Война Натальи Иориной против коррупции в Азербайджане и бездушия российских чиновников — РИА Дербент

«Уважаемый Михаил Николаевич! Я, Иорина Наталья Вячеславовна, 1976 года рождения, русская по национальности, являюсь гражданкой Азербайджанской Республики, ранее обращалась в аппарат Президента РФ В.В. Путина с заявлением о травле на межнациональной и межрелигиозной почве, которой подверглась наша семья в городе Баку, начиная с 2016 года. В ответ на наше обращение, мы получили письмо, где было указано, что мне стоит обратиться в посольство РФ в Азербайджане для изложения фактов. Мы, семья в составе трех человек, пожилые родители, мать и отец, а также я, являемся этническими русскими, родившимися и выросшими в г. Баку. Моя мать, Иорина Татьяна, ранее перенесла обширный инфаркт и фактически является инвалидом. 2016 год был объявлен президентом Ильхамом Алиевым, годом мультикультурализма и толерантности в Азербайджане. Однако, именно в этом году наша семья стала подвергаться активным нападкам со стороны соседей, которые являются членами ИГИЛ (запрещенной в РФ группировке) члены которой, воюют на стороне ИГИЛ в Сирии. Данная семья в сговоре с другими местными семьями стала устраивать скандалы, якобы на бытовой почве, устраивать драки и оказывать давление на нашу семью, утверждая, что им ничего не будет, так как у них есть поддержка со стороны правоохранительных органов. В наш адрес летели оскорбления, которые задевали национальное, религиозное и человеческое достоинство членов нашей семьи. Нам разбили окна, сломали парковочные трубы у дома, мне были нанесены физические увечья». Это – текст обращения к послу России в Азербайджане Михаилу Бочарникову от Натальи Иориной, датируемое 9 августа 2018 года.

Скоро будет пять лет, как Наталья Иорина отстаивает право своей семьи на нормальную жизнь в Азербайджане. Жизнь Иориной в этот период превратилась в кошмар. Бакинские чиновники и силовики на ее просьбы о помощи отвечают равнодушием. Например, в июле 2018 года, когда Иорина обратилась в аппарат президента Азербайджана, ей сказали: «Что за странная фамилия – Иорина? Русская? Хорошо, что не армянская. Два года обращаетесь? Маленький срок». В феврале 2020 года отчаявшаяся Наталья Иорина демонстративно вскрыла себе вены у здания посольства России в Азербайджане. Историю Натальи Иориной и ее семьи автор статьи излагает на основе личных бесед с Натальей.

Иорины живут в Хатаинском районе Баку, на улице Ашиг Гурбан, дом 19. Этот микрорайон Баку в советские годы был прославлен заводом «Азернефтьяг», где тогда работало очень много русских. В доме на Ашиг Гурбан, 19 Наталья выросла, там у нее и ее семьи появились хорошие друзья среди соседей-азербайджанцев. С течением времени соседи Иориных по дому менялись, но со всеми соседями русская семья старалась сохранять ровные хорошие отношения. Наталья работала в Баку экономистом, помогала пожилым больным родителям. Из-за того, что ее мама перенесла тяжелый инфаркт, Наталья бросила учебу на юрфаке МГУ и отказалась от перевоза семьи в Россию, хотя перспективы на это были. Наталья и ее родители решили связать свою жизнь с Азербайджаном, где они все родились и выросли. Иориным было о чем беспокоиться. У них есть маленький дом в Шемахинском районе – в селе, где более 200 лет жили русские, а сейчас русского населения там практически нет. На этот дом положили глаз соседи, работающие на полицию. Соседи сломали разделительный забор, разрушили постройки, соединили участок со своим, и объявили, что земля Иориных принадлежит им. Все это происходило при молчаливом одобрении участкового и представителей исполнительной власти Шемахинского района. После этого Наталья укрепилась в мысли, что из Азербайджана им лучше не уезжать. Надо отстаивать свои права.

Во дворе дома Иориных проживает женщина, по имени Афет Шахбазлы. Наталья и Шахбазлы держались друг с другом ровно и вежливо. До 2015 года – когда Россия отправила свои Военно- космические силы на помощь президенту Сирии Башару Асаду. Шахбазлы оказалась джихадисткой. Ее сыновья и племянница в 2016 году уехали в Сирию воевать на стороне ИГИЛ. Шахбазлы однажды объявила, что ее сын погиб в ИГИЛ. На улице Ашиг Гурбан, при большом скоплении народа, прошли поминки этого террориста. Тела покойника никто из окружающих не видел. Всех русских Шахбазлы объявила своими личными врагами.

Наталья Иорина: «В августе 2016 года я увидела, как Шахбазлы избивает пожилую азербайджанку. Я и моя соседка отбили эту бабушку от ваххабитки. С вечера того же дня Шахбазлы стала терроризировать мою семью. Она кричала на всю улицу, что я «известная на весь Баку русская проститутка», «стукачка у полиции», настраивая таким образом соседей против. В нашей квартире разбили окно. Шахбазлы заявила “вы с этого двора уедете”, а на следующий день, предварительно собрав группу соседей, устроила провокацию. Рядом стояли люди, которые снимали на мобильный телефон все происходящее. Она железной трубой, надавливая на солнечное сплетение моего отца, орала: “Русский пьяница, убирайся отсюда!”, пытаясь спровоцировать его на драку. Я подбежала на помощь и мы решили зайти в квартиру. В это время Шахбазлы набросилась сзади на меня, схватив за волосы и пытаясь повалить на землю. Мой телефон она бросила на землю. Мне с трудом удалось вырваться и отбросить ее. Но она пыталась вновь атаковать меня и тут уже мужчины закрыли меня. Целью было спровоцировать отца на драку и заснять все это на видео, якобы он избивает бедную женщину. После драки с Шахбазлы я сняла в травмпункте побои, написала заявление в Хатаинское управление полиции».

К тому времени в доме Иориных стали жить новые соседи, которые раньше Иориных не знали. Некоторых этих азербайджанцев Шахбазлы постепенно смогла настроить против русской семьи. Наталья по поводу избиения и оскорблений написала заявление в полицию, приложив медицинские справки о снятии побоев.

19 декабря 2016 года турецкий террорист Мевлют Алтынташ убил посла России в Турции Андрея Карлова. В Баку в то время многие азербайджанские радикалы и ваххабиты славили Алтынташа как героя, молили Аллаха о гибели России и всех русских. Среди этих фанатиков была и Афет Шахбазлы, продолжала травлю, оскорбляя семью и оставаясь при этом безнаказанной, напирая на то, что «русским лучше уезжать из Азербайджана, а то будет плохо».

Хатаинское районное управление полиции озаботилось о Наталье лишь в январе 2017 года, когда прошло много времени после инцидента и возбуждения уголовного дела. В полиции Иорина дала показания, в качестве свидетелей позвала соседей, которые видели нападение и хорошо относятся к Иориным. Никого из этих людей на допросы не вызывали, процессуальные действия так и не начались. Впрочем, дело к тому времени оказалось закрыто – по распоряжению Хатаинской районной прокуратуры. Но об этом Наталье полицейские, само собой, ничего не сказали. Следователь Турал Халилзаде уверял, что “все только начинается”. О прекращении уголовного дела, Наталья узнала самостоятельно, только после многочисленных звонков в МВД и визитов в президентский аппарат.

В поисках справедливости Наталья ходила в Службу государственной безопасности (СГБ) – преемницу Министерства национальной безопасности Азербайджана, в прокуратуру. В городской прокуратуре Баку Наталья сказала, что ее преследуют по национальному признаку. Начальник следственного отдела Бакинской городской прокуратуры Эльчин Султанов ответил на это: «Вас по национальному признаку не преследуют. Межнациональных конфликтов в Азербайджане нет. Это невозможно».

Наталья Иорина: «2016 год в Азербайджане был официально провозглашен Годом мультикультурализма и толерантности и Баку всегда был много национальным, городом, славящимся своим гостеприимством. В 2015 году в Баку проходили Европейские игры, в 2017 году в Баку намечались Всемирные исламские спортивные игры, Исламиада. Исламиада должна была показать, что в Азербайджане люди всех религий и национальностей живут как братья и сестры. О том, что Азербайджан — мультикультурная страна, где царят мир и дружба, часто говорит президент Азербайджана Ильхам Алиев. А тут какая-то русская Иорина жалуется, что ее обижают. Вся родня у Шахбазлы в ИГИЛ. Также Шахбазлы агитировала местных парней, что можно поехать и заработать в Сирии. Даже если весь Хатаинский район Баку уедет в ИГИЛ, что с того? Подумаешь, Иориной угрожают, что сдерут с неё заживо кожу… И чего? Не надо портить хорошую статистику, тем более в год Исламиады. В Азербайджане все братья и сестры, конфликтов нет. Точка!». И никто не верит, что такое возможно в современном Баку.

Наталья продолжила бег по инстанциям в поисках справедливости и защиты своей семьи от ваххабитки Шахбазлы. Ей казалось, что Шахбазлы в курсе того, что везде в учреждениях Наталью отфутболивают.

Наталья Иорина: «Чем пассивнее были полиция и прокуратура, тем Шахбазлы становилась наглее. Стоило мне выйти во двор, как я слышала грязные ругательства в свой адрес и ругательства в сторону русского народа. Даже в трудные девяностые годы мы не сталкивались с такой ситуацией, когда русские уезжали из Азербайджана. Хотелось бы отметить, что все события происходили недалеко от полицейской камеры TS5-100, но все просьбы, поднять архивы полицейской камеры были безуспешны. Иорины решили установить свои камеры безопасности, что вызвало бурю негодования со стороны Шахбазлы, она кричала истошно: “Люди, они собираются следить за нами!”. Тех соседей, которые к нам хорошо относились, Шахбазлы методично убеждала, что мы враги. Эти соседи с извиняющимся видом говорили, что ничего не могут сделать – максимум проводить от дома до автобусной остановки и обратно. В полиции мне сказали, что они тут бессильны, надо обращаться «наверх». В президентской администрации – молчок, в прокуратуре и СГБ – тоже молчок. Из Русской общины Азербайджана пришел только ответ, что у них нет судебных адвокатов, есть только юристы. Русская община Азербайджана – сокращенно РОА – это ансамбль русской песни и пляски, чья задача – уверять всех, как замечательно живут русские в Азербайджане. Глава РОА, депутат Милли Меджлиса Михаил Забелин старается быть в стороне от таких “пикантных” ситуаций и лишь просит “сидеть тихо”».

Не видя перспектив, Наталья обратилась в ФСБ России. Она, по ее словам, была готова писать хоть папе Римскому, лишь бы ей помогли и ее семью оставили в покое. Состояние матери Натальи ухудшалось, она перестала вообще выходить на улицу. ФСБ направила ее обращение в СГБ Азербайджана. Там Наталье задали категорический вопрос: почему она обращалась в спецслужбы России, потребовали полного отчета о данных действиях… Наталья Иорина к тому времени ждала ответа от Администрации президента России, куда обратилась за помощью.

Полиция после многочисленных обращений Натальи все же взялась за Шахбазлы. Ее поставили на профилактический учет как радикальную исламистку, назначили штраф в 50 манат (чуть более двух тысяч рублей). И все. Уголовное дело за избиение Натальи Иориной и ее отца так и осталось закрытым по решению прокуратуры Хатаинского района. А Шахбазлы смеялась “ну что ты мне смогла сделать?! Мы сильные, у нас везде есть люди”.

Как выяснилось в 2018 году, Шахбазлы и ее друзья были только застрельщиками. Территорию двора Иориных в Баку облюбовала местная бизнесвумен Пярвана Новрузова, приятельница Шахбазлы. Во дворе дома на Ашиг Гурбан, 19 Новрузова собралась строить салон красоты. Разрешительных документов на стройку у Новрузовой не было. В то же время президент Ильхам Алиев объявил войну неофициальным стройкам и призвал граждан Баку к гражданской активности и борьбе с незаконными стройками. Но, игнорируя распоряжения президента АР, Новрузова начала агрессивно осваивать придомовую территорию. Семья Иориных и остальные жители поняли: у Новрузовой в Хатаинском районе большой блат. “Полиция, исполнительная власть у меня в кармане, я их кормлю. Мне сказали, иди стройся”, – хвалилась Новрузова.

Наталья Иорина: «Пярвана Новрузова живет в квартале от нас. У нее статус беженки из Зангелана, это Нагорный Карабах. В Баку она живет с девяностых годов. Ей сейчас примерно 42 года. У нее взрослые сыновья, Фарид и Фуад Алиевы, профессиональные спортсмены, по моей информации, они представляют себя сотрудниками полиции. Среди друзей Новрузовой – опять же, по ее словам – начальник бакинской полиции генерал Миргафар Сеидов. При этом реноме у Новрузовой криминальное (справка из МВД Азербайджана имеется в редакции – РИА «Дербент»). Мать Новрузовой, Гюлара Махмудова также была фигурантом в уголовном деле. Пярвана Новрузова объединилась с Шахбазлы, чтобы сжить мою семью со света», – говорит Наталья Иорина, – «Она говорила: “Шахбазлы тебя только за волосы таскала, а мы тебя убьем”. “азербайджанцы мне могут что-то говорить, а ты – нет. Собирайся, езжай в Россию”, “тебя застрелят”, “ты армянка” и тому подобные многочисленные оскорбления, задевающие моральное и национальное достоинство. Все это – в присутствии полиции, сотрудников мэрии, исполнительной власти Хатаинского района».

С лета 2018 года Новрузова начала строить во дворе дома Иориных свой незаконный объект недвижимости.

Наталья Иорина: «Мы запретили это делать. Но уже начали фундамент и завезли строительный материал, причем строительство шло по выходным дням и ночам. Строители начали обкладывать будку изнутри строительным камнем. Новрузова заявила, что строительство разрешил сотрудник департамента жилищно-коммунального хозяйства Хатаинского района по имени Халиг, который был племянником главы Исполнительной власти. После многочисленных звонков в полицию и мэрию соседей, полиция нехотя останавливало строительство, но через несколько часов начиналось вновь. Новрузова легко закончила каменную кладку внутри, что уже являлось грубым нарушением закона, для того, чтобы затем постепенно расширить объект. Двор попал под пилотный проект и в случае сноса зданий, компенсация была бы значительной. У нас весь поселок уже захвачен различными застройщиками, остался только наш двор, который тоже решили прибрать к рукам при помощи этой женщины. По словам Новрузовой за ней стоят высокопоставленные лица, поэтому посадить нас в тюрьму или убить для нее не составит труда. Нам периодически начали поступать от нее угрозы и оскорбления», – рассказывает Наталья Иорина.

Наталью Иорину Новрузова избрала своей первой и главной жертвой: “Какая-то русская мне не даст жить и строить в моей стране?”. Распоряжение Ильхама Алиева о запрете незаконных строек Новрузову не волновало: “Если президент не даст мне строиться, я заберу свою семью и убегу в Армению”. Вот такая откровенная спекуляция! С одной стороны Новрузова кричит, что она “сестра погибшего героя и беженка”, с другой, что убежит в Армению. С 2018 года во дворе дома Иориных многочасовые скандалы стали обычным делом. Больше всего доставалось Наталье и ее пожилому отцу.

Новрузова запугала соседей Натальи куда больше, чем Шахбазлы и ее приятели уголовного вида. Районный участковый полиции майор Шаин Алиев сам сказал Наталье, что он ничего не может сделать против Новрузовой, потому что она влиятельный и опасный человек. Участковый просил, чтобы Наталья не обращалась насчет Новрузовой к нему, а только в Городское управление полиции по городу Баку. Говоря это, ранее не знавший страха майор был очень напуган.

Администрация президента России после долгих ожиданий Натальи наконец-то отозвалась на ее запросы. Для объяснения ситуации и обсуждения дальнейших действий, Наталья пошла на прием к консулу посольства России. Консул – согласно установленной в России протокольной форме – переадресовал вопрос Натальи в правоохранительные органы Азербайджана. Там ему ответили: конфликт Иориной с Новрузовой и Шахбазлы носит сугубо бытовой характер, никакой национальной подоплеки там. Консул остался удовлетворен этим ответом. Наталья возмутилась. Логично, что когда все оскорбления и угрозы в твой адрес сводят к тому, что ты русский, ни о какой «бытовухе» речи быть не может. Выслушав Наталью, российский консул отправил ее в МВД Азербаджана к начальнику Главного управления общественной безопасности МВД Октаю Керимову. Керимов в тот день, когда был назначен прием Натальи у него, готовился к параду войск, Наталья с ним не встретилась. Из приемной Керимова ее отправили к его заместителю, полковнику Нуруллаху Мамедханлы, на тот момент начальнику общественной безопасности по городу Баку. Когда подчиненный Мамедханлы докладывал о Наталье своему шефу, он сказал тихо, но отчетливо на азербайджанском: «Опять эта Иорина что-то затеяла». Офицер явно подумал, что раз Иорина русская, то азербайджанского языка совсем не знает. Он ошибся.

Наталья Иорина: «На столе у Мамедханлы лежали материалы моего дела. Он долго слушал про мои злоключения. Сказал: «Разберемся» и отдал подчинённым приказ “выясните, кто стоит за всем этим”. Меня проводили до выхода. Потом к нам домой от Мамедханлы прибыл капитан полиции. Тот пообщался с папой, нашими соседями, уехал и пропал. Потом наш участковый Шаин Алиев звонит мне и сообщает жуткую по степени бредовости историю. Алиева срочно вызвали в городское управление полиции, там просклоняли мое имя и заявили, что он, Шаин Алиев — якобы мой любовник… Совершенно меня и моих соседей «добили» в 37-м отделении полиции, которое курирует наш район. Мы, 13 человек, обращались туда с просьбой о помощи, так как устали от многочисленных скандалов и оскорблений. Соседям азербайджанцам также доставалось. Несогласных с незаконной стройкой называли “наркоманы”, “проститутки” и т.д. Начальник отдела Лятиф Джахангиров насчет нашей ситуации долго говорил с прокуратурой. Потом передал вердикт прокуратуры: дескать, там говорят, что Новрузову знают, в курсе ситуации, советуют только терпеть. «Путина ругают, Трампа ругают, а они терпят, вы терпите тоже», – сказал нам Джахангиров».

8 сентября 2018 года Наталье Иориной Новрузова нанесла первый удар в грудь, при этом крича “уезжай в Россию”, майор Шахин Алиев молча наблюдал за этим. Потом Шаин Алиев и его помощник дадут показания, что это была не драка, а словесная перепалка, и спровоцировала эту перепалку якобы сама Наталья. С того дня, обнаглевшая от безнаказанности Пярвана Новрузова сама «заступила на дежурство» у дома Иориных. Она в любое время суток могла вопить под окнами оскорбления в адрес Натальи, ее семьи и русских, а также оскорблять соседей, которые верили, что незаконную стройку можно и нужно остановить, ведь Ильхам Алиев сам обратился к гражданам в своём выступлении. Это был настоящий психологический террор.

26 сентября 2018 года Наталья и ее соседи рассказали о преступных действиях в аппарате Президента АР, а также в муниципалитете Хатаинского района. “Вы еще не доедете до дома, а проблема будет решена”, заверили нервничающих и уставших граждан. В тот же день во двор дома Ашиг Гурбан, 19 приехали муниципальные чиновники в сопровождении сотрудников МВД, а также сотрудников районного жилищного управления. В присутствии этих лиц Пярвана Новрузова стала оскорблять собравшихся соседей, а затем ударила и бросила в Наталью бутылку. Находившийся рядом капитан Рашад Хаджиев бережно отвёл Новрузову в сторону, не сделав ни одного замечания. Ранее Рашад Хаджиев убеждал Иорину: “В Баку всегда были проблемы со стройкой и будут, у меня во дворе тоже строят. Вас это не касается”. Аргументы о распоряжении Президента не волновали Хаджиева. Через несколько часов, Новрузова и вовсе сломала Наталье фалангу пальца, ударив мобильным телефоном по лицу и швырнув в сторону, затем принялась камнем разбивать телефон Иориной. Капитан Хаджиев наблюдал рядом и кричал: “Держите Наталью, не подпускайте к телефону!”. Рядом были высокопоставленные сотрудники Исполнительной власти и соседи, которые старались помочь. Одной атаки Новрузовой было мало, она вновь пыталась напасть и уже ударила мобильным телефоном в лицо отца Иориной. Помогала ей мать, Гюляра Махмудова. Вячеслав Иорин собой закрывал Наталью. И вот только после этого один из полицейских встал между Новрузовой и Иориными. Это единственный страж порядка, который выполнил свой профессиональный долг. Капитан МВД Рашад Хаджиев улыбался, увидев кровь на лице Иориной, соседи были в шоке от того, что происходит. Начали звонить в 102, вызывая другую оперативную группу и «Скорую», также оставив жалобу на работу полицейских оператору 102.

В мобильном у Натальи хранилась уже целая доказательная база против Новрузовой и ее людей. Приехала «Скорая», всех освидетельствовали, а также другая оперативная группа, пострадавшие на месте написали заявления. Позже, одна из пострадавших, в которую Новрузова бросила батарейку от телефона Натальи, отказалась от заявления. Соседям она говорила, что боится, что с ее дочкой что-то сделают.

Иорины и пострадавшие от Новрузовой сообщили также обо всем в Хатаинское управление полиции. Оттуда их развернули – под предлогом, что все следователи якобы заняты, а вот подруг Новрузовой оперативно опросили.

27 сентября 2018 года президент России Владимир Путин посетил Баку с кратким рабочим визитом. У здания президентского аппарата Наталья устроила пикет. Наталья говорила, что она русская, но гражданка Азербайджана всю свою жизнь, патриот Азербайджана, не имеет отношения к Карабаху, Армении, Сирии… Сосед Натальи снимал ее на камеру мобильного. Дежурные полицейские отняли у этого азербайджанца телефон и удалили файл с записью. Иорину, ее отца и ее соседа приняли в аппарате, обещали, что все будет хорошо, заверили, что нашей ситуацией занимается лично глава МВД Рамиль Усубов.

Наталья Иорина: «Усубов — большой человек в Азербайджане, земляк и друг семьи президента. Получается абсурд: сам Усубов держит мою ситуацию на контроле, а меня бьют во дворе моего дома, на глазах у сотрудников МВД и под работающими полицейскими камерами! Начальник следственного отдела Хатаинского управления полиции Бахадур Шукюров потом жаловался мне, что не хочет проблем с Новрузовой, у него двое детей, скоро пенсия…лучше забирайте отсюда дело».

11 ноября 2018 года, соседа Натальи, свидетеля по делу, вызвали в 37-е отделение полиции, не объяснив причину вызова. Сосед получил звуковое сообщение от Новрузовой и ее сына, что “они его зарежут”. Наталья, сосед и его пожилой отец, решили ехать вместе в 37 отделение полиции, побоявшись отпускать парня одного.

Наталья Иорина: «У входа в райотдел стояла машина Пярваны Новрузовой и двинулась к входу в отделение. Новрузова, двое ее сыновей, мать и подруга выходили из отделения. Увидев Иорину и двоих соседей, сыновья Новрузовой накинулись на Наталью. “Они держали мои длинные волосы с двух сторон, я даже не могла поднять головы. Они били меня руками и ногами по лицу, по груди, по животу. Единственное, что я могла сделать – прижаться к забору отделения полиции, сгруппироваться, закрыв живот и грудь. Потом младший сын Новрузовой, дзюдоист, ударил меня два раза, один раз – по голове. Я от этого удара потеряла сознание».

Это преступление происходило под работающими полицейскими камерами, в присутствии сотрудников полиции и большого количества народа. Когда Наталья пришла в себя, она увидела, что лежит на асфальте, а над ней склонились полицейские. Пярвану Новрузову и Гюляру Махмудову, Фуада и Фарида Алиевых никто не собирался задерживать. Матерясь они уходили. Наталья не выдержала и закричала полицейским, что, если они не задержат семью Новрузовых, она сообщит министру внутренних дел Азербайджана Рамилю Усубову. При упоминании имени Усубова стражи порядка «проснулись». Наталью и ее сопровождающих под охраной завели в отделение. Старший сын Новрузовой Фарид сбежал. И тут начался спектакль, Фуаду Алиеву якобы стало плохо, начались судороги. Спортсмен по греко-римской борьбе, студент Академии физической культуры и спорта, начал трястись, уверяя, что ему плохо и его избили. На помощь ринулись бравые полицейские, один нес воду, другой вызывал скорую помощь, а на настоящих пострадавших никто не обращал внимание. Новрузова и Махмудова свободно разгуливали по 37 отделению вопили на все отделение: «Наталья проститутка, с ней спит весь Баку», и тому подобные мерзкие выражения. Иорина выпытывала у дознавателя: почему он вызвал одновременно на допрос их соседа – молодого азербайджанца и семейство Новрузовых, разве он не понимал, чем это обернется? Дознаватель не нашел, что сказать. Иорины поняли: вызов на допрос их соседа и последовавший за тем инцидент были частью одной подстроенной заранее провокации.

Через несколько минут приехала «Скорая», для осмотра Фуада Алиева. Фуад Алиев сказал, что плохо себя чувствует. В сторону Иориной и ее соседей врачи даже не смотрели.

Наталья Иорина: «При виде нас врач сказал: «Этих — на экспертизу». Я дала сигнал своим, что надо отсюда бежать, пока нас не убили. Вызов в райотдел и последующие события были подстроены, чтобы добить нас! Добрались до СГБ, нас никто не принял, сказали, что поздно вечером у них никого нет. В Генпрокуратуре нам тоже никто не открыл. Мы обратились в МВД, здания Генпрокуратуры и МВД находятся рядом. В МВД дежурный офицер послал нас в наш райотдел по месту жительства. «Нас там только что, чуть не убили!» — ответила я. Тогда нас отправили в Бакинское городское управление полиции. Хоть следы побоев были у меня на всем теле, грязная одежда, клочья волос на одежде, в городском управлении «Скорую» мне не вызвали. Но вызвали сотрудников отделения 37, которые уверяли дежурившего капитана, что Новрузова и ее семья задержаны. Тем временем Иориной и пожилому соседу, стало совсем плохо, приехавшая скорая забрала пострадавших в больницу, где им оказали первую медицинскую помощь. В законе Азербайджана о полиции сказано, что полицейский обязан вызвать врачей, если у пострадавшего есть следы телесных повреждений или он жалуется на плохое самочувствие, однако, «Скорую» я вызвала сама. В больнице предложили госпитализацию, но я отказалась, из-за больной мамы. Когда приехала домой, пришлось вызывать скорую и для мамы». Мама рыдала, увидев в каком состоянии меня привезли домой.

Принявший наконец-то на следующий день Наталью начальник общественной безопасности Азербайджана, генерал-майор Октай Керимов отдал приказ провести расследование. Руководителем следственной группы назначили лучшего следователя, полковника-лейтенанта МВД Рахмана Керимова, который уверял, что “он неподкупен и никто не сможет на него давить”. Двор на Ашиг Гурбан, 19 взяли под особый контроль. Наученная горьким опытом Наталья заявила следователям: она не даст показаний, пока не увидит съемок нападения на нее, зафиксированных на камеры МВД. Наталье сказали, что это невозможно, так как 11 ноября – в день нападения на Наталью у 37-го отделения полиции – ни одна камера не работала. Однако после допроса пострадавших, показали видео с камер, расположенных напротив 37 отделения. Иорина успокоилась. «Мы знаем, как все было, вы пострадавшие и виновные будут наказаны самым строгим образом», – уверял следователь. С этого дня Хатаинсское управление полиции начало спектакль, под названием “идёт следствие”. Керимов убеждал пострадавших что он обязательно получит записи с камер из 37 отделения, нужно лишь немного терпения.

Весь 2019 год, Наталья и другие пострадавшие верили, что идет расследование. На самом деле, сотрудники следственного отдела Хатаинского района лишь тянули время и обманывая пострадавших. Новрузова здесь была своя, все ее знали. А через год Иорина получила ответ из главка МВД: записей нападения на нее не сохранилось, так как в момент нападения память камер была переполнена, на резервные носители данные не сохранялись. Это был абсолютный нонсенс для Азербайджана, ведь глава МВД Азербайджана в своих выступлениях постоянно говорит, что камеры по всему городу работают исправно.

То, что начала делать группа Рахмана Керимова, было пародией на следствие. До 2020 года семье Иориных и ее соседям просто мотали нервы. Начальник следственного отдела Хатаинского районного главка полиции Бахадур Шукюров искренне советовал Наталье забрать заявление на Новрузову. Новый участковый Шамси Мехтизаде приходил домой к Наталье. “Успокойся и забери заявление”, – говорил Мехтизаде. Однажды на Ашиг Гурбан, 19 приехал гражданский муж Новрузовой, известный врач пульмонолог Вугар Сафаров. «Наталья, ты кто вообще такая? Я убью тебя. Я заведующий этого объекта», – кричал под окнами Сафаров. Рашад Хаджиев, получивший к тому времени звание майора, показывал на следствии: Вячеслава Иорина никто не бил, просто этот мужчина – хронический алкоголик, и в тот день был как всегда пьян. Иорину никто не бил и телефон никто не ломал”. Хаджиев бессовестно лгал.

Наталья Иорина: «В феврале 2020 года я пошла на последний шаг — публично перерезала вены у здания посольства России в Баку. Была масса зевак, но из посольства никто не вышел, чтобы оказать помощь. Меня забрали в полицейский участок. Но и это особо не помогло. Скандалы во дворе опять начались, хотя в Баку в это время был объявлен строгий карантийный режим, большинство объектов в Баку не работали. Но только не объект Новрузовой, там открылся салон по ремонту компьютеров. Ну и что, что в центре запрещено и введены жесткие штрафы, Новрузовой закон не писан».

Точкой кипения стал очередной публичный скандал, когда Новрузова заявила Наталье “подойдёшь ближе чем на 200 м к моему объекту, зарежу”. То, что дом Иориной в 30 метрах от объекта, Новрузову не интересовало. Приехавшие полицейские ничего предпринять не могли и лишь через пару недель работа объекта была остановлена. Наталье оставался один выход, взять пожилого отца, мать инвалида и отправиться к зданию президентского аппарата и отстаивать свои гражданские права. У здания аппарата они встали с плакатом “не расследование, а мошенничество”, и вышли в прямой эфир на Facebook. Только после этого дело сдвинулось с мертвой точки, их отвезли в Городское управление полиции, куда перевели уголовное дело.

Наталья Иорина: «Дело уже имело огласку в азербайджанских СМИ. Мне стали помогать азербайджанские журналисты, правозащитники, обычные граждане страны. Русская община Азербайджана и лично Михаил Забелин написали мне один раз, но реально ничего не сделали, чтобы мне помочь».

В городском управлении полиции матери Натальи стало плохо. Но врачей вызвала сама Наталья, а не полицейские, которые были обязаны сделать это по закону. “Будьте уверены, что, если даже у вас будет инфаркт, вам не вызовут скорую помощь в горотдел”. В городском управлении Наталью заверили, что по делу будет объективное следствие и попросили не давать огласку в прессе. Начальник следственного отдела полковник Исмаил Алиев убеждал: “Только не обращайтесь к журналистам, дайте нам десять дней и вы увидите результат”. За дело взялся майор Руфат Аллазов и его начальник, полковник-лейтенант Эльнур Новрузов.

О проблемах Натальи и ее семьи, преступных действиях Пярваны Новрузовой к тому времени сообщили информагентство «Туран» и бакинская газета «Зеркало». Эти СМИ писали, что подобные ситуации в Азербайджане уже стали обычным явлением. Анонимные пользователи Facebook писали Наталье, что «русские, как и армяне – неблагодарные твари, которые клевещут на приютивший их Азербайджан», “тебя и твоих родителей надо отсюда выслать”.

Наталья Иорина: «За весь этот период я увидела в Азербайджане какой-то коррумпированный нацизм, который я не видела никогда прежде”. Я бы никогда не поверила, что такое возможно в современном, светском Баку. Я увидела, как полицейские прячут улики, помогают преступникам уйти от ответственности, чиновники потворствуют незаконным стройкам…”.

Еще до осенней войны в Карабахе Наталья Иорина опасалась, как бы ее недоброжелатели не стали ее обвинять в армянском происхождении. Армян в родне у Натальи нет. Но в Азербайджане армянин – это не национальность, а состав преступления. Если облеченный властью человек или гражданин с большими связями обвинит кого-то в армянском происхождении, опровергнуть это судебным порядком в Азербайджане крайне трудно. Во главу угла в таком случае ставится не закон, а деньги и связи участников процесса. У кого влияния и денег больше – тот и прав. Наталья Иорина – аполитичный человек, ее семья всегда голосовала за Гейдара, а затем Ильхама Алиевых. Следователь Руфат Аллазов, полковник-лейтенант Эльнур Новрузов и их начальник Исмаил Исмаил Алиев, нарушив все данные обещания, несмотря на данные показания и имеющееся видео, искусно освободили Гюляру Махмудову от уголовной ответственности.

Формальный повод – Махмудовой около 70 лет и не могут же они судить четверых из одной семьи. Избивать вчетвером можно, но судить, нет. Аллазов убеждал, что Бакинская городская прокуратура одобрила такое решение, но Иориной не сообщили об этом. Попросили подписать акт, пообещав дать тома уголовного дела для изучения. И лишь подписав, дали три тома. Но Махмудовой уже не было в списке подозреваемых, якобы вина ее не была доказана. Наталья требовала аннулировать акт, но Аллазов молча его положил в свой стол. Потом он уверял, что Иорины прочли все 3 тома. Какими способностями нужно обладать, чтобы изучить 3 тома уголовного дела за 15 минут?! Сообщница Новрузовой, состоящая на профучете за ваххабизм Афет Шахбазлы в ходе суда ушла в тень, хотя ее подпись имеется в документах против Иориной и ее соседей. С конца августа 2020 года начался судебный процесс. Суд мог бы и не начаться, если бы не невероятная активность Натальи Иориной.

Наталья Иорина: «Раз Махмудова освобождена от подозрений, значит меня били не две женщины, а одна, и это значит, что я могла отбиться от нападавших, но почему-то не сделала этого. Такой хитрый ход более чем устраивает сообщников Новрузовой и их защитников. Они на суде пытаются доказать: якобы я сама в тот день проявляла к ним агрессию, ругалась на них матом, избила. При этом частная камера наблюдения четко зафиксировала, кто напал первый и как все происходило. Данное видео в течении года скрывал полковник-лейтенант Рахман Керимов, что выяснилось случайно. И только после того, как я заявила, что сообщу журналистам, видео-доказательство было официально приложено к уголовному делу. Защита обвиняемых строится на том, что сын Новрузовой пытался защитить мать, которую избивала Иорина, а его самого, избил худенький парень и его пожилой отец, а брат Фарид и вовсе в этот момент был в ресторане. Новрузова в своих письмах к вице-президенту Азербайджана Мехрибан Алиевой, в Генпрокуратуру, Городское управление указывает: якобы Иорины мешают ей строить себе жилье и вымогают деньги, она бедствующая беженка из Карабаха. Под несколькими письмами, кроме подписи Новрузовой, стоит автограф ваххабитки Афет Шахбазлы».

Автор материала от азербайджанских собеседников узнал следующее. Начиная с 2006 года Пярвана Новрузова, неоднократно привлекалась к ответственности за хулиганство, порчу чужого имущества и другие преступные действия. Но реальный срок так ни разу не получила, что укрепило ее в мысли о своей неприкосновенности. Денежный штраф – не проблема, если есть деньги. В своём сообщении она сообщала одному из пострадавших вместе с Натальей: “Вот увидите, моих сыновей никто не поймает, максимум штраф, я найму самых дорогих адвокатов”. Она прекрасно знает все процессуальные уловки, имеет влиятельные знакомства в МВД. Когда при проведении очной ставки в городском управлении полиции, услышав крики и ругательства Новрузовой из кабинета следователя со словами “рус”, Наталья попросила его обеспечить порядок, полковник-лейтенант Эльнур Новрузов, сказал: «Это конституционное право Пярваны Новрузовой».

Пярване Новрузовой содействуют многочисленные сотрудники 37-го отделения полиции. Например, майор полиции Акпер Хаджиев, начальник пресс-службы госавтоинспеции Азербайджана полковник-лейтенант Вагиф Асадов, который спустя два года пришел к Иориной и потерпевшим, предлагая замять дело и получить отступные.

Наталья Иорина: «Хотелось бы спросить у главы МВД Азербайджана, почему его сотрудники выступают посредниками и пытаются замять уголовное дело? Ответа мы никогда не услышим, так как из министерства приходят стандартные письма. Сосед, парень-азербайджанец, который пострадал вместе со мной получал сообщения, смысл которых следующий: неизвестно, уедет Наталья из Азербайджана или умрет, а ты думай о том, что тебе здесь жить. Моего соседа пытались запугать рассказом, что несколько лет тому назад неподалеку от нашего дома неизвестные зарезали молодого человека. Соседям, которые общаются с моим папой, Новрузова прямо говорит: если что-то будет с ее сыновьями, она пострадавшего от рук ее сыновей, моего соседа посадит в тюрьму или убьет. И так постоянно: убью, застрелю, зарежу, и так далее».

В ходе суда Наталья Иорина стала убеждаться в том, что Русская община Азербайджана (РОА) и посольство России отвернулись от русских граждан Азербайджанской Республики. Она вспомнила случай, когда получала второе высшее образование в Москве задолго до начала своих злоключений. Тогда в ФМС России работала их родственница, в ФМС обращались граждане Азербайджана, желающие стать гражданами России. Врагу нельзя пожелать того, что терпели эти люди в ФМС: нервотрепка с бумагами, бесконечные очереди… В РОА существует программа переселения русских граждан Азербайджана в Россию. Но что это за программа? Самые лучшие варианты – окружению Михаила Забелина в РОА, остальным – захолустье в депрессивной российской провинции, откуда бегут в российские мегаполисы местные жители.

Наталья Иорина: «Однажды в депутаты Милли Меджлиса хотела баллотироваться очень умная и деятельная русская бакинка. Она снялась с выборов, потому что ей сказали во властных кругах: ее русскую квоту уже занял Михаил Забелин. Не так виню Новрузову и ее сообщников, как этих «профессиональных русских» из Баку, которым наплевать на нас. Я бы пожелала Забелину поехать в Чечню – чтобы поучиться защищать интересы русских, которых он представляет в русской общине. Я еще по учебе в Москве помню: за любого чеченца вся община встаёт горой и сразу предоставляет самых лучших адвокатов. Рамзан Кадыров активно помогает и тем чеченцам, которые живут за рубежом и никогда не были в Чечне. Но это чеченцы, они поддерживают своих. Мы же, русские граждане Азербайджана, не нужны никому. Забелин также является депутатом Хатаинского района и клялся решать проблемы граждан, проживающих в данном районе».

Денег на адвоката летом 2020 году у семьи Иориных не было. Русская община Азербайджана объяснила, что адвокатских услуг предоставить не может. Наталья решила сама быть для своей семьи и других пострадавших адвокатом. Как Георгий Димитров в сентябре 1933 года в нацистской Германии, когда Димитрова и других коммунистов ложно обвинили в поджоге рейхстага. Наталья Иорина, не зная в совершенстве азербайджанского юридического языка, не работая ни дня в МВД, Минюсте или Генпрокуратуре Азербайджана, сама изучала многотомные материалы уголовного дела, выстраивала линию защиты, и т.д. Наталья Иорина выступала осенью в суде истцом и одновременно адвокатом. В зале суда и кулуарах она слышала от Новрузовой и ее людей оскорбления в свой адрес. По словам Натальи, за каждый день суда она теряла столько сил, как за десять лет каторжных работ.

В декабре Наталья заболела коронавирусом, проболела полтора месяца. Как она говорит, во время болезни она сама не знала, выживет или нет. Когда она пришла в себя в середине января, в Азербайджане был объявлен жесткий карантин, все государственные и общественные учреждения закрылись. Судебный процесс возобновился только в конце января, после отмены жёсткого карантина. За это время она через свою подругу, которая живет в Турции, нашла в Азербайджане адвоката, который владеет азербайджанским и русским. Адвокат согласился защищать Наталью бесплатно. Деньги на ордер адвокату дружно собрали вместе соседи Натальи. Когда адвокат появился на процессе, ведущий процесс судья Джавид Хусейн очень удивился, но принял ордер. Защитник Натальи приступил к делу.

За это время Парвана Новрузова не сидела сложа руки. До карантина, без уважительной причины на суды перестали ходить адвокаты Новрузовой, из-за чего процесс постоянно переносился. На руку Новрузовой пришлась пандемия. В такой ситуации ключевой участник процесса может без уважительной причины не явиться на суд, заявив, что он или его близкий больны коронавирусом. Пока слушания переносились, Новрузова обрабатывала свидетелей.

Наталья Иорина: “Свидетелям звонили, приходили к ним домой. К одному свидетелю подослали молодую девушку, она стала его подкупать походом в ресторан, подарками… Эта девушка внушала свидетелю, что я, русская, якобы его использую, хочу его руками посадить невиновного человека. На одну свидетельницу давили через ее сына. Этому парню позвонили и сказали, чтобы его мать ни в коем случае не давала показаний в мою защиту. Сыновья Новрузовой сейчас трудоустраиваются в полицию и Министерство юстиции Азербайджана. Если их мать и их засудят, это помешает их профессиональной карьере”.

В ходе суда Пярвана Новрузова напирает на национальный вопрос. Поначалу она говорила, что “Иорина русская, а русские помогли армянам оккупировать Карабах”. Потом она стала называть Наталью “грузинской армянкой”. На суде многих свидетелей ставили в тупик определенными вопросами. Например, свидетель показывает: Иориной в ходе избиения сломали фалангу пальца, что подтверждено материалами дела. А его спрашивают: “Вы что, врач? Раз не врач, то не можете говорить, что повреждено у Иориной”.

“Адвокаты противной стороны прямо давили на свидетелей, обвиняли их во лжи. На свидетеля – парня, который пострадал вместе со мной от рук Новрузовой, Новрузова подала гражданский иск за оскорбление личности на 50 000 манат. Якобы, этот парень записал видео, где он оскорбляет Новрузову, и выложил в YouTube”, – рассказывает Наталья, но на суде не может показать данное видео. По ее словам, свидетели со стороны полиции, начальник ЖЭК, который являются ключевым свидетелем, вообще не приходят на суд.

Пярвана Новрузова, хвалясь своим богатством и связями, заявляет, что наняла самых дорогих адвокатов в Азербайджане, утверждает Наталья. Адвокаты Новрузовой опаздывают на заседание, смеются во время допроса свидетелей и потерпевших.

“Цель адвокатов Новрузовой такова – убедить меня и моих близких в том, что мы вообще не имели права отстаивать свои права, проявлять гражданскую активность и следовать призыву Ильхама Алиева, что мы якобы нарушили конституционные права Новрузовой. По их мнению, мы должны были дальше ждать, пока вновь и вновь нас будут оскорблять и бить, ломать наши телефоны. А судью они убеждают в том, что Парвана Новрузова – беженка из Карабаха, сестра погибшего на войне шехида терпит много лет издевательства и угрозы от русской Иориной. Они убеждают судью, что мы не давали Новрузовой вести честный бизнес, отняли у нее кусок трудового хлеба”, – разъясняет Наталья Иорина.

Статус сестры “шехида” у Новрузовой – под большим правовым вопросом. Свидетельство о смерти погибшего родственника выписано на имя другой женщины, а не Гюляре Махмудовой. Зангеланский район Карабаха, откуда приехала Новрузова в 1990-х годах, в ноябре 2020 года отошел к Азербайджану, по итогам мирного договора между Азербайджаном и Арменией.

Новрузова всячески пытается устроить своих сыновей туда на руководящую работу в правоохранительные органы. Все у Новрузовой замечательно. Она достроила свой второй трехэтажный дом в Баку, открыла на первом этаже второй салон красоты. Купила третью машину. Но одна деталь омрачила ее идиллию. Газовая служба поймала Новрузову на краже газа, которым она отапливает свой новый дом. Первого инспектора, который пришел ее штрафовать, Новрузова обматерила и выгнала с кулаками. Потом, когда пришла большая комиссия, Новрузова спасовала. Ее сыновья подписали акты, левый газ у них отключили, поставили их дом на контроль. Что сказать? Хорошо жить, когда у тебя статус беженца, тебе все льготы положены, ты ни за что не платишь, кайфуешь, вхожа к высокопоставленным лицам…Сыновья – без пяти минут правоохранители, кичатся в соцсетях своим знакомством с шефом охраны президента Азербайджана Бейляром Эйюбовым“, – говорит Наталья Иорина.

По законам Азербайджана, если у одного из родителей имеется судимость, то невозможно устроиться в правоохранительных органы. Но Новрузова уверена, что сможет решить этот вопрос.

Наталья Иорина: “Один из сыновей Новрузовой работает внештатником в полиции. Он и его брат готовятся дальше служить закону как кадровые силовики. Следствие шло два года, мне и моим родным в ходе следствия чинили препятствия на каждом шагу, мотали нервы… Это было ранее, как сейчас будет, не знаю. Я вижу, что прокурор приятельски подмигнул Новрузовой, на одном из заседаний. Нас столько уже раз обманывали, что мы особо не надеемся на справедливость, но тем не менее пойдем до конца”.

Свои элементарные права гражданки Азербайджана Наталья Иорина продолжает отстаивать в одиночку – без помощи Русской общины Азербайджана и российских органов власти. Она русская по языку и крови, но не гражданка России, не является известным деятелем политики, общественной сферы или бизнеса.

“Вам неоднократно давались письменные ответы по существу. В этой связи переписка с Вами прекращается”, – ответили в ФСБ России Иориной на ее последнее обращение. Федеральная служба безопасности общалась с Иориной один раз, направив ее как гражданку Азербайджана в Службу госбезопасности и МВД Азербайджана. Как силовики в Баку отнеслись к злоключениям семьи Иориных, хорошо известно.

“Согласно статье 15 Федерального конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» Уполномоченный рассматривает жалобы граждан Российской Федерации (независимо от места их нахождения) и находящихся на территории Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства. К сожалению, Вы не относитесь ни к одной из этих категорий граждан. Из жалобы усматривается, что Вы уже обращались в компетентные органы, правомочные принимать решения. Если Вы не согласны с принятыми решениями по Вашим заявлениям, Вы вправе их обжаловать в порядке, установленном законодательством Азербайджанской Республики. С учетом изложенного, принять меры в пределах компетенции Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации по Вашей жалобе не представляется возможным”. Это – ответ из аппарата государственного омбудсмена России Татьяны Москальковой.

Посол России в Азербайджане Михаил Бочарников получал обращения от Натальи Иориной. Какой-либо помощи от посольства России Иорина не видела.

Семья Иориных могла бы бросить все и сбежать из Азербайджана в Россию. Но они – коренные жители республики, ее граждане, честные законопослушные люди. Они не преступники, чтобы скрываться. Им только нужно нормально жить в своей стране, чтобы их защищали законы Азербайджана. Тем более, говорит Наталья Иорина, Ильхам Алиев постоянно подчеркивает “мультукультурализм и веротерпимость в Азербайджане возведены в ранг национальной политики”.

В России Иориных никто не ждет. Прежде чем натурализоваться в России, Наталье нужно куда-то устроиться на работу, чтобы кормить себя и своих родителей. Наталья – экономист по первому диплому, второе образование у нее – незаконченное юридическое. Как это водится в России, ее без российского гражданства могут принять по специальности на работу сразу только по блату или по знакомству. Ни того, ни другого у нее нет. В России Иориным негде жить, денег на съем жилья у них нет. А их бакинскую квартиру они не сменяют и на малогабаритную хрущевку в дальнем Подмосковье.

Автор статьи хотел ознакомить с трагедией семьи Иориных известное ток-шоу на православном телеканале “Спас”, где эфир посвящен как раз темам выживания женщин в жестоком мужском мире. Молчание автора и ведущей этой передачи говорит само за себя.

P.S. К моменту написания статьи один из ключевых свидетелей – сотрудник 37 отделения полиции, майор Бахрудар Ибадов, дежуривший в вечер нападения – изменил свои первоначальные показания. Сначала он как свидетель защищал Наталью Иорину. Теперь он свидетельствует против нее и двух других пострадавших. Вот, что говорит Ибадов: “Это они избили Парвану и ее сына Фуада”, “никаких повреждений на лице у Натальи и ее соседей не было, а у бедного Фуада Алиева были судороги”. На вопрос, работали ли в тот вечер камеры в отделении, майор отвечал: “да, все камеры работали”, “я просто так подписал предыдущие показания, следователь дал, я подписал”. Майор Бахрудар Ибадов, как и Пярвана Новрузова, родом из Зангеланского района.

Муса Ибрагимбеков

Фотоотчет

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.