Арцахское урегулирование: «поэтапный подход» по-бакински и в реальности «…проблему в одном документе раз и навсегда не решить»

Выступая 21 апреля в ходе организованного фондом Горчакова в онлайн-режиме круглого стола, министр иностранных дел России Сергей Лавров вновь напомнил о различных проектах нагорно-карабахского урегулирования «на основе поэтапного подхода, предполагая на первом этапе решение наиболее актуальных проблем, освобождение ряда районов вокруг Нагорного Карабаха и разблокирование транспортных, экономических, и прочих коммуникаций». Данное обстоятельство, а также упоминание «резолюций Совбеза ООН, которые требовали прекратить войну и начать договариваться», вызвало волну комментариев в Ереване, Баку и Степанакерте. Интриги добавили также периодические многочасовые консультации (некоторые эксперты говорят о переговорах) министров иностранных дел Армении, Азербайджана и сопредседателей Минской группы ОБСЕ, сопровождаемой скупыми официальными сообщениями. Так получилось, что очередная встреча глав внешнеполитических ведомств двух стран (на этот раз в онлайн-режиме, при участии сопредседателей) последовала спустя короткое время после слов российского министра, что создало дополнительную почву для пересудов.

В Азербайджане поспешили записать выступление С. Лаврова себе в актив, однако вряд ли речь идёт о некоем принципиальном изменении подходов российской дипломатии, на чем мы остановимся ниже. А пока заметим, что упоминание о резолюциях ООН, которые «принимались в разгар боевых действий и предполагали, прежде всего, полную остановку боевых действий и переход к урегулированию. В них, да, подтверждалась территориальная целостность Азербайджанской Республики, но в них же содержалось требование остановить войну и перейти к переговорам» – обращено скорее к Баку, а не к Еревану. Уже хотя бы потому, что инициатор регулярных обострений в регионе конфликта хорошо известен (оставляем здесь за скобками сомнительную, мягко говоря, легитимность административных границ в рамках бывшего Советского Союза, что доказывалось в последние годы неоднократно, а также специфические особенности современного международного права).

Что касается «поэтапного подхода», намеченного в «Мадридских принципах», отвергнутом Баку в 2011 году «Казанском документе» или где-либо ещё – напомним хотя бы о меморандуме азербайджанского внешнеполитического ведомства (в лице ряда посольств) от 5 декабря 2019 года, фиксирующем известные максималистские требования, в том числе – откровенно противоречащие предложениям международных посредников. В частности, по версии официального Баку, ведущего переговоры «только на основе своей позиции», «первым шагом должен стать полный и безоговорочный вывод армянских вооруженных сил из Нагорно-Карабахского региона и других оккупированных территорий Азербайджана». Вряд ли за минувшие месяцы эта позиция изменилась хотя бы на йоту под влиянием посредников из Минской Группы ОБСЕ. Разумеется, ни слова – о предоставлении Нагорному Карабаху временного статуса, гарантирующего безопасность и самоуправление, а также об открытии коридора между Арменией и Нагорным Карабахом, предусмотренных Мадридскими принципами (опять-таки, выносим за скобки вопрос о жизнеспособности данных конструкций). Всё это исключает даже намёки на компромиссы и какие-либо двусмысленные толкования.

Не является секретом и последовательное саботирование Азербайджаном исполнения договорённостей, достигнутых в 2016 году в Вене и Санкт-Петербурге, направленных на снижение уровня эскалации вдоль линии соприкосновения сторон. В условиях отсутствия хотя бы минимальных мер доверия, предположения о гипотетических уступках со стороны Еревана и Степанакерта слабо связаны с реальностью.

Как ранее неоднократно отмечалось экспертами, так называемый «поэтапный» вариант чреват утерей интереса со стороны Баку к дальнейшим переговорам и ставку на силу после удовлетворения его территориальных аппетитов, и это вряд ли является большим секретом для международных посредников. Предполагаемое «разблокирование коммуникаций» (когда они повсеместно закрыты в связи с коронавирусом) и гипотетический ввод миротворцев – особенно в нынешней ситуации – мягко говоря, выглядят предельно абстрактно, отвлечённо и ненадёжно. «Фактически Лавров… повторил те пункты «базовых принципов», которые и до 21 апреля были неплохо известны. И вопрос об освобождении районов (заметим, названных «некоторыми», а не всеми) не ставится в жесткую привязку к будущему статусу Нагорного Карабаха», – пишет ведущий научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности Института международных исследований МГИМО Сергей Маркедонов.

Представляется, что любой «поэтапный» план должен содержать комплекс связанных и взаимно обусловленных мероприятий с чёткими сроками реализации, иначе этот «план» (в лучшем случае) постигнет печальная судьба «Минских соглашений» 2015 года по Донбассу. Здесь, кстати, можно процитировать одно из выступлений С. Лаврова в начале 2018 года: «[карабахскую] проблему в одном документе раз и навсегда не решить. Нужен поэтапный подход, который будет отражать договоренность в отношении того, что возможно сейчас, и определять пути работы над вопросами, которые требуют дополнительного обсуждения в интересах достижения окончательного урегулирования, включая статус Нагорного Карабаха… У России не может быть конкретных планов по решению Карабахского конфликта, потому что проблему могут решить только сами стороны. Мы приложили интенсивные усилия за последние годы, чтобы обобщив все позиции сторон, постараться вычленить из них совпадающие подходы к тем или иным аспектам конфликта, постараться подсказать те компромиссы, которые могут привести стороны к общему знаменателю в вопросах, в которых они расходятся». Как заметил тогда С. Маркедонов, «эффективность переговорного процесса будет высока лишь тогда, когда военные инциденты между сторонами будут минимизированы. Иначе замкнутый круг: каждый новый переговорный раунд после нарушения режима перемирия будет лишь спасением мирного процесса, но не содержательным урегулированием».

Выхода из «замкнутого круга» не видно. Вот и сейчас – министры иностранных дел вроде бы договариваются возобновить переговоры как можно скорее, а пока – поддерживать контакты и придерживаться режима прекращения огня. Но из Баку вновь доносятся трескучие бравурные речи о готовности начать военные действия хоть завтра. Так, заведующий военным отделом администрации президента Азербайджана генерал-полковник Магеррам Алиев вновь поведал о «полном праве» Баку «освободить свои территории военным путём». В условиях нестабильности и нервозности на мировых энергетических рынках и резкого падения цен на «чёрное золото» неизбежно возрастает соблазн переключить внимание общество на «внешнего врага». Вероятность провокаций существенно возрастает, и уничтожение близ линии соприкосновения сторон очередного беспилотника – лишнее тому свидетельство. В складывающейся непростой ситуации усилия властей Еревана и Степанакерта, как и ранее, направлены на обеспечение безопасности, в первую очередь – военной. В частности, об этом говорится в специальном заявлении избранного президента Республики Арцах Араика Арутюняна, в котором, в частности, «исключаются односторонние уступки или несоразмерные компромиссы со стороны властей Арцаха», и эти подходы полностью разделяются официальным Ереваном, поддерживаются общественным мнением армянских государств. Также избранный глава Арцаха обратил внимание на необходимость равноправного вовлечения в процесс урегулирования конфликта армянских беженцев и внутренне перемещенных лиц.

«Власти Республики Арцах неоднократно заявляли, что в процессе мирного урегулирования азербайджано-карабахского конфликта руководствуются двумя наивысшими для народа Арцаха ценностями – независимостью и безопасностью. Для Арцаха неприемлемы любые предложения, которые могут хоть в малейшей степени угрожать этим ценностям», – говорится в заявлении министра иностранных дел НКР Масиса Маиляна. И далее: «Что касается рассматриваемых на данном этапе вопросов, то стороны не обсуждают конкретный план урегулирования. Это означает, что на столе нет и так называемых Мадридских или других предложений. Очевидно, что наиболее актуальными сейчас проблемами являются укрепление режима прекращения огня, внедрение механизма снижения рисков на линии соприкосновения вооруженных сил, реализация мер укрепления доверия».

Откликаясь на слова российского коллеги, Зограб Мнацаканян вновь акцентировал приоритетный характер для армянских сторон вопросов безопасности и статуса: «проявлением права на самоопределение является уточнение статуса, право на волеизъявление без каких либо ограничений». Неизбежные при урегулировании любого конфликта уступки могут быть исключительно взаимными и «соразмерными», и «если кому-то кажется, что мы можем о чём-то одном говорить во время переговоров, и о чем-то другом говорить нашему обществу, то он глубоко ошибается. Такого не было и не будет. Это не может быть даже логически, так как ни один представитель Армении не может такого сделать».

Как представляется, это вполне чёткий ответ комментаторам, которые не вполне корректно попытались использовать слова Сергея Лаврова для решения сугубо тактических, сиюминутных задач. Некоторые наблюдатели рассматривают высказывания главы российской дипломатии в контексте обострившейся конкуренции глобальных и региональных центров силы (как государств, так и негосударственных субъектов внешнеполитической деятельности) за влияние на постсоветские страны. В частности, в России неоднократно на разных уровнях обращали внимание на широкую представленность в органах государственной власти в Армении лиц, связанных с «Фондом Сороса», имеющего свою чёткую идеологию и целеполагание. Известны и иные проблемные моменты двусторонних российско-армянских отношений (включая разбирательство вокруг «Южно-Кавказской железной дороги» и функционирования сети биологических объектов под кураторством американских специалистов), которые необходимо, наконец, решить в прагматичном и доверительном ключе.

Андрей Арешев

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.