Беженцы – везде беженцы и прежде всего – люди…

20 июня – Всемирный день беженцев. Эта дата установлена резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 4 декабря 2000-го года и отмечается в знак поддержки беженцев мира, их духа и мужества, проявленных в многочисленных опасных и трудных ситуациях, а также воли начать жизнь заново и стать полноценными членами общества в сложных и непривычных условиях.

Права беженцев определяются в Конвенции о статусе беженцев, которая была принята в 1951-м году. Её участниками сегодня являются порядка 150 стран. В число этих стран, по независящим от неё причинам, не входит де-факто уже 30-летняя Нагорно-Карабахская Республика (Республика Арцах), по сей день не признанная на международном уровне. И в данном случае беженцы Нагорного Карабаха, такие же живые люди с многочисленными проблемами, стали жертвой циничной политики, фактически делящей Божьи создания на «признанных» и «непризнанных»…

Резня армян в Сумгаите в феврале 1988-го, за которой спустя два года последовали массовые армянские погромы в Баку и других населённых пунктах Азербайджана, привели к образованию почти полумиллионной армии беженцев из этой, тогда ещё формально советской республики.

Некогда слывшие интернациональными города АзССР были отданы на растерзание озверевшим толпам, жертвами которых стали многочисленные мирные люди. Единственная вина последних заключалась в том, что они… родились армянами по национальности. Тысячи и тысячи армян вынуждены были в одночасье оставить свои дома и имущество, нажитое многолетним честным трудом. Они рассеялись по всему миру, преодолев многочисленные нечеловеческие трудности.

Порядка 20 тысяч армянских беженцев из Азербайджана обосновались в Нагорном Карабахе. Многие из них сознательно отказались от всего личного, элементарных жизненных удовольствий с тем, чтобы обеспечить минимум необходимого для своих детей, поставить их на ноги.

«Более тридцати лет я живу лишь ради детей,  чтобы они твёрдо стояли на этой земле, говорит беженка из Баку Нина Погосян. – Хочу для них  счастливой жизни и делаю всё, чтобы они ни в чём не нуждались... А сама как будто проживаю чужую жизнь …»

Нина родилась 21 июня 1962-го года в деревне Ин шен Шушинского района. Окончила школу в Степанакерте. В 1981-м году вышла замуж за бакинца Каро Погосяна. После переезда в Баку поступила на работу в швейную фабрику имени Володарского, затем перешла на детскую фабрику. В Доме культуры посёлка Бадамдар преподавала уроки кройки и шитья. Муж работал таксистом.

«Жили мы в собственном доме в Бадамдаре. В одном дворе проживали семья свёкра и его родные братья со своими семьями. В Баку и Сумгаите у нас было много родственников, как с моей стороны, так и со стороны мужа. Поддерживали тесные связи со всеми. К нам постоянно приходили люди разных национальностей, и все всегда с уважением относились друг к другу. У нас родились три дочки: старшая – в 1982-м, средняя – в 1983-м, младшая – 1987-м. Ничто не предвещало беды…» – вспоминает Нина.

Всё кардинально изменилось в феврале 1988-го года, после кровавых событий в Сумгаите. Безнаказанность, отсутствие должной правовой оценки, стремление центральных советских властей скрыть чудовищное массовое преступление на национальной почве  развязали руки преступникам во власти и криминализирующемся день ото дня обществе. На фоне обозначившегося процесса развала советской империи поднимали голову азербайджанские националисты, росли армянофобские настроения. Оставаться в Азербайджане становилось невозможно, смертельно опасно… Семья Каро Погосяна в числе многих других бакинских армян вынуждена была оставить свой домашний очаг и нажитое годами добро и переехать в Нагорный Карабах. Продать или обменять дом не удалось. Смогли вывезти лишь детские вещи.

К концу 1991-го года в Нагорном Карабахе начались боевые действия. Как и многие беженцы, Каро добровольно записался в защитники родины – в отряд самообороны деревни, где проживали его родители.  Семью тоже вывез в деревню. Понимая, как трудно бойцам, Нина, оставив детей у свекрови, создала вместе с несколькими женщинами специальную группу помощи раненым. Собирали для ребят хлеб, картошку, деньги, носки и т.д. В 1994-м году у Нины и Каро родился четвёртый ребёнок – сын. Нина  назвала его именем мужа. Уже под конец войны многодетная семья вернулась в Степанакерт.

Послевоенный, истерзанный и полуразрушенный от бомбёжек и артобстрелов Степанакерт ещё долго лечил свои раны. Нужно было налаживать  коммуникации, решать проблемы водо- и электроснабжения, восстанавливать жилой комплекс. Помимо беженцев, в  городе по-прежнему находилось много внутренне перемещённых лиц (ВПЛ) из разрушенных противником сельских населённых пунктов. Полуголодному и неустроенному городу они, естественно, были в тягость.

Семья Погосянов постоянно переезжала с  квартиры на квартиру. Долгое время она жила в полуподвальном помещении, где Нина открыла швейную  мастерскую, которая собственно и кормила семью. Лишь в последние годы государство оказалось в состоянии  компенсировать беженцам часть суммы на аренду жилья.

«Вот так и ушла моя молодость... – сетует Нина, но, подумав, добавляет: – Одна отдушина – девочки мои вышли замуж за хороших ребят».

       Создать свою семью предстоит и сыну Каро, который с честью отслужил положенный ему срок в Армии обороны Арцаха, окончил вуз. В семье надеются, что ему, с одной стороны беженцу во втором поколении, с другой – коренному арцахцу, родившемуся на земле своих предков, удастся решить проблему собственной крыши над головой. Тем более что сегодня уже действуют конкретные льготы для семей беженцев. О них расскажем  чуть ниже.

А пока, чтобы не сложилось впечатления, будто беженцы в Нагорном Карабахе были отданы на произвол судьбы, отметим, что по мере возможностей власти НКР старались решать проблемы данной категории населения. Для первых беженцев, появившихся в начале Карабахского освободительного движения, в оперативном порядке были построены  финские дома. Однако после начавшихся в 1988-ом году армянских погромов по всему Азербайджану поток беженцев в Нагорный Карабах гораздо усилился и полноценное решение проблемы оказалось практически не по силам арцахским властям, которые столкнулись с многочисленными проблемами по восстановлению разрушений развязанной Азербайджаном войны, реанимации экономики и общественной жизни, обеспечению семей погибших и инвалидов, среди которых, кстати, было и немало беженцев. Вдобавок, вследствие оккупации на начальной стадии войны ряда населённых пунктов со стороны Азербайджана, в Арцахе появились тысячи внутренне перемещённых лиц со своими не менее актуальными проблемами. Несколько десятков обездоленных семей перебралось в Нагорный Карабах также из зоны Спитакского землетрясения декабря 1988-го года.

Отсутствие у беженцев Арцаха международного статуса лишает данную категорию людей, с лихвой испытавших на себе все ужасы и тяготы войны, возможности получать международную помощь. Понимая ограниченные ресурсы республиканских властей, беженцы создали собственную общественную организацию, чтобы попытаться совместными усилиями решать свои насущные проблемы.

«Инициативная группа беженцев в Нагорном Карабахе образовалась на волне первых потоков беженцев-армян из Азербайджана, – рассказывает председатель Общественной организации беженцев НКР Сарасар Сарьян. – Это были 1988 – 89-ые годы, когда в Карабах стекались армяне из Сумгаита, а затем из Кировабада, Баку и других городов и районов Азербайджана. На первых порах мы в основном занимались расселением беженцев, предоставлением им гуманитарной помощи. Был реализован ряд социальных проектов – приобретение домов для беженцев, выдача газовых плит, предоставление материальной помощи и т.д.».

Однако эта деятельность была прервана из-за развернувшейся в 1992-ом году широкомасштабной войны.

В рамках программы содействия интеграции беженцев в общество организация беженцев провела также курсы армянского языка и компьютерного обучения, психологические тренинги с привлечением специалистов из-за рубежа, оказала помощь необеспеченным семьям, студентам, а также больным, выезжающим на лечение в Ереван. Организация нередко представляет и интересы ВПЛ, по мере возможности оказывая помощь и данной категории граждан.

В 2004-ом году был принят «Закон о беженцах НКР», в соответствии с которым беженцы республики получили со стороны государства определённую денежную компенсацию – за перевозку имущества, морально-психологический ущерб и т.д. В 2009-ом году карабахские власти предоставили 20-ти семьям беженцев жильё в квартале Ачапняк.

Среди практических шагов в направлении решения проблем беженцев следует выделить представленный в августе 2010-го года министерством социального обеспечения и одобренный правительством республики проект о создании комиссии по установлению страховочного стажа для депортированных в 1988–1992-ых годах из Азербайджана граждан.

Вместе с тем со временем становилось всё очевиднее, что проблема требует более масштабного и комплексного подхода. Для решения самого острого вопроса – обеспечения беженцев жильём, властями Арцаха была предпринята программа улучшения их жилищных условий, пользоваться которой могут семьи, не имеющие после переселения в Арцах собственности и арендующие жильё. Начало программы было запланировано на апрель 2016-го года, однако по причине широкомасштабной агрессии Азербайджана – «четырёхдневной войны», она была отложена до лета. Кстати, апрельская эскалация актуализировала проблему вынужденно перемещённых лиц из приграничных сёл, в частности, села Талиш на севере Мартакертского района.

Правительством НКР совместно с Общественной организацией беженцев создана рабочая группа, изучающая положение семей. Беженцы, арендующие жильё, получают ежемесячную компенсацию до 50 тысяч драмов.

Кроме того, в последние годы запущена программа, согласно которой, в случае приобретения семьей беженцев жилья, государство безвозмездно предоставляет в виде предоплаты сумму в размере 20% ипотечного кредита, а в дальнейшем осуществляет субсидирование процентов кредита.

Тем временем из-за  отсутствия статуса карабахские беженцы, в отличие от азербайджанских, лишены возможности отстаивать свои права в международных инстанциях, в то время как азербайджанские власти манипулируют собственными беженцами и, спекулируя на них, получают как международные политические дивиденты, так и огромные деньги. И это при том, что ни бывшая Азербайджанская ССР, ни тем более нынешняя Азербайджанская Республика не сделали ничего в направлении признания своей политико-правовой ответственности по отношению к грубо попранным правам бывших своих граждан, не взяли на себя абсолютно никакой моральной ответственности за содеянное.

Возглавляемая Сарасаром Сарьяном организация намерена последовательно  добиваться возмещения Азербайджаном морального и материального ущерба беженцам, обосновавшимся в Нагорном Карабахе. Кстати, по некоторым оценкам, имущество порядка 500 тысяч армянских беженцев, изгнанных в конце XX века из Азербайджана и ряда населённых пунктов  Карабаха, оценивается в общей сложности примерно в  5 млрд долларов.

 «Мы оставили в Азербайджане наши дома, наши рабочие места, и часть того богатства, которое сегодня имеет Азербайджан, принадлежит нам, это вклад наших родителей. Данный вопрос должен подниматься в общем пакете урегулирования азербайджано-карабахского конфликта», – считает Сарьян.

Он видит главную причину существующей несправедливости в двойных стандартах и асимметричном подходе международного сообщества в отношении данной категории населения: «Считаю нелогичным, когда в международных инстанциях в первую очередь и в основном говорится об азербайджанских беженцах, в то время как существует около полумиллиона беженцев-армян из Азербайджана. Наши беженцы не могут понять, почему, в отличие от них, азербайджанским переселенцам можно всё – и занимать армянские дома, и пользоваться армянским имуществом, да ещё в придачу получать многомиллионную международную гуманитарную помощь... Иными словами, преобладает односторонний подход к данному вопросу, и моя цель – с любой предоставленной мне трибуны рассказать миру правду об армянских и, в частности, карабахских беженцах»...

Примечательно, что на днях министерство иностранных дел Республики Арцах выступило заявлением в связи с 28-й годовщиной оккупации Шаумянского района, в частности, отметив: «В результате военных преступлений, совершённых азербайджанскими вооружёнными формированиями при оккупации Шаумянского района, было уничтожено и разграблено около двух десятков армянских сёл, более 20 тысяч армян стали внутренне перемещёнными лицами и беженцами, несколько сотен людей были преднамеренно убиты либо пропали без вести. Власти Республики Арцах будут последовательно добиваться деоккупации Шаумянского, а также частей Мартакертского и Мартунинского районов».

По данному вопросу выступило и внешнеполитическое ведомство Республики Армения, также осудив  массовые преступления Азербайджана в Арцахе и  поддержав законные требования карабахских властей в отношении вышеуказанных оккупированных районов.

Однако очевидно, что в ходе урегулирования карабахского конфликта должна быть решена проблема беженцев не только из захваченных Азербайджаном Шаумянского района, части Мартакертского и Мартунинского районов НКР, но и Северного Карабаха, который охватывал горные и частично предгорные части Ханларского, Дашкесанского, Шамхорского, Кедабекского районов и города Гандзак бывшей АзССР. Здесь, как отмечают специалисты, вплоть до 1988-го года армяне по-прежнему составляли большинство населения. Армянское население Северного Карабаха было насильственно выселено в 1988 – 1991-ые годы. Последние армянские населённые пункты здесь – Геташен и Мартунашен – были опустошены в апреле – мае 1991-го года.  Заметим также, что первые беженцы в Нагорном Карабахе появились под давлением политики азербайджанских властей ещё до сумгаитских событий февраля 1988-го – из Агдама, Барды, а также Евлаха и других территорий Кура-Араксинской низменности, где ещё оставалось коренное  армянское население.

Если попытаться кратко резюмировать всё вышеизложенное, то, пожалуй, необходимо отметить самое главное: деление в контексте азербайджано-карабахского конфликта беженцев на первый сорт, в данном случае –  азербайджанцев, и второй сорт, то есть армян, является противоправным и крайне аморальным. Беженцы не могут быть «непризнанными», так как это живые люди, к тому же обделённые судьбой. Необходимо руководствоваться принципом: беженцы – везде беженцы и прежде всего – люди. Такие же люди, как все остальные. И они имеют право на свою жизнь – спокойную, защищённую и обеспеченную, независимо от статуса, национальности, места рождения и проживания.

Ашот Бегларян, Степанакерт

Фотоотчет

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.