разведке. На могиле разведчиков высится мощная глыба розово гранита с надписью: Акопян Ашот Абгарович (1914 - 1981). Акопян Кира Викторовна (1919 - 1994). Справа в верхнем углу памятника изображена эмблема КГБ СССР.

Медаль, посвящённая Ашоту Акопяну

Медаль, посвящённая Ашоту Акопяну

Медаль, посвящённая Ашоту Акопяну

Медаль, посвящённая Ашоту Акопяну

В 2007 году к 90-летию органов государственной безопасности СССР Академией русской символики «МАРС», занимающейся разработкой различных видов символики, систем наград и знаков для силовых ведомств Российской Федерации был выпущен памятный представительский набор «Легендарные разведчики». Набор состоит из настольных медалей восьмиугольной формы, изготовленных из томпака с серебрением и чернением. В этот набор входят медали, посвящённые пятерым крупнейшим советским разведчикам-нелегалам - полковникам Ашоту Акопяну, Вильяму  Фишеру, Конону Молодому, Владимиру Барковскому, а также Киму Филби - одному из наиболее активных членов «кембриджской пятёрки».

20 мая 2014 года почта Армении для увековечивания имён славных сынов армянского народа выпустила в обращение почтовый блок и 4 марки, посвященные прославленным сотрудникам советских разведслужб армянского происхождения Геворку Вартаняну (блок), Якову Давтяну, Ивану Агаянцу, Гайку Овакимяну и Ашоту Акопяну. Известно также, что разведчик Павел Громушкин, обладавший даром художника, написал серию портретов разведчиков-нелегалов и в том числе Ашота и Киры Акопянов.

Марка с изображением Ашота Акопяна

Марка с изображением Ашота Акопяна

Вот те сведения, которые удалось собрать про нашего замечательного соотечественника Ашота Абгаровича Акопяна. Пока их немного. Но можно не сомневаться, что когда хотя бы частично с его разведдеятельности будет снят гриф «Совершенно секретно», мы узнаем многое потрясающего о его героической жизни. Так что мы по праву можем гордиться легендой советской нелегальной разведки - армянином с карабахскими корнями Ашотом Акопяном.

Александр Ерканян

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.